Фото: Максим Блинов / РИА Новости

Известный публицист, телеведущий, член Комитета гражданских инициатив Александр Архангельский рассказал, насколько Россия близка к европейской культуре и есть ли смысл менять свой путь развития.

В центре «Благосфера» прошло очередное открытое интервью из цикла «С европейской точки зрения». Член экспертной группы «Европейский диалог» Евгений Гонтмахер пригласил в этот раз Александра Архангельского, чтобы обсудить проблемы построения гражданского общества в нашей стране

По мнению Архангельского, с точки зрения людей, живущих в Азии, Россия всегда внутри Европы. Но на самом деле Россия — часть Европы как культурное тело, а как политическое, по словам эксперта, она — нигде. В смысле политики у нас ни европейская, ни азиатская страна, считает писатель.

«Правда, у русских деятелей культуры получилось все то, что не получилось у русских политиков. Когда вы заходите в любой книжный магазин в любой европейской стране, то непременно найдете трех русских писателей: Льва Толстого, Федора Достоевского и Бориса Пастернака», — подчеркнул Александр Архангельский.

По его словам, хороший «европейский» путь развития, когда общество не боится открыто говорить обо всем и при этом пугает само себя закатом Европы.

«Как раз от этого она не закатится, — считает эксперт. — Потому что у европейцев есть особенность: справляться со многими проблемами, прорабатывая отрицательное прошлое в положительное будущее. У нас проработка такая не произошла», — уверен Александр Архангельский.

«Эта тема есть в литературе, например «Архипелаг ГУЛАГ». Но эта книга больше повлияла на Европу, чем на Россию. Во Франции первый тираж вышел 1 млн экземпляров. Это надломило французскую коммунистическую идею. Потому что они подошли к этой к книге со своей привычкой прорабатывать прошлое, а у нас, повторюсь, этой привычки нет. У нас даже нет карты лагерных кладбищ. Какие-то есть отдельные проекты, как «Последний адрес», который, кстати, пришел из Германии. У них, правда, следы на мостовой с именами евреев, которых уводили в лагеря, — Германия должна идти по этим следам и помнить. А у нас таблички на домах… Но массовой проработки прошлого, повторюсь, нет», — считает эксперт.

Как подчеркнул Александр Архангельский, в нашей стране дети и внуки палачей и дети и внуки жертв репрессий живут вместе и невозможно их отделить. Поэтому, по мнению публициста, нужно выбирать другую политику исторической памяти.

Фото: Елена Алмазова / АСИ

«Остается только жить и помнить, а не разбирать и рассуждать, нужно каталогизировать, собирать эту информацию о репрессиях, — говорит член Комитета гражданских инициатив. — Но государство ведет очень осторожную, на грани с цинизмом, политику. У нас есть стена скорби на Сахарова, после долгих лет бюрократических проволочек открылся все-таки музей ГУЛАГа, но у нас есть запрет на какое бы то ни было сопоставление личностей Сталина и Гитлера. Это чуть ли не подсудное дело. Хотя запрещать — это дело общества, а не власти».

«Но у нас и нет этой глубинной европейской культуры. Меньшинство из жителей страны имеет свой внутренний стержень и может отстоять свои права. Это те, кто борется за восстановление исторической правды по поводу репрессий. Можно ли сказать про большинство, что это тоже люди европейской культуры?» — спросил Евгений Гонтмахер.

«Европейская культура большая, может включать и обывательскую культуру. Если мы думаем, что в Германии все очень хотели разговаривать про моральное соучастие в преступлениях нацизма, то это ошибка, хотело меньшинство и меньшинство сумело навязать свою повестку дня. Оно заставило людей спорить, ругаться и обличать подставившихся под удар», — подчеркнул Архангельский, добавив, что в России в этом смысле вообще ничего не делается.

«Мы не осмысляем не только трагический опыт XX века, но и поворотные эпизоды нашей новейшей истории. Сейчас вышел американский сериал «Чернобыль». Российский фильм тоже был, но там нет никакой попытки осмысления, а этот сериал — это точное, чуткое осмысление, что здесь какая-то точка разворота. И мы должны объяснить, что за этим стоит и к чему это привело. Сериальная культура — это быстротекущая, мгновенная философия. Мы даже в этой в сфере отстаем», — констатировал эксперт.

Хотя, по словам эксперта, в России существует элитарная культура, которая «может говорить обо всем, продумывает и проговаривает важные вещи». Но как всякая элитарная культура, она не доходит до большой аудитории.

«В массовой культуре представители элитарной культуры не умеют работать, государство не поддерживает их идей. Лишь случайным образом возникают в массовой культуре такие люди, как Юрий Дудь. Вроде ничего нового не сказал в своем фильме про Колыму, но он взял на себя роль посредника, соединяющего то, что знают элиты, с тем, о чем говорит массовая аудитория. Но эти усилия не могут быть однократными. Это должен быть разговор и о будущем, и о настоящем», — полагает Александр Архангельский.

Завершая разговор, публицист подчеркнул, что, несмотря на запрос от небольшой аудитории на справедливость, уважение к личности, пока нам сложно принять демократический подход, предполагающий, что между обществом и властью идет процесс согласования интересов и идеалов.

Подписывайтесь на канал АСИ в Яндекс.Дзен.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем

Как НКО стать партнером власти

Как некоммерческим организациям найти золотую середину в отношениях с властью, обсудили участники паблик-тока в медиаклубе «АСИ — Благосфера» 6 ноября.