Фото: government.ru

На Совете по вопросам попечительства в социальной сфере при Правительстве РФ обсудили основные проблемы развития паллиативной помощи в России.

Паллиативная помощь

По словам учредителя благотворительного фонда «Вера» Нюты Федермессер, в нашей стране в паллиативной помощи нуждается порядка 1,3 млн человек. По мнению эксперта, за пять лет активной работы в этой сфере удалось сделать многое.

«Профессиональное сообщество уже не рассматривает сотрудников хосписа как неудачников, тех, кто не добился успеха в медицинской сфере, и поэтому, как говорили раньше, пошел в сферу «поглаживания по животу». И хосписы уже расцениваются как источник помощи, а не просто место, куда люди идут умирать. А благотворители больше не спрашивают, зачем помогать тем, кого не спасешь. Таким образом, мы видим, что развитие хосписов и паллиативной помощи приводит к гуманизации нашего общества», — говорит Федермессер.

В связи с этим формируется запрос на качественную помощь. А качественная помощь, по мнению эксперта, состоит из трех факторов: обученный персонал, доступное обезболивание и наличие инфраструктуры.

«Но очень сложно под один стандарт подвести паллиативную помощь в России. Так как наша страна многонациональная, здесь проживают люди с разной культурой и менталитетом, к каждому региону может быть применима своя, особенная поддержка. Так, например, в Дагестане тяжелобольного человека не оставляют в больнице, а перевозят домой. Значит, в этой местности надо выстроить помощь на дому», — сказала учредитель благотворительного фонда «Вера».

Несмотря на то, что регионы разные, ошибки во всех субъектах одинаковые. Например, открывают паллиативные койки, закупают новое оборудование, при этом не получив лицензии на наркотические средства и психотропные препараты. В итоге люди остаются без обезболивания, оборудование не используется по назначению.

Есть еще уязвимые категории граждан — бездомные, которые не имеют документов и официально не могут быть оформлены в медучреждении, и беременные женщины. «Пренатальной паллиативной помощи у нас совсем нет», — подчеркнула эксперт.

Фото: pixabay.com

Выступая на совете, директор АСИ Елена Тополева заявила, что пациентам и родственникам даже в Москве трудно получить качественную помощь. Она рассказала историю накануне ушедшего из жизни Германа Ветрова, заместителя директора Департамента стратегического развития и инноваций Минэкономразвития, руководителя направления «Муниципальное экономическое развитие» в Институте экономики города.

«Каких только его семья не претерпела мытарств, чтоб только добиться посещения врача, назначения обезболивающих препаратов. Как поделилась со мной его супруга, получение лекарства занимает две-три недели, неделя уходит на ожидание посещения соответствующего медработника, все это время человек постоянно мучается от боли. А после того, как его выписали из больницы после тяжелейшей операции, никакого наблюдения и патронажа, никакой помощи родственникам предложено не было. В онкодиспансер запись за месяц, плюс потом еще ожидание в очереди к специалисту три часа», — рассказала Елена Тополева.

Обезболивание

«Обезболивание — это одна из самых больших проблем для паллиативных пациентов. Примерно 300 тыс. человек в России нуждаются в обезболивающих препаратах, — заявил председатель Правительства РФ Дмитрий Медведев. — Понятно, что не только лекарства важны, но и без них задачи, стоящие перед нами, не решить».

По словам премьера, кроме принятия закона «Об оказании паллиативной помощи»,  нужно обсудить еще вопросы, связанные с совершенствованием законодательства в отношении применения разных лекарственных форм препаратов. Подготовленные в ходе заседания Совета по вопросам попечительства в социальной сфере при Правительстве РФ предложения должны стать основной для дальнейшей деятельности кабинета министров в сфере обеспечения поддержки тяжелобольных пациентов.

Выступая на площадке Московского эндокринного завода, Дмитрий Медведев отметил важность полного импортозамещения обезболивающих препаратов.

«Российское производство будет двигаться и дальше в сторону импортозамещения, и лекарственные формы, которые необходимы для оказания паллиативной помощи взрослому и детскому населению, будут у нас полностью в наличии к 2023 году, — заверила вице-премьер Татьяна Голикова. — Поэтому там, где у нас сейчас имеются пробелы, мы должны эти пробелы закрыть и обсудить варианты решения вопросов, как это можно сделать, для того чтобы всех нуждающихся обеспечить».

Она добавила, что 25 июня Министерство здравоохранения изменило приказ по порядку расчета, сколько реально требуется лекарственных препаратов для нуждающихся больных. Теперь это считается не по количеству коек, а по количеству реальных пациентов. Документ в данный момент находится на регистрации в Министерстве юстиции.

«Нужно максимально ускорить выход этого документа… Если нужно, сами переговорите или мне скажите, я соответствующее распоряжение дам», — подчеркнул Медведев.

Фото: government.ru

Как рассказал генеральный директор Московского эндокринного завода Михаил Фонарев, в мире применяются 20 наименований препаратов, которые используются при терапии хронического болевого синдрома. В России на сегодняшний день зарегистрированы 10. Среди неиспользующихся, как пояснил Фонарев, шесть запрещено к обороту на территории РФ, а четыре мало используются во всех государствах.

«В мировой практике есть 15 лекарственных форм сильнодействующих анальгетиков (различают жидкие, мягкие и твердые лекарственные формы, а также лекарственные формы для инъекций. — Прим. ред.), а в России уже используются 12, — говорит гендиректор завода. — Мы не будем использовать только три лекарственные формы. Например, леденцы для рассасывания. Мы считаем, что это может привести к утечке в незаконный оборот, и рисковать так не будем».

К 2022 году завод планирует выпускать 25 лекарственных препаратов, 9 форм и 54 дозировки.

«Когда мы достигнем полного импортозамещения, то лекарственные препараты будут существенно дешевле», — подчеркнул Михаил Фонарев.

Рецепты под ответственностью

Нюта Федермессер в своем выступлении уделила особое внимание статье 228.2 УК РФ «Нарушение правил оборота наркотических средств или психотропных веществ». Под эту статью, по ее мнению, может попасть любой врач, выписавший обезболивающий препарат. Поэтому многие вообще не идут на это, оставляя пациентов без элементарной лекарственной помощи.

Также она затронула особенности правил выписки сильнодействующих препаратов.

«У нас есть такая норма, что мы можем выписать рецепт пациенту как бы у постели больного, но при этом родственники должны с этой первичной выпиской вернуться обратно в организацию и поставить там печать с подписью. Какая им разница вроде бы, идти в аптеку или сначала в поликлинику, а потом в аптеку», — рассказала Федермессер.

«Нужно, чтобы к больному бригада медиков приезжала, уже имея рецептурные бланки, подписанные и заведующим отделением, и главврачом. Чтобы не было необходимости родственникам обращаться снова в медицинскую организацию после того, как выехавший на вызов доктор выписал рецепт о приобретении наркотического или психотропного препарата. Для того, чтобы не было злоупотреблений, должен быть в этом деле учет», — заключила вице-премьер Татьяна Голикова.

Подписывайтесь на телеграм-канал АСИ.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем

«НКО-профи»: изменить мнение общества о сотрудниках некоммерческого сектора

Агентство социальной информации объявило о новом этапе проекта «НКО-профи». В него войдут интервью с яркими представителями некоммерческого сектора, цикл просветительских мероприятий и конкурс журналистских работ.

Татьяна Голикова предложила поощрять участие безработных и бизнеса в системе долговременного ухода

В России необходимо разработать систему поощрения людей предпенсионного возраста, которые выберут дополнительную подготовку по социальному и медицинскому долговременному уходу, заявила вице-премьер РФ Татьяна Голикова.