Фото: pixabay.com

Психолог и волонтеры рассказали корреспонденту АСИ о том, как создать в больнице атмосферу «обычной жизни», о чем лучше говорить с мужчиной и как заменить мальчишке отца.

«Верю, что ребятам можно помочь»

Активистка Катрин Ненашева, которая занимается волонтерскими и антистигматизационными программами в Центре психического здоровья детей и подростков им. Сухаревой, написала на своей странице в фейсбуке, что в мужском отделении Центра не хватает волонтеров-юношей.

«Пациенты мужского отделения преимущественно находятся в женском кругу: медсестры, психологини, волонтерки, 90% — это женщины. И когда изредка к ребятам заглядывают мальчики, некоторые просто светятся от счастья. Потому что в сложных ситуациях иногда так не хватает разговора и взаимодействия — обсудить то, чего не сможешь с девочками, спросить совета, узнать что-то новое»,- писала Катрин.

Центр им. Сухаревой оказывает психиатрическую, психологическую и реабилитационную помощь детям и подросткам до 18 лет: работает с суицидальными состояниями, проводит комплексную терапию при расстройствах пищевого поведения (например, анорексии), корректирует расстройства аутистического характера и другое.

«Детям и подросткам с психическими расстройствами приходится сложнее, чем взрослым. Сложнее принимать свое состояние, разбираться в себе, рассказывать об этом друзьям и близким и быть понятыми. Я верю, что ребятам можно помочь. И, как обычно, вы тоже можете в этом поучаствовать», — написала Ненашева, и люди откликнулись.

Вылечить свои раны

Якову Раскалову 28 лет, по образованию он повар. Увидев пост Катрин, он решил стать волонтером центра, хотя слово «волонтер» не очень любит: предпочитает говорить, что «работает с подростками». Его подопечные – юноши от 12 до 18 лет. По словам Якова, общение пациентов и добровольцев происходит в отделениях или в творческой мастерской на территории центра.

Фото: pixabay.com

«Формат может быть совершенно разным — от дискуссионного до активных игр или какой-то другой физической деятельности. Разговариваем мы совершенно о разном – такое ощущение, что ребят интересует абсолютно все! Причем о чем бы ни пошел разговор, они всегда смогут его поддержать и у них будет свое собственное мнение. Иной раз совершенно не ожидаешь, что поговоришь о чем-то вечерком в Центре психического здоровья с 15-летним подростком, а не со своим ровесником где-нибудь на работе», — рассказывает Яков.

По словам Якова, ребятам очень не хватает общения и обратной связи от тех, кто их окружает в повседневной жизни. Мужского общения, по его словам, не хватает всем: и парням, и девчонкам.

«Я бы назвал это социальной безотцовщиной. Почти каждый подопечный либо не знает отца, либо у них сложные отношения. Мой опыт работы с ребятами в сложных жизненных ситуациях показывает: практически в каждой истории на месте, где должен быть отец, — пустое место. Это катастрофическая ситуация. Отсюда у подопечных живой интерес к парням-волонтерам: мы можем на вечер-другой заменить им отцов, братьев, дедушек», — говорит Яков.

Свое добровольчество Яков называет «внутренней потребностью». Каждый, по его мнению, ищет в волонтерстве свое. Причем чаще, по словам Раскалова, стремление помогать другим – это не просто желание «делать добро».

«Созидая там, мы лечим и свои раны тоже. Я не знаю точно, зачем занимаюсь этим, но знаю: мне это нужно. Я прихожу в восторг от общения с ребятами, так что советую всем приходить в Центр им. Сухаревой или в другие и волонтерить», — уверен Яков.

Еще один волонтер центра, Кирилл Грацинский, пришел сюда в прошлом году. До этого он пять лет был добровольцем православной службы помощи «Милосердие», а узнав о новом проекте службы «Дети под Покровом», который подразумевал волонтерство в Центре психического здоровья им. Сухаревой, решил, что сможет быть там полезен.

«Я не учился специально на психолога, но я режиссер, и психология – часть моей профессии. Как известно, все режиссеры должны быть немного психологами», — рассказывает Кирилл.

Сейчас он преподает в двух школах, и в центре появляется не так часто, как раньше, но подопечных не забывает: зимой он со своими учениками показывал в центре новогодний спектакль, летом играл с подростками в футбол или вышибалы, показывал им актерские упражнения на развитие внимания, реакции, воображения.

«Чувствовалось, что ребятам не хватает мужского внимания: они прислушивались, включались и в большинстве своем были рады пообщаться. Они с любопытством расспрашивали меня обо всем на свете», — продолжает свой рассказ Кирилл.

Волонтерство, по словам Кирилла, дарит ему настоящую, подлинную радость.

Как в обычной жизни

Активное волонтерское движение в Центре им. Сухаревой началось в 2017 году, рассказывает психолог Центра Дарья Довбыш. Оно возникло из студенческого волонтерства, когда в центр приходили студенты психологических факультетов. Профессиональной деятельностью они заниматься еще не могли, но посмотреть изнутри, как все устроено, и чем-то помочь центру — вполне. Поэтому юноши-волонтеры в центре были и раньше.

«В этом есть здравая логика: мир состоит из женщин и мужчин, и поэтому нам важно, чтобы в больнице сохранялась модель обычного мира. Приглашая юношей-волонтеров, мы хотели показать: жизнь внутри больницы не останавливается, и здесь все как в большом мире. Все пациенты общаются и с девушками-волонтерами, и с юношами. Это нормально, когда подростки умеют общаться с разными людьми», — рассказывает Довбыш.

По мнению психолога, в России заметен «женский» перекос, который сохраняется и в центре: по самым оптимистичным оценкам, девушек-волонтеров здесь не менее 80% от общего числа добровольцев.

Фото: pixabay.com

Дарья подчеркивает: центру нужны волонтеры-юноши. По ее мнению, дело — в обычных возрастных особенностях подростков. До определенного возраста мальчики предпочитают общаться с мальчиками: у них есть общие интересы, игры. И поэтому абсолютно нормально, что даже попав в больницу, они больше хотят общаться с мальчишками.

«Есть темы, которые совершенно точно уместнее обсуждать с мужчиной: например, бритье и личную гигиену. Некоторые темы в силу культурных стереотипов пациентам проще обсуждать с парнями: например, компьютерные игры. Понятно, что девушка тоже может в них играть и быть гораздо прокачаннее, но мальчикам может быть немного неловко обсуждать это с ней», — говорит Дарья.

Довбыш, как и волонтеры центра, отмечает: многие пациенты из неполных семей, и им особенно нужно мужское внимание и общение. В таких случаях очень важно, чтобы у подростков перед глазами был пример мужского поведения.

Психолог подчеркивает: волонтеры общаются и играют с пациентами, но ни в коем случае не оказывают им психологическую помощь.

«Мы учим волонтеров, как реагировать, если подросток захочет поговорить с ними про свое состояние. Советы в таких ситуациях давать нельзя, лучше перенаправить подростка к врачу или психологу», — уточняет Дарья.

Сейчас в центре действует большой волонтерский проект «Лекторий»: профессионалы своего дела читают лекции о разных профессиях или просто о том, что они умеют хорошо делать.

«Если рассказ идет о «мужской» профессии, подростки охотнее прислушаются к лектору-мужчине», — отмечает Довбыш.

Девушки-пациентки тоже общаются с юношами-волонтерами, но в центре стараются не допускать ситуаций, когда девушка остается наедине с мужчиной: с врачом или психологом, в том числе. Это, по словам Довбыш, сделано в целях безопасности как подростка, так и специалиста.

Сейчас Катрин Ненашева проводит в центре исследование, чтобы понять, какие у пациентов есть запросы к волонтерам, чего им не хватает и как лучше развивать добровольчество в больнице.

Научно-практический центр психического здоровья детей и подростков им. Г.Е. Сухаревой — ведущее детское медицинское учреждение психиатрического профиля в России для несовершеннолетних. В круглосуточном и дневном стационарах может одновременно находиться на лечении 730 детей.

Подписывайтесь на канал АСИ в Яндекс.Дзен.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем