Традиционная пятничная рубрика обозревателя Агентства социальной информации — о деле Юрия Дмитриева, новеллах для призывников и печальных околоспортивных традициях.

Фото: flickr.com / Salih IGDE

Юрий Дмитриев

Оправдательный приговор, особенно если дело уже вызвало резонанс в обществе, — случай в современных российских судах настолько редкий, что Красная книга по сравнению с этим — это сборник наиболее часто встречающихся животных и растений. В Петрозаводске суд оправдал руководителя карельского отделения общества «Мемориал» Юрия Дмитриева по двум статьям обвинения из трех, и это уже стало поводом говорить о том, что судья, вынесшая решение, защитила, таким образом, не только историка, но и честь судебной системы. Успешный исследователь мест захоронений жертв политических репрессий Дмитриев, основавший мемориальный комплекс «Сандормох» на месте расстрела более 9 тыс. человек, очевидно, человек не очень «удобный» для государственной машины, и странное дело, которое тянулось с 2016 года, лишь демонстрирует степень его «неудобности». Вот честное судебное решение принято — и человек вышел из зала суда в статусе невиновного (суд лишь назначил Дмитриеву наказание в виде ограничения свободы по статье о незаконном хранении оружия), но кто вернет месяцы измотанных нервов, упущенных возможностей и просто обычной, нормальной жизни?

Очень срочная служба

На фоне многолетних умных разговоров о неизбежном переходе к контрактной армейской службе и отказе от срочного призыва вчерашних школьников никто не собирается упрощать жизнь молодым людям, которые к 2018 году еще не вышли из призывного возраста. Пока Европейский суд рассматривает жалобу граждан России, желающих продолжить обучение в магистратуре (но которых одновременно желают и военкоматы), депутаты решили обязать молодых людей самостоятельно являться на призывные пункты — вне зависимости от того, получили они повестку или нет. С одной стороны, логику законодателя можно понять: система, при которой простое неполучение повестки делает тебя невидимым и невиновным для государства, явно не устраивает людей в погонах, но с другой — заставить добровольно являться в военкоматы людей, не стремящихся надевать сапоги, будет явно не так уж и просто. Нет сомнений в том, что закон будет принят (его первое чтение заняло у депутатов две с половиной минуты), и совсем не исключено, что в Госдуме могут придумать что-то новое и касательно ответственности за его невыполнение. Было бы неплохо, если бы в попытках так или иначе заставить молодых людей отправляться на срочную службу законодатель еще и обеспечил бы защиту тем, кого военкоматы уже успели обуть в сапоги. Тогда, возможно, у фонда «Право матери» было бы меньше работы.

Околофутбол

Масштабные спортивные события в России, кажется, всегда сопряжены с неадекватным отношением к окружающему пространству. Если Олимпиада в Сочи уничтожила реликтовые самшитовые леса (не говоря уже о коммерческом освоении уникальных земель и угрозе государственной программе по спасению переднеазиатских леопардов), то предстоящий чемпионат мира по футболу пока что ассоциируется в основном с многомиллионными тендерами на массовые убийства бездомных собак. Говорится ли что-нибудь в регламенте Международной федерации футбола о необходимости геноцида бездомных животных? Учитывая, как неповоротлив Международный олимпийский комитет в вопросах о непоправимом ущербе от сочинских Олимпийских игр, не приходится ждать и какой-то жесткой позиции от футбольной федерации, которая уже заявила, что у них и так много дел в преддверии чемпионата. В общем, не до собак. Тендеры на массовую «утилизацию» животных особенно ярко смотрятся на фоне старых историй про иностранных олимпийцев, спасавших бездомных животных из Сочи. Может быть, и сейчас какому-нибудь псу повезет избежать «утилизации» и спастись, эмигрировав за границу. Очевидно, что ожидать сладкой жизни на родине не приходится.

Читайте новости в удобном формате в Яндекс.Дзен АСИ. Подписывайтесь.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем