Фото: flickr.com / banspy

С момента задержания 9 января правозащитник не мог принимать твердую и горячую пищу.

Руководитель представительства Правозащитного центра «Мемориал» в Чеченской Республике Оюб Титиев, задержанный 9 января по обвинению в хранении наркотиков, получил необходимую медицинскую помощь только через три недели после ареста, сообщает Правозащитный центр «Мемориал».

«С момента своего задержания 9 января Оюб оставался без большей части зубов — именно 9 января он должен был у своего стоматолога примерять зубные протезы. В результате он не мог принимать твердую и горячую пищу. Помощь своего стоматолога Титиев смог получить лишь 30 января в медицинском кабинете СИЗО. Врачу выдали пропуск в изолятор на четыре посещения», — заявили правозащитники.

Кроме того, в «Мемориале» заявляют, что «есть все основания ставить вопрос о том, что фальсификация уголовного дела в отношении Оюба Титиева, начавшаяся с подброса ему наркотиков, продолжается в ходе предварительного следствия». Правозащитники сообщают, что свидетель, который якобы видел Титиева при неких важных для обвинения обстоятельствах, не смог опознать его среди группы людей.

«27 января выяснилось, что следственная группа решила «переиграть» неугодные для них отрицательные результаты опознания. Такое следственное действие можно провести только один раз — свидетель либо опознал, либо не опознал человека. Следствие нашло «выход» — перечеркнуть результаты опознания и представить все так, будто на самом деле свидетель опознал Оюба», — заявляют в «Мемориале».

Оюбу Титиеву грозит от трех до десяти лет заключения по ст. 228 Уголовного кодекса РФ. Международный Мемориал организовал кампанию солидарности с правозащитником.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем

«Вы по краю пропасти ходите»: неизвестные угрожают представительству центра «Мемориал» в Махачкале

В Махачкале (Дагестан) подожгли автомобиль правозащитного центра «Мемориал». По словам сотрудников организации, это была очередная попытка запугать правозащитников и сделать невозможной их работу на Кавказе.