Фото: facebook.com/nuzhnapomosh/

Можно ли построить в России эффективную систему благотворительности — этот вопрос обсудили представители некоммерческого сектора с одним из основоположников движения эффективного альтруизма Питером Сингером.

Австралийский философ, именной профессор биоэтики Принстонского университета Питер Сингер на презентации своей книги «Жизнь, которую вы можете спасти» в Москве поделился своим опытом, как за меньшие деньги помочь большему количеству людей.

Эффективная благотворительность

«Почему я стал заниматься вопросами благотворительности? Прежде всего меня волновала проблема глобальной бедности, — поделился Питер Сингер. — Я задумался над тем, что конкретно я могу сделать для этого. Приведу пример спасения ребенка, тонущего в озере. Вокруг никого, кроме вас. Если вы решитесь спасать его, то непременно испортите хороший костюм, в котором вы как раз шли на деловую встречу. Можно пройти мимо, но можно пожертвовать костюмом и помочь. Что-то похожее происходит в мире: мы часто игнорируем потребности других. Хотя у каждого из нас есть обязательства помогать людям, находящимся за чертой бедности».

По словам австралийского философа, эта тема только к началу XXI стала активно раскручиваться, и в это же время возникло движение «Эффективный альтруизм». Одним из его основоположников и стал Питер Сингер.

«Мы должны больше делать для нуждающихся, быть альтруистами, не ждать ответа и таким образом менять мир к лучшему, утверждают участники движения, — говорит Сингер. — А эффективный альтруизм подразумевает то, что, стремясь изменить жизнь к лучшему, нужно делать это максимально эффективно. Благотворительность — это по умолчанию что-то хорошее, но задумайтесь, насколько вы эффективно это делаете. Если вы недостаточно разбираетесь, куда переводите деньги, то ваши намерения не настолько эффективны. Вы полагаетесь на удачу. Эффективный альтруизм — это когда можно выяснить, каким образом максимизировать эффективность ваших вложений. Вы должны рационально к этому подходить. В противном случае вы просто тратите деньги впустую».

По мнению Григория Свердлина, руководителя благотворительной организации «Ночлежка» (Санкт-Петербург), в России нужен как раз рациональный подход к благотворительности: когда изучаешь, насколько эффективно можно помочь, насколько проект долгосрочный, как изменить жизнь людей.

«Мы в своей организации все время собираем обратную связь, узнаем у людей, какой вид помощи им нужен, а не транслируем им свое мнение. Мы сторонники системного подхода к благотворительности, а не адресного, — утверждает Свердлин. — Я считаю, что помощь должны получать те, кто в этой помощи нуждается, а не кто хорошо получается на фото и вызывает наибольший эмоциональный отклик в интернете. Но важно, чтобы боль от чужого страдания не притуплялась и благотворительность не превращалась в казенный акт. Мы видим это в госучреждениях, когда доброе дело и хорошая идея теряют свою суть и превращаются в рутинную работу, искажая смысл».

Благотворительность надо стимулировать

Как сказал Питер Сингер, сейчас люди стали больше задумываться и оценивать организации, которые они поддерживают. Действовать не только сердцем, но и умом. В этой связи компании стали развивать корпоративную социальную ответственность. Они могут поощрять своих сотрудников поддерживать благотворительные инициативы, это позитивно сказывается на имидже компании, и у сотрудников формируется позитивный настрой: работодатель для них теперь не просто владелец, а пытается делать что-то благое. Но чтобы люди согласились отчислять часть своей зарплаты (0,5-1%) на благотворительность, их нужно реально сильно простимулировать. И тогда это даст возможность сотрудникам думать, что они действительно участвуют в положительных изменениях.

Питер Сингер. Фото: facebook.com/nuzhnapomosh/

«Наш опыт создания фонда «Линия жизни» говорит о том, что мы и наши акционеры хотели изменить институт благотворительности в России и сделать его более цивилизованным, — заявил первый заместитель председателя совета директоров Альфа-Банка, председатель совета фонда благотворительной программы по спасению тяжелобольных детей «Линия жизни» Олег Сысуев. — Мы поняли: если мы не предложим конкретную проблему и конкретный путь помощи — от вложения средств и результата, — то мы вряд ли добьемся успеха».

По его мнению, чтобы в благотворительности участвовало много людей, хоть и суммы пожертвований могли быть небольшими, необходим высокий уровень доверия: «Это, мне кажется, одна из основных проблем в нашем «царском» государстве. У нас не верит никто никому: люди не верят государству, государство не верит людям. У нас государство отменило прямые выборы, не доверяя народу. Считается, что если дать власть этому народу в руки, то он все разнесет. В экономике государство стало подавляющим, нет доверия к частной собственности. И мы видим примеры, когда выдающиеся личности из благотворительного цеха уходят работать чиновниками. А куда им еще идти?»

Олег Сысуев привел пример создания внутрибанковской платформы, через которую хотели вовлекать сотрудников в благотворительность. В ее интерфейсе сотрудники могли видеть конкретного ребенка, которому необходима помощь.

«Но успеха мы так и не достигли, возможно, из-за того что не пытались усилить это административным давлением. Возможно, надо было найти чемпионов благотворительных дел, которые готовы были стать душой этого проекта и повлечь за собой остальных. Поэтому мы используем традиционные механизмы фандрайзинга: аукционы, сбор мелочи, добрые акции, в конце обращения этих акций владельцу присылают рисунок ребенка, который вылечился и т.д.», — поделился заместитель председателя совета директоров Альфа-Банка.

«История и современность говорят о том, что доверие создать не удалось. Любая попытка заставить человека участвовать в благотворительности может дать обратный эффект. Важным является и элемент свободного выбора темы того, на что люди могут и хотят давать деньги», — считает Полина Филиппова, исполнительный директор благотворительного фонда «Абсолют-помощь».

Григорий Свердлин напомнил собравшимся, что некоторые фонды часто встают в позицию обвинителя по отношению к благотворителю, говоря, что он пьет кофе каждый день за 200 рублей, а мог бы перечислить деньги нуждающимся.

«Я не сторонник такого мнения. Гораздо эффективней вдохновлять, говорить не про негатив, а про надежду. Мы можем все объединиться вокруг хорошего дела и сделать что-то крутое», — подчеркнул эксперт.

Завершая дискуссию, соучредитель фонда «Нужна помощь» Митя Алешковский заявил: «Для большинства на сегодня считается нормой не помочь. Мы, представители некоммерческого сектора, должны сделать благотворительную помощь и участие в чьей-то судьбе нашей нормой. Здесь две глобальные проблемы нашего менталитета: отсутствие веры в себя и невозможность взять на себя ответственность. В русских сказках персонаж, который не лежит на печи, а решает свои проблемы, уже герой. Благотворительность — это вовлечение человека в самые серьезные проблемы, которые его интересуют. Мне нравится теория социальных изменений. Ее смысл заключается в том, чтобы достичь социальных изменений, ты должен осознанно их требовать. Нам необходима в этом случае эволюция сознания, чтобы мы полагались на свои собственные силы».

Подписывайтесь на канал АСИ в Яндекс.Дзен.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем

Жюри приступило к оценке работ в рамках конкурса «Благотворительность в России: основные векторы развития»

На Всероссийский конкурс научных и творческих работ «Благотворительность в России: основные векторы развития» поданы 22 заявки. Конкурс организован профессиональной ассоциацией благотворительных организаций Форум Доноров при…