Ученик центра лабрадор Бакстер. Фото: Александра Захваткина / АСИ

Как собака становится поводырем и помогает незрячему человеку открывать большой мир.

Учебно-кинологический центр «Собаки — помощники инвалидов» — одно из двух мест в России, где обучают собак-поводырей для незрячих людей. Центр входит в Международную организацию школ собак-поводырей, которая объединяет более 90 школ по всему миру.

Подготовить собаку-проводника непросто. Несмотря на строгий предварительный отбор, с возрастом в щенке могут проявиться качества, которых у настоящего профессионала быть не должно. Стоимость обучения одной собаки – 400 тыс. рублей, каждый год центр покидают около 20 выпускников. Какой путь проходит собака, прежде чем стать помощником незрячего человека, корреспонденту Агентства социальной информации рассказали сотрудники центра.

Кто может стать поводырем

Самая подходящая порода собаки для работы проводником – лабрадор. «Это смелая, добрая и умная собака, которая легко адаптируется к новым обстоятельствам и перемене хозяина», — рассказывает тренер Наталья Громова.

Тренер Наталья Рафиева работает с лабрадором Бакстером несколько месяцев. Фото: Александра Захваткина / АСИ

Раньше, в 1990-е годы, некоторые умельцы воспитывали для работы поводырем чуть ли не бойцовые породы. Долгое время считалось, что для работы подходит и немецкая овчарка, но сейчас в центре их не тренируют: овчарка, говорит Наталья, сложно переносит одиночество и вообще создана не для такой работы.

«Стоит человеку отойти, овчарка будет орать – пастуший инстинкт включается. У нее злоба – одно из качеств породы: овчарка должна задерживать нарушителя. И когда эта злоба вылезет, угадать невозможно. Просто подойти и погладить овчарку, даже когда хозяин говорит, что она добрая, я не рискну: у нее может сработать инстинкт», — говорит Наталья.

Щенков лабрадора центр покупает в разных питомниках, обычно в Москве и области. Один щенок стоит около 40 тыс. рублей, но центру важна не столько цена, сколько качество собаки.

«Наш сотрудник приходит в питомник и тестирует каждого щенка. Важно, чтобы собака не боялась громких звуков, необычных ситуаций, предметов, новых людей. Мы смотрим, как щенок адаптируется к новым условиям. Если он убегает от новых людей — это нехороший признак. Щенок должен быть открытым, смелым, контактным и человекоориентированным», — рассказывает Элина Почуева, заместитель директора по фандрайзингу.

Элина Почуева. Фото: Александра Захваткина / АСИ

Сотрудник проверяет реакцию потенциального будущего поводыря на громкие звуки. Собака-поводырь будет работать в шумном городе, и она должна спокойно относиться к звукам общественного транспорта, большому количеству людей и внезапным ситуациям.

Отличный предмет для проверки, рассказывает Почуева, обычный зонтик: изначально маленький предмет, который быстро меняется в размерах, еще и с характерным звуком.

Из десяти щенков может быть отобран один. Пол собаки не имеет значения, напротив, центру важно иметь разных по размеру, характеру и темпераменту собак. За поводырями обращаются самые разные люди, и разнообразие собак позволит точнее подобрать пару «человек — собака».

Лабрадор на тест-драйв

Щенка покупают, когда ему три-четыре месяца. Потом наступает очень важный этап подготовки собаки – жизнь в волонтерской семье. Важно, чтобы волонтеры жили в Москве и ближайшем Подмосковье, потому что раз в неделю тренер будет забирать щенка на занятия.

«Мы обеспечиваем волонтеров всем необходимым: игрушки, миски, корм, оплачиваем ветеринарное обслуживание. Людям не нужно вкладываться в щенка финансово, им нужно только тратить свое время, соблюдать наши правила, любить щенка и играть с ним. Это нужно, чтобы он привыкал к людям и чувствовал, что растет в семье», — рассказывает Элина.

Идеальный волонтер – человек, который работает дома, или большая семья, где щенку смогут уделять достаточно внимания. Центру важно, чтобы собака выросла воспитанной, ведь потом она будет жить с незрячим человеком. Чтобы стать волонтером, нужно рассказать в анкете о своем образе жизни и ждать ответа центра. Как правило, переизбытка волонтеров нет.

«Для нас нет смысла поселять щенка в квартиру, если человек работает весь день и собака будет сидеть одна. Разумеется, волонтер может уехать в отпуск или командировку, тогда мы ищем замещающего волонтера на время отъезда главного», — говорит Элина.

В приоритете у центра люди, которые имеют опыт общения с собаками. Такой человек понимает, на что идет, и не романтизирует жизнь с собакой, пусть даже и с очаровательным лабрадором.

«У всех волонтеров разная мотивация: кого-то привлекает вариант пожить с породистым щенком, за которого тебе не надо платить. Также это хороший вариант проверить, готова ли семья к своей собственной собаке. Часто дети просят и обещают, что будут гулять и кормить, но когда доходит до реального дела… Если бы они завели свою собаку, переиграть бы уже не получилось», — рассказывает Элина.

В волонтерской семье щенок живет несколько месяцев, а потом семья должна отдать его на воспитание в центр. Обычно это происходит, когда щенку исполняется примерно год.

Часто волонтеры не хотят расставаться с собакой. Фото: Александра Захваткина / АСИ

Случалось, что волонтеры не хотели расставаться с собакой и пытались ее выкупить, предлагали центру деньги. «Мы изначально подписываем с волонтерами договор, где прописано, что собаку необходимо отдать», — говорит Элина.

Но бывает, что в процессе обучения собаки становится понятно: ей не стать поводырем. Тестирование щенка в юном возрасте – необходимый этап, но он не исключает все возможные ситуации, говорит Элина. С возрастом поведение собаки может поменяться, она может начать чего-нибудь бояться, остро реагировать на что-то или начать что-то охранять. В таком случае волонтерам предлагают оставить собаку себе, чаще они соглашаются. Если нет – центр ищет ей новый дом. Такой вариант, конечно, невыгоден центру, который потратил время и деньги на воспитание щенка, но это, говорит Элина, неизбежная часть процесса.

«Мы не можем передавать незрячему человеку собаку, в которой не уверены», — говорит Элина.

Собака идет в школу

В центре работают шесть тренеров-дрессировщиков, у каждого в тренировке не больше трех собак. Обычно курс дрессировки длится около шести-восьми месяцев. Если собака быстро усваивает информацию, курс может занять меньше времени. Но вообще все зависит от темперамента и очень индивидуально — как у людей.

«Самое главное — собака должна любить работать. Из-под палки ничего не получится», — говорит Наталья Громова.

За несколько месяцев собака проходит общий курс дрессировки, где изучает команды послушания и команды, которые пригодятся во время работы на маршруте: «сидеть», «стоять», «лежать», «апорт», «место», «фу», «рядом».

Бакстер в рабочей шлейке. Фото: Александра Захваткина / АСИ

«У всех команд есть специфика, которая позволяет незрячему человеку ими пользоваться. Например, при командах «сидеть», «стоять», «лежать» мы приучаем собаку к тому, что ее будут проверять руками – не визуально, а тактильно», — рассказывает Элина.

То же и с командой «апорт». Собака-проводник должна подать упавший предмет своему незрячему хозяину точно в руки: положить мордочку с раскрытые ладони и не заставлять себя искать.

Следующий этап – специальный курс работы собаки-поводыря: изучение маршрутов, вождение по маршруту человека и предупреждение о препятствиях на пути.

«Основная задача собаки-поводыря – вести по заранее изученному маршруту. У каждого маршрута есть свое название. Человек выходит с собакой из дома, называет ей маршрут, например «магазин, вперед», и она его ведет», — говорит Элина.

Научить собаку маршруту не так сложно – незрячий человек может сделать это самостоятельно, но обязательно в присутствии зрячих помощников. Каждому маршруту, по которому будет ходить человек с проводником, присваивается емкое и короткое название: магазин, почта, работа.

Во время прохождения маршрута собаке постоянно повторяют его название и дают команду «вперед»: «Магазин, вперед, магазин, вперед». Она фиксирует препятствия на пути остановкой, как ее учили в центре. Чтобы двинуться дальше, хозяин командует: «Магазин, вперед». Самые сложные для собаки препятствия – верхние: провода, зонты, ветки. Собака не всегда смотрит вверх.

Если маршрут легкий, собака может запомнить его с первого раза. Обычно совсем новый сложный маршрут выучивают за пять-шесть раз. Некоторые люди ведут очень активный образ жизни, у них может быть по 20-30 маршрутов, и собака с таким количеством вполне справляется.

Тренер Наталья Рафиева с детства мечтала работать с собаками, хотя училась на химика. Фото: Александра Захваткина / АСИ

После того как собака прошла обучение, она сдает экзамен по общему и специальному курсу. Она должна провести своего тренера в маске, закрывающей глаза, по одному из тренировочных маршрутов. Все это происходит под наблюдением тренера, который принимает экзамен.

Человек обретает друга

Когда собака готова к работе, в центр приезжает незрячий человек, чтобы познакомиться со своим проводником и научиться с ним работать. Сейчас в очереди на получение собаки стоит 56 человек, в год центр выпускает около 20 собак. Незрячие получают собаку бесплатно.

«Мы приглашаем незрячего приехать и бесплатно пожить у нас пару недель. Мы учим его управлять собакой и работать с ней. Объясняем, как следить за ее здоровьем, как понять, что собака себя плохо чувствует», — рассказывает Элина.

Раньше тренеры, после того как собаку передавали новому хозяину, самостоятельно поддерживали с ним связь и консультировали по телефону. Приехать лично было сложно и дорого: выпускники центра живут на Сахалине, в Комсомольске-на-Амуре, в Екатеринбурге, Краснодаре, Магадане и других городах страны.

В центре есть три гостевые комнаты, где останавливаются незрячие. Фото: Александра Захваткина / АСИ

В 2017 году в центре появилась программа кураторства. Сейчас сотрудница центра Галина Александрова лично приезжает к незрячим людям, беседует с ними, помогает решать вопросы, ветеринарные и бытовые в том числе. Во время таких встреч выявляются и совершенно неожиданные моменты.

«Иногда выясняется, что люди заказывают корм для собаки через местный зоомагазин и платят 5 тыс. за корм и еще 4 тыс. за доставку. Я им рассказываю, что можно заказать напрямую с сайта, оплатить картой, и тогда доставка будет бесплатной. Они удивляются. Это чисто практические вещи», — рассказывает Галина.

Важно, чтобы проблемы, если они возникают, решались оперативно, потому что качество и продолжительность работы собаки во многом зависят от качества ее жизни, говорит Элина. Некоторые собаки работают до 10 лет, кто-то меньше.

«Если человек чувствует, что собаке уже тяжело ходить по маршруту, он может взять нового молодого поводыря, а пожилую оставить как домашнего питомца. Конечно, в таком случае первая собака дико ревнует: ей хочется работать, она не понимает, почему такого «зеленого» взяли на маршрут вместо нее», — говорит Элина.

Иногда в центр приезжают незрячие люди со своими собаками и просят обучить их. Центр соглашается, если у собаки подходящая порода, но все равно сначала тестирует ее и оценивает ее качества. Также важно, чтобы собака была не старше двух лет.

«Незрячий человек может и сам обучить собаку, если он провел всю жизнь рядом с ней. Но просто так выдать документы незнакомой собаке мы не можем», — говорит Громова.

В центре очень заботятся о том, чтобы собака была неопасна для окружающих: многие только сейчас начинают доверять собакам-поводырям, и важно сохранить это доверие.

В театр с собакой

«Когда человек уезжает из центра домой с собакой-поводырем, он получает рабочее обмундирование: шлейку с надписью «собака-поводырь» и паспорт собаки-проводника, который подтверждает, что животное прошло обучение. В паспорте указываются данные хозяина и собаки, ставится печать организации. С этим документом они выходят в большой мир», — рассказывает Элина.

Если хозяин взял в руки шлейку, это знак для собаки: мы собираемся на работу. Фото: Александра Захваткина / АСИ

По федеральному закону 181 «О социальной защите инвалидов» человек с собакой-проводником может проходить в любые общественные места. Согласно закону, собака считается техническим средством реабилитации и имеет право сопровождать своего хозяина повсюду: в кафе, магазинах, театрах. Но часто люди просто не знают закона и руководствуются правилом «к нам с животными нельзя».

«У нас была ситуация, когда девушка из региона приехала со своей собакой в Москву по делам и решила вечером сходить в театр. Она даже заранее позвонила и предупредила о своем визите, сказала, что будет с собакой, хотя по закону этого делать не нужно. Ей ответили, что с собаками нельзя. Она на спектакль не попала», — рассказывает Элина.

Сейчас в России чуть больше 2 тыс. собак-проводников — этого недостаточно, чтобы окружающие видели их каждый день, хотя понемногу люди привыкают к тому, что такие собаки есть.

Чтобы защитить права незрячих людей, в апреле 2018 года центр запустил программу «Guide dog friendly – мы рады собакам-поводырям». Сотрудники рассказывают учреждениям и организациям о собаках-проводниках, о том, какой большой путь они прошли, прежде чем привести хозяина в кафе или музей.

«Мы показываем, что собака умеет делать и как она работает, проводим мастер-классы в организациях. Сейчас у нас есть совместная программа с фондом «Искусство, наука и спорт». К тренингам стараемся привлекать людей, получивших у нас собаку, чтобы они рассказали, как им помогает собака», — говорит Элина.

Также центр рассказывает о правилах поведения с собакой-поводырем. Ее не нужно гладить, подзывать и угощать: это может отвлечь животное от работы и создать риск для хозяина.

Тренер фиксирует тростью любое препятствие: ступеньку, выбоину на дороге, край забора. Фото: Александра Захваткина / АСИ

Собака-терапевт

Помимо работы с собаками-поводырями, центр готовит собак для канистерапии. Это направление выделено в отдельный проект «Солнечный пес».

Для канистерапии подходит далеко не каждое животное. В центре используются собаки породы золотистый ретривер, реже – лабрадоры. Критерии оценки терапевтов примерно такие же, как у будущих поводырей: собака должна быть смелой, радоваться незнакомым людям, любить детей и, что очень важно, она должна любить тактильный контакт.

Важно понимать, что занятия с собаками-терапевтами – это не лечение, а лишь один из видов реабилитации, а занятия по канистерапии ведет специалист, а не собака. Она только инструмент между специалистом и ребенком.

Канистерапия – очень индивидуальная история: программа реабилитации готовится под каждого ребенка, а собака – под каждую конкретную программу. Собака-терапевт проходит общий и специальный курсы дрессировки, потом ее ждет стажировка у тренера Татьяны Любимовой. Сначала собака просто присутствует на занятиях, осваивается, видит детей. Процесс адаптации занимает до двух месяцев, и только после этого животное начинает работать.

«Канистерапевты – это больше, чем собаки для общения с детьми. У собаки есть определенная программа, по которой она работает. Каждое упражнение, которое выполняют собака и ребенок, направлено на получение определенного результата: развитие речи, моторики. Наш канистерапевт занимается с детьми трижды в неделю, занятие длится около 15 минут», — рассказывает Элина.

Обычно собака-терапевт живет у человека, который с ней работает. Центр не передает собак-терапевтов в семьи: программу занятий нужно регулярно корректировать в зависимости от развития ребенка, и для этого требуется помощь педагога.

В центре готовят собак-терапевтов для других реабилитационных центров, если те хотят развивать канистерапию в своем регионе. Сначала центр готовит собаку, потом приглашает тренера из региона для прохождения месячного курса занятий. Недавно собака-терапевт центра уехала работать в Набережные Челны.

Подписывайтесь на телеграм-канал АСИ.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем

В Уфе откроют школу для собак-помощников

В Уфе создадут школу, где будут тренировать собак-компаньонов для людей с инвалидностью, оказывать услуги канистерапии и проводить просветительские занятия для детей о собаках-помощниках.