Фото: pixabay.com

Как развивать инклюзию в школах и кто в первую очередь должен этому содействовать, обсудили на Московском международном салоне образования.

Учиться может каждый

Участники конференции «Доступность и качество образования для детей с тяжелыми и множественными нарушениями развития» пришли к единому мнению: учить нужно каждого ребенка и подростка независимо от того, какую оценку дают его ментальному состоянию. Главное — наладить тесный контакт с его родителями, которые готовы ежедневно заниматься с ним.

Выступающие привели примеры успешного взаимодействия педагогов с семьей, благодаря чему ребенок мог социализироваться и готовиться к максимально самостоятельной жизни.

«Родители должны быть частью экспертной группы и непосредственно должны участвовать в разработке программы обучения, — заявила Оксана Сухарева, заместитель директора Центра лечебной педагогики и дифференцированного обучения (Псков). — Чтобы у них не возникало вопросов и опасений, что будет с ребенком. Потому что с ними проговариваются все задачи, которые ставятся ребенку на конкретный промежуток времени. Только совместным трудом мы можем увидеть результат. Родители — непосредственные участники образовательного процесса».

Важно при разработке обучающей программы отталкиваться от индивидуальных особенностей ребенка, а не подстраивать его под методички. При этом многие педагоги признают, что часто у родителей таких детей много опасений перед тем, как отдать ребенка в школу. Первое — ребенок пострадает физически (чаще всего это касается детей с тяжелыми формами ДЦП), второе — ребенок нуждается больше всего в медицинской помощи и реабилитации, чем в образовании.

Но, по словам экспертов, достаточно правильно организовать процесс на уроке, чтобы ребенка включить в процесс. Ребенок должен меньше находиться на индивидуальных занятиях, чем на групповых.

Фото: pixabay.com

«Родители должны быть активными участниками, партнерами специалистов в разработке индивидуальной программы обучения, — считает Елена Рудакова, методист Центра лечебной педагогики и дифференцированного обучения (Псков). — Когда мы что-то изучаем с ребенком, если это не поддерживается дома и работа не продолжается, эффективность минимальная».

«На днях разговаривали с европейскими экспертами. У них сейчас главная тенденция — образование длиною в жизнь, — рассказала Анна Битова, директор РБОО «Центр лечебной педагогики». — Образование — шаг к стиранию неравенства. Каждый имеет право на образование, но огромное количество людей не получало его. Они вроде как считались необучаемыми и были исключены из системы».

Анна Битова привела пример из своей практики, когда молодой человек, проживавший в интернате, мог наравне со взрослыми рассуждать на философские темы, но не мог писать. Но его нельзя было выпустить за пределы учреждения, потому что у него не было образования.

«За три года этот парень одолел восемь классов и сейчас переезжает на самостоятельное проживание, — поделилась Битова. — Но даже если человек не может выйти из интерната, почему бы его не научить читать и писать? Тем более что сейчас законодательно уже закреплено, что человек может получить любое образование в любом возрасте».

Инклюзия

Согласно различным исследованиям, общее обучение детей с инвалидностью и без полезно для всех детей. Но зачастую именно взрослые препятствуют их нормальному общению. Помимо родителей с той и с другой стороны, детям с особенностям приписывают неточные диагнозы, и потенциал ребенка не раскрывается в нужной степени.

Елена Цырульникова, куратор центра «Наш дом», ГБОУ г. Москвы СОШ № 1206 рассказала, что в ее школе обучается 230 детей обычных и 50 детей с инвалидностью, три четверти из которых попадут под категорию «тяжелые множественные нарушения развития». Но в каждой группе вместе с обычными детьми учатся дети с различной тяжестью нарушений.

«Только восемь человек с тяжелыми нарушениями не посещают группу полного дня. Но даже их мы точечно включаем в процесс. Даем кусочки инклюзии для каждого, — говорит Елена Цырульникова. — Инклюзия — это не запихивание ребенка с инвалидностью в среду обычных детей. Это прежде всего создание условий, где всем будет комфортно».

Похожих примеров по стране достаточно много, утверждает Елена Ульянова, президент благотворительного фонда «Равенство возможностей». Ее организация специально ищет в разных регионах успешную инклюзию и показывает другим специалистам, как можно работать с такими детьми.

«Мы это делаем, чтобы учителя были готовы принять всех, а родители не стеснялись своих детей», — говорит эксперт.

Подписывайтесь на канал АСИ в Яндекс.Дзен.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем

Анна Кузнецова: дети с инвалидностью пока чувствуют себя некомфортно в инклюзивных школах

Детский омбудсмен Анна Кузнецова заявила, что общество еще не готово к развитию инклюзивного образования. Случаи из жизни доказывают, что общеобразовательные школы не подготовлены к принятию…