Фото: центр «Благосфера»

В издательстве «Альпина Паблишер» вышла книга «Человек сидящий». Ее автор – Алексей Федяров – знает закон с трех сторон: как правоприменитель, жертва закона и человек, защищающий других от беззакония. Что помогает выжить в колонии и есть ли жизнь после тюрьмы, обсудили в центре «Благосфера» на книжном клубе.

Прокурор, осужденный, правозащитник

Алексей Федяров 10 лет работал в прокуратуре. После увольнения из органов он занялся бизнесом, но был осужден за мошенничество и три года провел сначала в СИЗО, а потом в тагильской исправительной колонии для бывших сотрудников правоохранительных органов. Федяров был арестован в 2013-м, освобожден в 2016-м. Сейчас Алексей Федяров руководит правовым департаментом благотворительного фонда «Русь сидящая», помогает осужденным и их семьям, принимает и консультирует людей, готовит процессуальные документы. О годах своего заключения Алексей Федяров написал книгу «Человек сидящий», которая состоит из документальных очерков и раскрывает подробности о тюремном быте, о системе, ломающей жизни людей, и о том, как выживать в этом мире. Свои первые рассказы Алексей опубликовал в журнале «Знамя». По словам бывшего шеф-редактора «Альпина Паблишер» Марины Красавиной, именно эти рассказы убедили ее, что нужно издавать книгу.

«Ты читаешь, а у тебя мурашки по коже, и ты понимаешь, что это настоящая литература. Я помню, ехала на электричке и так зачиталась, что проехала свою станцию. С горящими глазами я примчалась в редакцию. На редакционном совете я убедила коллег, что это нужно издавать. Мы не только деловое издательство, но и вообще нон-фикшн. Коллеги поверили, тоже начали читать и сейчас все говорят, что это потрясающий текст, у Алексея талант, — рассказывает Марина Красавина. – Для меня эта книга не столько про тюрьму, сколько про жизнь, о чем человек задумывается, попав в замкнутое специфическое пространство. Каждый в текстах видит свое, я не большой любитель тюремной прозы, но то, что я прочитала у Алексея, мне кажется, близко каждому человеку».

17 января 2019 года документальная повесть Алексея Федярова «Взгляд сквозь» получила премию журнала «Знамя», назначенную издателем «Новой газеты», «за произведение о жизни и необыкновенных приключениях демократии в России».

Алексей Федяров. Фото: центр «Благосфера»

Почему людям нравится читать о тюрьме?

В русской литературе много книг о тюрьме и зоне. Протопоп Аввакум, Достоевский, Довлатов, Солженицын, Шаламов… Эксперты говорят, что люди всегда любили читать про тюрьму, что это некая константа русской жизни и культуры.

«Вся русская культура нанизана на тюремную тему. Если посмотреть на российскую историю — это история репрессий, внутренней колонизации, очень сильного подавления человека государством, поэтому тюремная тема очень важна. В западных культурах она проявляется по каким-то всплескам. Фуко писал о тюрьме, Кен Кизи, маркиз де Сад. В России практически в каждом веке книга о тюрьме — поворотная книга, какими в свое время стали «Архипелаг ГУЛАГ», «Колымские рассказы». В этом смысле Алексей Федяров следует большой и богатой традиции», — говорит Сергей Медведев, профессор, заместитель декана по международным связям факультета прикладной политологии Высшей школы экономики, специалист в области политологии.

Любой, кто сейчас следит за тем, что происходит в стране, видит, как много новостей связано с законом: возбудили уголовное дело, арестовали сенатора, приговорили бывшего министра к строгому режиму, оштрафовали за нарушение порядка, посадили за репост. Тема тюрьмы и закона касается каждого.

«С одной стороны, всегда хочется быть от тюрьмы подальше: «Нет, это меня и моих близких не коснется». А потом ты можешь случайно оказаться в автозаке. В нашем государстве нет гарантий, что это от тебя окажется далеко. Ты понимаешь, что только от тебя зависит, останешься ли ты человеком, если попадешь в заключение», — говорит Марина Красавина.

«Мне кажется, люди всегда любили читать про тюрьму. Другое дело, что жанр, в котором пишут тюремную прозу, – это в основном детективы, расследование убийств. На титульном листе книги «Человек сидящий» написаны важные слова: документальная проза. Алексей решил писать про то, что видел и сам пережил. Все персонажи реальны, но имена изменены. Это такие же люди, как мы с вами», — отмечает руководитель проектов редакции «Альпина Паблишер» Ольга Равданис.

Фото: центр «Благосфера»

Три кита, на которых стоит тюрьма и Россия

Профессор Высшей школы экономики Сергей Медведев выделяет для себя три «н», на которых устроена российская жизнь: несправедливость, насилие и неопределенность. По оценкам экспертов, примерно две трети людей, отбывающих срок, несправедливо осуждены: им дан приговор гораздо тяжелее, чем заслуживает их преступление, применена не та санкция.

«Читая рассказы Алексея Федярова, понимаешь, что подавляющее большинство героев сидят несправедливо и те санкции, которые к ним по ходу заключения применяются, также несправедливы. Несправедливость – это некая базовая константа русской жизни, которая прописана в генетическом коде русской жизни, в ее сословном устройстве, несправедливости распределения ресурсов и богатства. Это очень большая дискуссия, какова роль несправедливости в российской жизни», — говорит Сергей Медведев.

Вторая «н» – это насилие. Насилие как социальный договор, насилие во внешней и внутренней политике, на семейном уровне, в отношениях людей, насилие на дорогах. «В книге Алексея нет жесткого насилия, но ты понимаешь, что оно размазано по ежедневной жизни заключенных, вплоть до того, что в штрафном изоляторе включают громкую музыку с утра до вечера, которая бьет по ушам заключенных. И это сводит людей с ума, которые с подъема до отбоя обязаны это слушать. Постоянная практика унижений, торжества человека над человеком, которая воспринимается обеими сторонами как совершенно нормальная, размывает идею человеческого достоинства. Тюрьма изначально основана на деперсонификации, деинституционализации, унижении человека», — поясняет эксперт.

В России принято молчать относительно перенесенного тобой насилия. И только сейчас, в связи с революцией смартфонов, запуском флешмобов #янемогумолчать и других, начинает просачиваться информация, о которой молчат люди.

Фото: центр «Благосфера»

Третья «н» – неопределенность. Один из рассказов повествует о том, как человек освобождается, но в последний момент ему говорят: «Ваше условно-досрочное освобождение опротестовано». «Эта неопределенность — сильный инструмент власти. Сейчас мы видим, что это продуцирование неопределенности и гибридности — важный инструмент политики России», — отмечает Сергей Медведев.

В целом роль закона в современной России интересна, потому что он применяется и как репрессия, и как конвенция (закон – договоренность между своими), и как ресурс. «В России все организовано вокруг ресурсов. Соответственно, люди или некая корпорация, которая имеет отношение к закону, используют его как ресурс. У кого-то есть нефть, у кого-то деньги, у кого-то территория, а у кого-то есть закон. И это использование закона как ресурса следует из этой книги, что заставляет задуматься, как устроена наша страна и жизнь», — заключает эксперт.

Фото: центр «Благосфера»

Тюрьма – это хорошо или плохо?

В русской культуре есть две противоположные позиции по отношению к тюрьме. Варлам Шаламов говорил, что опыт лагеря однозначно отрицательный и ни один человек не должен его проходить. Александр Солженицын, наоборот, писал: «Благословение тебе, тюрьма, что ты была в моей жизни!». Для него тюрьма – это некое преображение человека.

Автор книги «Человек сидящий» Алексей Федяров не согласен с позицией Солженицына, но считает, что если к этому вопросу подходить философски, то любой опыт – это хорошо, а полученные знания – база для последующих действий.

«Не может лишение базовых потребностей быть благословением. Плохо ли, что есть тюрьма для людей, за которыми 10-20 жизней? Наверное, нет. Другое дело — тюрьма как пытки, изнасилования, туалет три раза в сутки, лишение медицины и нормального питания, издевательства, глумление, обращение как с последней скотиной. Такие наказания не прописаны, но они присутствуют», — говорит Алексей Федяров.

По его мнению, система исполнения наказаний в том виде, в каком есть сейчас, просто не должна существовать. Ее невозможно реформировать, проще реструктуризировать по регионам. «Нужно открывать систему для правозащитных организаций, журналистов. Они должны иметь непосредственный доступ не просто в кабинет начальника колонии, куда тебя приводят, а возможность прийти посмотреть, как живут заключенные», — говорит Федяров.

Подписывайтесь на канал АСИ в Яндекс.Дзен.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем

Почему так популярны фейковые новости

Что влияет на репост в соцсетях, почему фейки для нас так важны и как отличить их от настоящих новостей, рассказывает Борислав Козловский, автор книги «Максимальный…

Жизнь за дверями психоневрологических интернатов

В книжном клубе центра «Благосфера» 10 апреля прошла встреча с Анной Клепиковой, антропологом Европейского университета в Петербурге, автором документального романа «Наверно я дурак». Книга приоткрывает…