Фото: Flickr.com/ Charlón

Министерство просвещения намерено ужесточить правила усыновления для россиян. В частности, всех будущих родителей будут тщательно проверять психологи, а людям с ВИЧ могут так и не разрешить усыновлять детей.

Также семьи смогут брать ограниченное количество приемных детей, чтобы вместе с кровными (если они есть) было не больше трех, рассказала министр просвещения Ольга Васильева на встрече с журналистами в редакции «Комсомольской правды». Сейчас закон позволяет усыновлять до восьми детей.

По ее словам, такие решения были приняты после ряда трагических случаев с приемными детьми. Причиной тому министр назвала «небрежный подбор будущих родителей».

«В Смоленской области, например, приемному отцу было сначала отказано в усыновлении, но потом все-таки ребенок с братом и сестрой попал в эту семью. В итоге — следы насилия, убийство, — рассказала Васильева, отвечая на вопрос корреспондента РБК. — Мы ужесточим подбор так называемых родителей. Ужесточим, здорово ужесточим. Очень ужесточим».

«Давайте называть вещи своими именами: этот законопроект Минпроса — гвоздь в гроб усыновления, — заявил адвокат Антон Жаров. — Во-первых, вводится «отсев» усыновителей по признаку «психологи обследовали». Причем то, как и кто будет обследовать, будет решать также министр Васильева. Во-вторых, психологи также будут «обследовать» детей под опекой и, разумеется, опекунов. В-третьих, закрепощение опекунов: смена места жительства только с разрешения опеки. В-четвертых, теперь опека будет писать опекуну (и усыновителю) «план адаптации» ребенка».

семья дети
Фото: Flickr.com/ S O

Если планы Минпросвещения осуществятся, то, как говорят эксперты, мало кто сможет взять ребенка в семью, а детские дома снова будут переполнены.

По словам эксперта в области социальных практик и благотворительности, учредителя первого в России благотворительного социально-образовательного центра сопровождаемого проживания для молодых инвалидов «Квартал Луи» Алексея Газаряна, решения на уровне кабинета министров и президента похожи на качели: буквально в октябре 2017 года Владимир Путин говорил, что приемным семьям нужно помогать, как спустя несколько месяцев Ольга Васильева уже говорит об ужесточении.

«Еще вчера всех настраивали на устройство в семью, активный поиск и привлечение родителей, а сейчас политика снова меняется. По крайней мере ее тональность точно. Дети – заложники всего этого безобразия взрослых, — написал Газарян на своей странице в Facebook. — Обобщение по негативным случаям к хорошему не приводит. Даже если предположить (гипотетически), что статистически в приемных семьях уровень насилия выше, то это еще вообще ни о чем не говорит. Поскольку мы говорим о семьях, которым мало кто рад, которые сегодня дискриминируются и лишены должной помощи».

По словам эксперта, жизнь семьи после принятия ребенка сильно меняется, начинается динамика адаптации, могут возникнуть трудности с обучением, здоровьем, поведением. И несмотря на психологические тесты, интервью и опросники, невозможно предсказать риски, которые возникнут у семьи и детей на этом пути.

Нужны другие законы

«Как мы любим искать под фонарем, вместо того чтобы искать, где потеряли. Хорошая иллюзия, что можно раз — и одним запретом или одним тестом решить серьезнейшие проблемы, созданные отсутствием работающей профессиональной и качественной системы помощи детям и семьям, — говорит президент фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская. —  Текущая система порождает тонны детского горя и горя семей. Чтобы что-то изменилось, нужно в том числе менять законодательство».

На своей странице в Facebook Альшанская предложила свою модель изменения системы. В частности, в соцзащите должны работать специально обученные, умеющие находить к семьям индивидуальный подход сотрудники. Необходимы выплаты, позволяющие семьям и одиноким родителям, попавшим в трудную ситуацию и не имеющим возможности выйти на работу, реально содержать ребенка. Попавший в поле зрения органов профилактики или в госучреждение ребенок должен быть возвращен в свою семью, если ему там ничего не угрожает. В крайнем случае должен быть передан родственникам или знакомым, но никак не в детский дом. А подготовку принимающих семей нужно вести дифференцированно: отдельно — родственников, отдельно — усыновителей, отдельно — временно принимающих и семейные детские дома, отдельно — готовых принимать подростков или детей с ОВЗ.

«Про количество детей – давний разговор. Есть много разных мнений, «сколько можно». При этом надо понимать, что семья семье рознь, — утверждает Алексей Газарян. — Да, мы знаем, что есть родители, которые испытывают огромные нагрузки от большого количества, страдают сами, и вместе с ними страдают дети. Есть те, кто эксплуатирует детский труд, не сильно занимаясь воспитанием (это, кстати, вопрос не к количеству, на самом деле). А знаем и другие случаи: большие, дружные, с десятками внуков, у них как-то получается».

Мнения приемных родителей

Многодетная мама Светлана Строганова назвала инициативу Министерства просвещения «людоедством». Она опубликовала фотографии своих детей, четверо из которых — приемные, зачеркнув их крестиками. Светлана хотела таким образом показать, что они могли бы остаться жить в учреждении, если бы были приняты эти предложения Минпросвещения уже сейчас.

«Мы все думали, что же такое случилось с министром образования госпожой Васильевой, почему вдруг так она начала угрожать приемным родителям? Оказывается, это не просто «вожжа под мантию попала». Например, согласно этим поправкам, количество детей у приемного родителя, включая кровных детей, не может превышать трех человек. То есть если у меня есть своих двое детей, то я смогу взять только одного. Если трое — то уже все, мне дорога к приемному родительству закрыта», — полагает Светлана Строганова.

По ее словам, если уменьшить количество приемных родителей в несколько раз, то шансов у этих детей попасть в семьи практически не будет. Сейчас в системе официально 50 тыс. сирот, но на самом деле их гораздо больше, говорят эксперты. Если этот закон примут, сирот станет намного больше, считает многодетная мама.

«Мне не нравится идея министра образования Ольги Васильевой ограничивать число приемных детей в одной семье или ужесточать требования к приемным родителям. Мы с женой один раз через это все проходили. Пройти это можно. Сложно, но можно. Отчитаться перед опекой тоже можно. Обмануть сотрудника любой организации при желании можно. Если я плохо отношусь к ребенку 364 дня в году, а два дня в году его хвалю перед сотрудниками опеки, то это самый простой шанс засыпаться. Никакие экзамены, проверки и курсы повышения квалификации не могут дать стопроцентной безопасности ребенку. Если подозревать приемных родителей в том, что они садисты, извращенцы, корыстолюбцы и так далее, то это точно отличный способ сделать жизнь приемного ребенка в любой семье невыносимой», — написал Андрей Зайцев, президент фонда «Счастливый мир», в своем Facebook.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем

В Волгограде для школьников из многодетных семей проведут дополнительные занятия в библиотеках

Волгоградские библиотеки поддержали проект «Социальная школа». Общественная организация «Многодетный Волгоград» решила проблему дефицита площадок для бесплатных дополнительных занятий со школьниками.

Отказной законопроект

Комментируя инициативу Министерства просвещения об ужесточении отбора кандидатов в приемные семьи, НКО выступают за другое изменение законодательства, в частности предлагают ввести систему сопровождения таких семей.…