Фото: pixabay.com

С какими трудностями сталкиваются дети жертв «Большого террора», рассказали в музее истории ГУЛАГа на дискуссии «Право вернуться домой: как дети советских репрессированных добиваются возвращения из ссылки».

Конституционный суд России принял к рассмотрению жалобу, поступившую от трех женщин, которые не могут, несмотря на Закон о реабилитации жертв политических репрессий, вернуться в Москву, домой. Это будет второе дело в Конституционном суде, посвященное реабилитации жертв политических репрессий. 

Права Елизаветы Михайловой, Алисы Мейсснер и Евгении Шашевой — детей репрессированных советских граждан — отстаивает руководитель судебной практики Института права и публичной политики Григорий Вайпан.

Дело поддержали Международный Мемориал и Совет при президенте по правам человека.

Репрессии продолжаются

“До того как мы стали заниматься жалобой Елизаветы Михайловой, мы тоже, как большинство людей в России, думали, что советские политические репрессии — дела давно минувших дней. Но дети репрессированных и сегодня, в России и за ее пределами, продолжают жить в ссылке. Там, куда не по своей воле были отправлены их родители в советские годы”, — рассказывает Григорий Вайпан.

Речь идет о законодательной проблеме, которую может решить только Конституционный суд. Закон о реабилитации жертв политических репрессий предполагает льготы и компенсации, среди которых — право вернуться на прежнее место жительства. Но дети “Большого террора” сталкиваются с юридическими препятствиями: они должны доказать, что их родители были репрессированы, подтвердить место жительства своей семьи до ссылки и то, что их жилье было утеряно после высылки. Только после этого они получают право на новые дом или квартиру. 

Что происходит на практике

Однако реализовать это право на практике оказывается почти невозможно, потому что региональное законодательство предъявляет невыполнимые условия, которые прописаны в общих жилищных законах.

“Самая тяжелая ситуация — в Москве. Чтобы получить социальное жилье в столице, нужно доказать, что вы москвич (ценз оседлости), вашей семье не хватает квадратных метров и вы не может накопить на квартиру за 20 лет, — комментирует Вайпан. — Но непонятно, как можно прожить 10 лет в Москве, будучи малоимущим или не имеющим жилья”. 

Вайпан отмечает, что это условия для обычных льготников, к которым почему-то причисляют и жертв политических репрессий. Дети “Большого террора” попадают в общую очередь на социальное жилье. 

“Сейчас в Москве жилье получают люди, вставшие на жилищный учет в 1994 году. Мы посчитали, что если бы наша доверительница (Елизавета Михайлова. — Прим. ред.) прямо сейчас встала бы в очередь, вернуться домой она смогла бы примерно через 32 года”, — поясняет Вайпан. 

В Институте права и публичной политики надеются, что позитивное решение Конституционного суда в этом деле поможет скорректировать законы, сейчас не позволяющие людям реализовать свое право вернуться домой.

Что случилось с домом

“10 857 комнат было опечатано в годы “Большого террора” в Москве”, — рассказывает председатель правления Международного Мемориала Ян Рачинский, ссылаясь на справку учета опечатанных комнат и дач за 1937-1938 гг.

Квартиры жителей городов опечатывали и передавали другим владельцам. Семью репрессированного переселяли в одну комнату или высылали без предоставления другого жилья. 

“Устоявшейся практикой” Рачинский называет передачу изъятого жилья отделам НКВД. 

По словам эксперта, дома, которые забрали у крестьян, возвращаются крайне редко. Если они и сохранились, то используются как помещения для почты или сельского клуба. Вместо своих домов люди могут рассчитывать на компенсацию в 10 тыс. рублей.  

“За месяц проживания в исправительных лагерях компенсация составляет 75 рублей. Назвать государственный террор государственным террором у нас стесняются, слово “репрессии” — эвфемизм, маскирующий масштаб проблемы. Вопрос не только компенсаций, но и отношения к прошлому, доступа к архивам и политической воли”, — заключает Рачинский.

Справка

Институт права и публичной политики — российская автономная некоммерческая организация, осуществляющая научно-исследовательскую, издательскую и просветительскую деятельность в области изучения и оценки конституционных процессов в России и в мире.

Обновление от 03.09.2019, 10.31

Для более корректной подачи информации в текст были внесены изменения: «Конституционный суд принял к рассмотрению жалобу…», «второе дело в Конституционном суде, посвященное реабилитации жертв политических репрессий». Также убрана информация о том, что заседание по этому делу состоится осенью, так как Конституционный суд не подтвердил эти сведения.

Подписывайтесь на телеграм-канал АСИ.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем