Фото: Алексей Никольский / РИА Новости

К чему может привести смягчение «экстремистской» статьи, проект которого президент внес на рассмотрение в Госдуму.

Вчера стало известно, что Владимир Путин внес в Государственную думу проект, частично декриминализующий 282-ю статью Уголовного кодекса РФ. Согласно законопроекту, уголовная ответственность будет наступать только при повторном административном нарушении, совершенном в течение года. В первый раз нарушителя ждет административное взыскание.

Первые шаги президента

Сейчас 282-я статья гласит, что уголовное дело может возбуждаться и в отношении человека, ни разу не привлекавшегося за возбуждение вражды в административном порядке. Большинство уголовных дел по этой статье заводят за публикации в интернете: с начала 2018 года в российских регионах завели сотни уголовных дел по этому составу. Одно из самых известных — дело барнаульской студентки Марии Мотузной, которой грозит до пяти лет тюрьмы за картинки, опубликованные в соцсети.

По мнению уполномоченной по правам человека Татьяны Москальковой, предложение Путина о выведении лайков и репостов из уголовной сферы заслуживает поддержки.

«Инициатива президента еще раз показывает, насколько этот вопрос важен для гражданского общества. Это, в том числе, еще одно свидетельство зрелости общества: в цивилизованном и взаимоуважительном диалоге с властью был найден компромисс, который устраивает всех», — приводит слова омбудсмена агентство «РИА Новости».

По мнению Алексея Бушмакова, адвоката Международной правозащитной группы Агора, инициатива президента хорошая, однако не стоит ее слишком идеализировать, потому что в идеале нужно все составы 282-й статьи рассматривать как административное правонарушение.

«За слова, которые не принесли материального вреда и ущерба, в которых нет призыва к насилию и его оправданию, нельзя наказывать уголовно. В последнее время из-за злоупотреблений и непрофессионализма сотрудников полиции стали возбуждать совершенно абсурдные дела, где никакого экстремизма нет, но людей судят и наказывают. Такого быть не должно, и я надеюсь, что инициатива президента – это первый шаг в сторону либерализации уголовно-правовой политики в области преступлений экстремистской направленности», — сказал Бушмаков Агентству социальной информации.

С адвокатом солидарен и глава СПЧ Михаил Федотов. По его словам, в совете рассматривают проект как важный шаг в верном направлении. Кроме того, Федотов отмечает, что в пояснительной записке к законопроекту дается ссылка на постановление пленума Верховного суда, в разработке которого принимал участие совет.

«Я здесь вижу очень хороший знак того, что законодательная власть прислушивается к мнению судебной. Я считаю, что это важная президентская инициатива, и мы в совете ее, безусловно, поддерживаем. Хотя мы как максималисты, конечно, хотели бы большего, но рассматриваем это просто как очень важный шаг в абсолютно правильном направлении», — заявил Федотов.

По мнению Amnesty International, предложенный президентом проект никак не решает главных проблем антиэкстремистского законодательства: избирательности его применения и использования этого законодательства в карательных целях против инакомыслящих.

«Замена уголовного наказания на административное за те действия, в которых нет правонарушения с точки зрения прав человека – а такое мы часто видим на практике – это тоже не решение проблемы», – считает директор московского представительства Amnesty International Наталья Звягина.

Реальный срок станет ближе?

Даже в случае принятия проекта у властей останется возможность оказывать давление на людей, которые не согласны с властью, имеют иную точку зрения и публично ее транслируют, считает Алексей Бушмаков.

«Возможность преследования, конечно, остается в арсенале властей. Если сейчас большинство осужденных за преступления экстремистской направленности отделываются условными сроками, то в случае повторного нарушения, я уверен, человек будет получать реальное наказание. Повторное нарушение будет, возможно, даже неким отягчающим обстоятельством. Я знаю логику судей: раз ты не понял с первого раза, получай реальный срок», — опасается Бушмаков.

Наталья Звягина также отмечает проблему «хронической безнаказанности сотрудников правоохранительных органов за нарушения прав человека – в том числе и за необоснованное уголовное преследование инакомыслящих». По ее мнению, антиэкстремистское законодательство требует полного пересмотра, а сама практика его применения – глубокой реформы с привлечением независимой экспертизы, в том числе от организаций гражданского общества.

«Начать Государственная дума может с принятия президентских поправок. Одновременно уголовные дела в отношении жертв политически мотивированного преследования и административного рвения полицейских, искавших экстремизм в постах в социальных сетях, должны быть пересмотрены. Все те, в чьих действиях нет международно-признанных уголовных деяний, должны быть немедленно освобождены», – считает Звягина.

Что такое экстремизм

Понятия экстремизма в России и Европе отличаются. В нашей стране оно, по словам Бушмакова, трактуется гораздо шире.

«Международное понятие основывается на наличии призывов и побудительных мотивов к совершению противоправных действий. А у нас в обвинительных заключениях так и пишут: негативно высказывался о президенте, критиковал патриарха. Но с точки зрения европейского права такие высказывания допустимы, потому что эти люди — публичные лица, и они должны подлежать критическому анализу», — сказал АСИ адвокат.

Бушмаков выразил надежду, что российские правоохранительные органы отойдут от той практики, когда к якобы экстремистам безо всяких доказательств вламывались бойцы ОМОНа с дубинками и ставили всех к стенке.

«Так было, допустим, у Даниила Маркина из Барнаула — его мама тогда упала в обморок от ужаса. Кажется, президент дает правоохранительным органам сигнал: избегайте маразма. Я читаю его так», — отметил Бушмаков.

Подписывайтесь на канал АСИ в Яндекс.Дзен

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем