Фото предоставлено комитетом «Гражданское содействие»

Спустя 28 лет пенсионерку Жанну Джавадовну могут лишить единственного жилья. Она бежала в 1989 году из Баку в связи с конфликтом в Карабахе – тогда беженцами стали несколько сотен тысяч человек.

Прибывших в Москву в то время расселяли по свободным местам в гостиницы. По мере того как гостиницы переходили в частное владение, вставал вопрос о расселении беженцев. Некоторые новые собственники предоставляли жильцам из Баку отдельные квартиры. Но в части гостиниц люди так и остались жить: либо им не предложили новое жилье, либо предложили совсем плохое. Например, в «Останкино» уже 28 лет в трех номерах живут беженцы.

Но недавно гостиница подала иск в суд и попросила выселить беженцев в Подмосковье, мотивируя это тем, что на жилье в гостинице бакинцы могли рассчитывать, когда официально были беженцами, а после получения гражданства должны жить в другом месте.

Как сообщает комитет «Гражданское содействие», право на расселение прописано в распоряжении Правительства Москвы от 30 декабря 2002 года 2049-РП «О проживании отдельных категорий граждан». Но статус беженца бакинцам предоставлен официально никогда не был.

«То, что людей, которым уже больше 70 лет, выселяют в область, лишая тем самым и столичных пенсий, и столичной медицины, владельцев гостиниц, конечно, мало интересует. В какой-то степени логично: ответственность за то, чтобы временное жилье было заменено постоянным на человеческих условиях, несут, конечно, не гостиницы. Но это только с одной стороны. С другой — владельцы же понимали, что приобретают собственность с обременением. Но тогда кто ответственен?» — говорится в сообщении комитета, поступившем в редакцию АСИ.

25 июня в Останкинском суде пройдет слушание дела, где будет решаться вопрос о выселении.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем

ЕСПЧ встал на сторону гражданина Конго, которого почти три года держат в подмосковном депортационном центре

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) признал, что российские власти нарушили статью 5 Конвенции о защите прав человека — «Право на свободу и личную неприкосновенность».