Фото: Flickr.com/ S O

В Министерстве просвещения разрабатывают законопроект, ужесточающий требования к приемным семьям. В течение нескольких месяцев специалисты общественных организаций и представители родительского сообщества вносили свои корректировки в предложенный ведомством документ. 

Как рассказала корреспонденту АСИ президент фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская, по сравнению с тем законопроектом, который Минпросвещения выпустило ранее, многое изменилось.

«В изначальном документе даже не было намека на помощь в сопровождении приемных семей, было жесткое ограничение по количеству детей в семье (не больше трех, плюс только одного ребенка можно было брать в год без всяких оговорок), было психологическое обследование, которое проводили бы органы опеки, — говорит эксперт. — Многое смягчилось и появилось новое, правильное. Но остались и серьезные спорные моменты. Не на все удалось повлиять».

Проверка супругов

По словам Елены Альшанской, непонятно, по каким критериям будет проходить социально-психологическое обследование родителей.

«В рабочей группе, где обсуждали этот законопроект, у представителей общественных организаций и приемных семей не было единой позиции, — поделилась президент фонда. — Сколько НКО, столько и мнений. И какие-то вещи нам не удалось довести до конца. Не было консенсуса по очень многим вопросам, некоторые НКО выступали за более жесткие требования к приемным семьям. В частности, говорили, что обследовать нужно всех членов семьи, а не только супругов. По-умному, может, так и должно быть, но для этого нужно иметь очень хорошо подготовленные, ценностно ориентированные на устройство ребенка и помощь семье кадры, которых сегодня нет».

семья дети приемные семьи ребенок родители
Фото: Flickr.com/ Jodie Dee

По ее словам, в новом законопроекте удалось снять с органов опеки обязанность тестировать потенциальных приемных родителей, так называемое социально-психологическое обследование будут проводить уполномоченные организации, неподконтрольные органам опеки. Более того, супруги сами смогут выбрать одну из этих организаций и в случае несогласия с результатами оспорить их.

«Но непонятно до сих пор, как это будут оценивать. Это для экспертов самый загадочный пункт. Мы не знаем, по каким методикам это будет осуществляться. Важно быть внимательным представителям всего сообщества, когда будет разрабатываться постановление правительства, в котором будут эти методики. Но ничего плохого в том, что человек, планирующий принять ребенка в семью, пообщается с психологом, нет. Вопрос именно в методиках и в том, как будет фиксироваться результат», — сказала Елена Альшанская.

Только не в барак и только один

Второй спорный момент связан с переменой места жительства.

«Вообще многие члены рабочей группы были против таких формулировок, что опека дает разрешение на переезд. Это ограничение свободы передвижений. Но все были согласны с тем, что опека должна по новому адресу выходить и оценивать жилье. Что делать, если оно совсем нечеловеческое, ни у кого из нас, честно скажу, решения не было. Бывают ситуации, когда семья живет в съемной квартире, а платить за нее дорого, привели в нее сотрудников опеки, показали — все замечательно. Затем переехали в недорогую однушку всемером, например. В законе сказано, что условия не могут ухудшаться, но нам удалось это убрать. Теперь там прописано: на новом месте не должно быть  условий, «препятствующих проживанию несовершеннолетнего», — подчеркнула эксперт.

Иначе сотрудники опеки сравнивали бы разные варианты, считают специалисты.

«Переезд в деревню из города — ухудшение? А из квартиры большой, но не рядом со школой, в маленькую, но рядом? Слишком много было бы пространства для субъективной оценки», — полагает Елена Альшанская.

По ее словам, что-то всегда можно было бы найти, что ухудшилось. Теперь задача — раскрыть эти условия, чтобы были минимальные, но адекватные и разумные требования к месту проживания ребенка. При этом, согласно документу, это касается только опекунов и приемных родителей. То есть опекуны и приемные семьи не могут переехать в барак, а усыновившие могут.

Третий спорный момент в документе — ограничение количества детей, которых можно принять в семью в течение года. В законопроекте оно ограничено одним ребенком за исключением его братьев и сестер.

«Мы говорили, что надо делать исключения, оценивать индивидуально семьи, чтобы там, где адаптация идет хорошо или вообще семья временно ребенка взяла и через полгода маме вернет, это ограничение снять. Но не получилось», — добавила Альшанская.

Помощь приемным семьям

Среди кардинальных изменений в системе специалисты отмечают введение сопровождения для приемных семей, которое прописано в законе. Хотя оно необязательно, но любая приемная семья может обратиться за помощью: социальной, медицинской, юридической и т.д. Причем в законопроекте прописано, что это сопровождение добровольное и независимое от опеки. Это важно для того, чтобы любой человек, который берет ребенка в семью, мог справиться со своей задачей. Ранее такая услуга отсутствовала.

«Еще из хорошего и очень важного я отмечу возможность восстановления опеки после снятия. Раньше это было просто невозможно. И огромное количество семей из-за одного негативного случая и чрезмерной реакции опеки разлучалось с детьми навсегда. Теперь у них появился шанс. Кроме того, опеку не смогут сразу снять. Сначала должны будут постараться помочь опекуну справиться», — отметила директор фонда.

Есть и сомнения

«Законопроект передает достаточно задач на откуп регионам, — прокомментировала документ Яна Леонова, директор благотворительного фонда «Измени одну жизнь». — Смущает несколько вещей. Получится ли у субъектов заложить необходимые средства в свои бюджеты? Откуда они возьмут уже обученный и опытный штат, готовый к социально-психологическому обследованию кандидатов или к сопровождению семей? Как долго субъекты будут разрабатывать необходимую нормативную базу? Что в это время будет происходить с кандидатами и семьями и кто будет за это отвечать?»

По ее мнению, непонятно пока, как избежать неоднородности правоприменительной практики, ведь слишком большое число посторонних людей «внедряется» в семьи. Нет и жестких гарантий нераскрытия информации, ставшей известной в ходе разнообразных обследований семей и детей.

«Мы и сейчас наблюдаем, как регионам не хватает средств для реализации норм федерального законодательства, остро не хватает специалистов, очень по-разному трактуются нормативно-правовые акты. Сфера детско-родительских отношений слишком деликатная, и важно, чтобы решения в ней предваряла серьезная аналитическая работа на основании адекватных статистических данных и научно подтвержденных данных», — заключила эксперт.

Подписывайтесь на канал АСИ в Яндекс.Дзен.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем

Президент в помощь детям-сиротам

Как Елена Альшанская за 14 лет превратилась из «активной мамы» в известнейшего защитника семьи и детства и почему ее фонд работает с вечным ощущением чуда.

В Москве наградили победителей конкурса дневников приемных семей

Конкурс, организованный Благотворительным фондом Елены и Геннадия Тимченко, проводился впервые, но уже сейчас он позволил создать социологический и психологический портрет приемной семьи и получить информацию…