Фото: facebook.com/blagosfera.space

Владимир Познер стал гостем цикла открытых интервью «С европейской точки зрения» в «Благосфере». Это открытый разговор с известными общественными деятелями, экономистами, политологами о ценностях и границах современных цивилизаций, самоопределении России и выборе будущего.

Россия – это Европа

Какие у меня есть доказательства, что Россия – это Европа? Прежде всего искусство. Российская музыка – она азиатская или все-таки европейская? Русская литература – это какая литература? Русская живопись – это какая живопись? Все берет основу в иудейско-христианских религиях. Это не значит, что русские такие же, как французы. А французы похожи на норвежцев. Но разве это значит, что кто-то из них не европеец?

У меня нет ни малейших сомнений в том, что Россия является европейской страной. Другое дело, что это империя в прошлом. Сначала российская, потом советская, которая включила в свой состав территории, где проживают люди другой веры, культуры, взглядов. Если посмотреть на Европу, то этого больше нет нигде. А то, что некоторые среднеазиатские республики СССР буквально за считаные годы вернулись в байство, как будто и не было СССР, это только говорит о том, насколько на самом деле он был неэффективен, насколько он не изменил психологию.

Смена поколений

Страна СССР просуществовала 77 лет. Это три поколения. Она родилась в результате утопического и, конечно же, идеалистического взгляда. Если прочитать, какие были посылы, они были европейские. Социализм тоже придумали европейцы. Постепенно стало понятно, что это неосуществимо. В течение этих 77 лет люди ходили в школу, получали образование, становились пионерами, комсомольцами, членами партии. У них возникали определенные взгляды. Один маленький пример: Остап Бендер, имея чемодан, в котором миллион рублей, завоевав любовь и восторг студентов, приглашает их в свое купе поезда. Открывает чемодан, а студенты, стесняясь, уходят. Вот это та психология. Сегодня было бы смешно. Сегодня сказали бы: «Ух ты, здорово, круто!»

Я хочу сказать, что существовала определенная система, которая создала определенное общество. Потом это сломалось по разным причинам. Но ведь люди, которые управляют сегодня, они взялись из той системы. Пока не произойдет смена поколений, пока не придут те, кто вообще не знает, что такое Советский Союз, кто совсем по-другому смотрит на жизнь, пока этого не произойдет, мы и будем топтаться на месте.

Я много езжу по стране. Поразительная вещь: примерно 80% аудитории – молодые люди. Я не очень понимаю почему. Я совсем не молодой, мягко говоря. Но я с ними довольно много общаюсь. И я убеждаюсь в том, что это совершенно замечательные люди. Они совсем по-другому смотрят на вещи. Их реакции другие, вопросы другие. Поэтому в этом смысле я большой оптимист.

О влиянии телевидения

Я знаю русофобов – одну известную американскую журналистку, которая работает в The Washington Post. Она говорит: «С русскими вообще нельзя разговаривать. Они другие». Каким образом люди оставляют впечатления о другой стране? В основном смотрят телевизор. Сегодня образ русского человека, как когда-то образ гунна, немца или японца, создается таким же образом. Но это довольно быстро преодолевается. После Первой мировой войны к немцам относились совершенно определенным образом. И после Второй мировой тоже. И все-таки это прошло. Правда, стоит немцам что-то сделать не так, им прошлое мгновенно вспоминают. То же самое с японцами. Сегодня японцев принимают как передовых, добившихся успехов, замечательных людей.

Можем ли мы прорваться друг к другу? Я считаю, что было бы очень важно устроить телемост (и не один) с США или с Великобританией. Первый канал поддерживает это. А вот найти партнеров в США не удается. В данном случае мы оказываемся более готовыми к такому диалогу, чем они. Для меня Америка — родная страна. Я рассуждаю о ней как о моей стране. Я там вырос. Так вот, поразительно сегодня в Америке, что если вы посмотрите главные телеканалы, так они все говорят одно и то же относительно России. Отличаются только фигуры. Они мне напоминают нас гораздо в большей степени, чем я бы ожидал. Это больше похоже на то, что у нас было в Советском Союзе, что поразительно для такой страны, как Америка. Происходит интересное развитие.

Что такое гений

Рождению Ренессанса предшествовали темные времена, самые страшные, беспросветные, которые длились очень и очень долго. Вдруг из этого – цветение человеческого гения в философии, науке, живописи. Этому нет объяснений, почему и как, тем не менее это произошло. У меня ощущение, что мир сегодня находится в этом состоянии, что мы накануне чего-то нового. Что-то там зарождается в недрах и в какой-то момент начнет выходить. Потому что все старое, что мы испытали, уже никуда не годится. Что тот самый капитализм, о котором мечтали, не работает, создает больше проблем. Что колоссальные технические достижения не приносят нам счастья.

Я был в Тбилиси. Для своей программы «Познер» брал интервью у Резо Габриадзе. Я много брал интервью у выдающихся, блестящих, ярких людей. Вчера я осознал, что брал интервью у гения. Для меня гений — это человек, который видит мир по-другому. Когда мне было лет семь, я пристал к своему отцу, спросил у него, что такое гений. «Вот раньше, — рассказывал отец, — в XVII веке в Германии жил мальчик по фамилии Гаусс. И вот в шесть лет он пошел в школу, в классе было 40 человек и один учитель. Однажды в руки учителя попала очень интересная книга. Ему хотелось прочитать ее, и он придумал, чем занять детей. Он сказал: «Дети, я прошу вас сложить все цифры от 1 до 100. 1+2+3+4 и т.д. Когда получите ответ, скажите мне». Учитель подумал, что это надолго займет детей, и сел читать книгу. Буквально через две минуты он увидел, что маленький Гаусс поднял руку. Мальчик сказал, что у него есть ответ – 5050. Учитель спросил: «А как это у тебя получилось?» — «Так очень просто. Представьте эти цифры не столбиком, а параллельной линейкой. Смотрите, 1 и 100, будет сколько? 101. 2 и 99 будет сколько? 101. 3 и 98 будет сколько? 101. Значит, 50 пар по 101. 5050». Учитель понял, что имеет дело с гением».

В чем гениальность? Он видит по-другому, видит другую закономерность. Вы спросите: «А почему их так мало, вот таких?» Так решила природа. Я совершенно себя не отношу к этой категории. Бывают эпохи, когда вдруг возникает целая плеяда крупных людей, политических деятелей, писателей. Вот скажем, Золотой век русской литературы. Правление Николая I (это жуткое время) и Пушкин, Лермонтов, Гоголь… Или взять Серебряный век. Сейчас вообще не здорово в этом смысле и не только у нас. Где, где эти люди?

Рождество и Новый год

Я родился во Франции, я крещеный католик. Крестили меня в Соборе Парижской Богоматери. Я всегда помню Рождество, елку, подарки. Утром 25 декабря мне не разрешали вставать раньше семи утра. А потом можно было бежать к елке и находить там подарки. Это счастье. День рождения даже близко не стоит к празднику Рождества. Нет таинства всего этого. Новый год для меня — это тоже замечательный праздник. И оба эти праздника в моей семье всегда отмечались. Я только потом, приехав в Советский Союз, узнал, что есть Старый Новый год. Что вообще, конечно, странно, даже по звучанию. То, что РПЦ всегда жила по Юлианскому календарю, а не по Григорианскому, по которому живут все остальные, и то, что этот календарь отстает на 13 дней, в этом есть что-то показательное. Я думаю, что если бы РПЦ вдруг объявила, что переходит на Григорианский календарь, это был бы знак чего-то очень важного.

Смотреть видеозапись

Цикл открытых интервью проходит в рамках проекта «С европейской точки зрения» экспертной группы «Европейский диалог» при поддержке представительства Фонда Конрада Аденауэра в России. Партнером проекта выступает Центр развития благотворительной и социальной активности в Москве «Благосфера». Собеседниками члена экспертной группы «Европейский диалог» Евгения Гонтмахера уже стали посол ЕС в России Маркус Эдерер, декан экономического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова Александр Аузан, главный редактор издательского дома «Новое литературное обозрение» Ирина Прохорова.

Подписывайтесь на канал АСИ в Яндекс.Дзен.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем

С европейской точки зрения: Александр Аузан — о глобализации, ценностях и Большой Европе

Цикл открытых интервью в «Благосфере» с общественными деятелями, экспертами, политиками и писателями продолжился беседой с деканом экономического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова Александром Аузаном.

Ксавье Эммануэлли — о сути благотворительности, помощи каждому и милосердии

В центре «Благосфера» прошло открытое интервью с экс-министром Франции по социальным и гуманитарным вопросам, одним из основателей одной из самых известных международных гуманитарных организаций «Врачи…