Павел Воробьев. Фото: Александр Натрускин / РИА Новости

Председатель правления Московского городского научного общества терапевтов Павел Воробьев прокомментировал резонансное дело неонатолога Элины Сушкевич, обвиняемой в умышленном убийстве недоношенного новорожденного.

В ноябре 2018 года в роддоме № 4 Калининградской области на 23-й неделе беременности родился малыш весом 700 г. Элина Сушкевич, врач-неонатолог, анестезиолог-реаниматолог отделения реанимации перинатального центра Калининградской области, была в бригаде неонатологов, которых вызвали в роддом из перинатального центра, но спасти ребенка они не смогли.

Сначала Следственный комитет обвинял в халатности и превышении должностных полномочий и.о. главного врача роддома Елену Белую. Согласно версии следствия, она дала указание врачам прекратить реанимационную помощь новорожденному и попыталась скрыть смерть младенца, указав, что он погиб в утробе матери.

В июне СК пересмотрел дело. Теперь, по мнению силовиков, Елена Белая, полагая, что младенец умрет, поручила Сушкевич убить ребенка, чтобы не портить статистику, и та ввела новорожденному смертельную дозу лекарственного препарата «Магния сульфат». Сейчас действия Белой и Сушкевич квалифицируются по ст. 105 УК РФ (убийство малолетнего), также Белой инкриминируется превышение должностных полномочий (ст. 286 УК РФ).

«Дело Сушкевич высосано из пальца. Очевидно, что никакого сговора и убийства за этим нет, — говорит Павел Воробьев, председатель правления Московского городского научного общества терапевтов. — Но Следственный комитет сам определяет, чем ему заниматься. Вплоть до того, что приходит в патологоанатомические отделения и, например, смотрит расхождение диагнозов. По каждому расхождению заводят уголовное дело. А врачи, к сожалению, чаще всего подписывают своим коллегам приговоры: дают отрицательные заключения, осуждающие врачей. Так было в деле Мисюриной (врач-гематолог, обвиняемая в смерти пациента) и во многих других. Это безграмотные заключения, но тем не менее дальше СК идет по этому следу и добивает врача до суда».

Павел Воробьев отметил также, что уголовные преследования врачей в первую очередь отрицательно сказываются на качестве лечения пациентов.

«После дела Мисюриной никто не делает стернальную (костномозговую) пункцию. А это элементарная процедура, которую проводил раньше даже терапевт. Диагнозы онкологические не ставятся, больные лечатся кое-как. Это реальность наших дней. Чем больше врачей будут преследовать, тем хуже пациентам», — сказал Воробьев.

После Елены Мисюриной Сушкевич стала вторым врачом, обвиняемым в убийстве пациента, за которого единогласно вступились руководители крупных бюджетных и частных больниц. В ее поддержку в социальных сетях в хештегом #ЯЭлинаСушкевич высказались главврачи московских больниц: главврачи Первой градской Алексей Свет, онкологической больницы № 62 Дмитрий Каннер, ГКБ им. Юдина Денис Проценко, главврач перинатального медицинского центра «Мать и дитя» Татьяна Нормантович, директор Московского многопрофильного центра паллиативной помощи Нюта Федермессер и другие.

Дело передано из второго следственного управления ГСУ СК России (с дислокацией в Санкт-Петербурге) в Москву в специализированный отдел ГСУ СК России для дальнейшего расследования. Белая и Сушкевич находятся под домашним арестом.

Подписывайтесь на канал АСИ в «Яндекс.Дзен».

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем

Уголовное дело против участника ДТП с машиной охраны Евкурова закрыто

Четыре с лишним года спустя прекратилось уголовное преследование человека, пострадавшего в ДТП с охранником главы Ингушетии. Тимур Агиев намерен добиваться своей реабилитации и признания потерпевшим…