Фото: Flickr.com/ Stephen Carroll FotoFiction

Введение административных штрафов за приставания и домогательства на рабочем месте может действительно защитить людей от насилия, считают специалисты.

По информации РБК, зампредседателя думского комитета по делам семьи Оксана Пушкина выступила с предложением прописать понятие «харассмент» (приставания и домогательства на рабочем месте) в законодательстве. Однако на эту инициативу в Госдуме отреагировали скептически. Первый зампред Комитета Госдумы по госстроительству и законодательству Михаил Емельянов согласился с идеей, но только если за домогательства будет предусмотрена административная, а не уголовная ответственность.

«Я думаю, что, прежде всего, если это волнует женщин российских, то наказание можно ввести, но ввести хотя бы административную ответственность, потому что уголовная ответственность – это, наверное, слишком крутое наказание», — сказал Емельянов в интервью РИА Новости. Он добавил, что нужно оценить актуальность этой проблемы для российских женщин. По его мнению, эта тема актуальна лишь на Западе.

«Надо понимать, что сексуальные домогательства — это преступление в отношении личности. Наше общество демонстрирует отсутствие такого понимания. Мнение депутатов показывает то, что в РФ не работают законы по защите прав граждан», — поделилась в интервью корреспонденту Агентства социальной информации исполнительный директор центра «Сестры» Надежда Замотаева.

По мнению экспертов, закон нужен в гражданском законодательстве, а не в уголовном (как сделано во многих странах), чтобы попытки женщин пожаловаться на домогательства не были заранее обречены на провал.

«Существующая в УК статья 133 «Понуждение к действиям сексуального характера» не работает на практике именно потому, что процедура по уголовным делам гораздо более сложная, от истца требуются значительные усилия, чтобы не было отказного материала и дело в итоге возбудили. Кроме того, в формулировке существующего закона не определено понятие домогательства как таковое, а понуждение описывается как «шантаж, угрозы уничтожением, повреждением или изъятием имущества либо с использованием материальной или иной зависимости потерпевшего (потерпевшей)». Соответственно, если не было прямых угроз физической безопасности, деяние не попадает под статью», — рассказала корреспонденту Агентства социальной информации психолог Юлия Лишафаева.

харассмент
Фото: Flickr.com/ Hardly Abbey

По словам психолога, если же статья о домогательствах присутствует в гражданском кодексе (с такой формулировкой, или на основе расширенного толкования необходимости защиты прав и личного достоинства работников), то процедура значительно упрощается.

«Насколько я понимаю, принципиальная разница в том, что уголовный процесс всегда осуществляется в интересах государственных, а гражданский — служит удовлетворению частных интересов. Соответственно, в гражданском процессе суд не добывает доказательства сам, а рассматривает те, которые предоставлены сторонами процесса, и, если истец отказывается от своих притязаний, гражданский процесс прекращается. Процедура гораздо более простая. Разумеется, нужна разработанная внятная статья, и, если в соответствии с процедурой обязанности по защите прав и достоинства работника будут возложены на работодателя, до суда в большинстве случаев дело предпочтут не доводить», — говорит эксперт.

В России не принято создавать скандал из случаев домогательств, потому что у пострадавших, как правило, нет необходимой правовой поддержки и уверенности в том, что они смогут чего-то добиться, утверждают специалисты. Хотя случаев домогательств не меньше, чем за рубежом.

«Преступления совершаются везде, и в нашей стране также. Общественное мнение выражает реальную картину, основанную только на «мифах», так как нет правового ответа государства. На Западе как раз нет скандала, там заявляется о преступлении и собираются доказательства. Мы получаем неполную информацию о том, что там происходит», — утверждает Надежда Замотаева.

«Например, у многих на слуху жесткие условия работы в среде «палаточников», в мелком бизнесе: женщина вынуждена оказывать сексуальные услуги хозяину, иначе он сделает так, что у нее будут большие недосдачи. Это общеизвестная практика, которую предпочитают «не замечать», — говорит Юлия Лишафаева. — Думаю, человек, утверждающий, что «у нас такого нет», предпочитает не изучать ситуацию беспристрастно и не замечать определенных фактов, чтобы сохранить для себя безопасную картину мира. Отрицание — распространенная и довольно простая для понимания защита: если я не замечаю чего-то в окружающей реальности, то в моей реальности этого просто нет, и мне не надо ничего переживать по этому поводу».

Женщина готова постоять за себя

Обсуждая проблему харассмента, зампред Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству Елена Афанасьева заявила, что флирт на работе редко переходит в «экстремальную» форму давления на подчиненных.

Как сообщает РИА Новости, по словам сенатора, проблема сексуальных домогательств на работе порой преувеличивается обществом — так, сама она за 25 лет своего трудового стажа ни разу не сталкивалась с ними, хотя ее начальниками всегда были мужчины. Кроме того, российские женщины не побоятся сами дать отпор, если сочтут, что их права как-то нарушаются, подытожила зампред комитета.

«Чтобы давать отпор — надо чувствовать себя достаточно защищенной. Тут важно не смешивать понятия «домогательства» и «флирт». Домогательство — это не флирт! Флирт — процесс всегда двусторонний, позиции участников равны, отпор и отказ — не влечет никаких последствий для отказавшей, — прокоментировала Юлия Лишафаева. — В случае домогательств — всегда присутствует дисбаланс власти. То есть сторона, которая домогается, по определению чувствует себя более устойчивой и безнаказанной. Действия могут квалифицироваться как сексуальное домогательство в том случае, если женщина ощущает неуместность подобного отношения и чувствует его агрессивную подоплеку, а также занимает подчиненное положение по отношению к своему обидчику, каким-то образом зависит от его воли (студентка и принимающий экзамены преподаватель, подчиненная и начальник)».

Как отметила эксперт, отсутствие защиты означает отсутствие опоры в своем праве защищать себя. И в таких условиях закономерным будет подстраиваться под среду, приобретать некоторые привычки «жертвы», проще говоря — молча терпеть, поскольку нет альтернативы.

харассмент
Фото: Flickr.com/ Wasatch Defense Lawyers

«Я считаю, что сексуальные домогательства на работе — это форма торговли людьми, когда используется зависимое экономическое и иерархическое давление, — подчеркнула исполнительный директор центра «Сёстры» Надежда Замотаева. — Госпожа сенатор путает понятия флирт и насилие — это разные вещи, так как имеют разные цели. Цель домогательств, как и любого насилия, — власть и контроль, и на работе их реализовать, к сожалению, проще для насильника, обладающего властью начальника, например».

Рекомендации экспертов

Пока закон не принят, нужно любыми способами его продвигать: говорить правду, называть вещи своими именами, поддерживать пострадавших и порицать насилие. Только таким способом, по мнению психологов, можно защитить женщин от домогательств.

«Хорошо бы развивать чувствительность к себе и окружающей среде, замечать свой дискомфорт на ранних этапах, чтобы не попадать в безвыходные ситуации, и вовремя отслеживать возможности уравнивать дисбаланс власти, — подытожила психолог Юлия Лишафаева. — Поддерживать друг друга (в том числе в социальном пространстве), создавая безопасную среду, фон, на котором отстаивание своей неприкосновенности будет более безопасным. Очень важно, на мой взгляд, понимать, что у большинства людей (за некоторыми исключениями) нет никакого мотива специально кому-то вредить. Высказывая определенные дискриминирующие суждения, они лишь воспроизводят стереотипы, принятые в этой социальной среде. С изменением социальной или корпоративной культуры меняются суждение и поведение отдельных людей. Поэтому борьба может заключаться в усилиях по изменению этой культуры, в высказывании альтернативных точек зрения. Было бы неплохо, если бы Трудовой кодекс содержал требования к охране не только физического, но и психического здоровья работника, это может послужить правовой базой для защиты от преследований, травли на рабочих местах (и сексуальные преследования могут быть рассмотрены как частный случай травли)».

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем

Инициатива снизу: СМИ и правозащитники протестуют против решения Госдумы по «делу Слуцкого»

Об отзыве всех своих парламентских корреспондентов 21 марта заявил холдинг РБК. Позже к бойкоту присоединились телеканалы «Дождь» и RTVi, газета «Коммерсантъ» и радиостанция «Эхо Москвы».

Тульская область присоединилась к международной акции «16 дней без насилия»

Кризисный центр помощи женщинам совместно с тульским благотворительным фондом «Точка возврата» под патронатом Министерства труда и социальной защиты Тульской области во второй раз принимают участие…