Фото: flickr.com / Leonid Mamchenkov

Традиционная пятничная рубрика обозревателя Агентства социальной информации — о незаменимых экологах, давлении на правозащитников и будущем волонтерского движения.

21 тысяча против

Экологи отбили очередную атаку на российские заповедники и национальные парки — Министерство природных ресурсов и экологии отказалось от поправок к действующему законодательству об особо охраняемых природных территориях, которые могли позволить передавать ценные земли в частную собственность. «Приватизации не подлежат», заявило министерство в письме Гринпис России. Остается открытым вечный вопрос, какими путями подобные поправки все же выходят на официальный уровень. Изначально лоббистский замысел или просто безалаберное отношение к текстам законопроектов? В любом случае, отдельной похвалы заслуживает Гринпис России — экологи оперативно реагируют на любые опасные формулировки, спрятанные в текстах законопроектов, и собирают тысячи подписей против: за неприкосновенность заповедников и национальных парков подставили подписи 21 тысяча человек. Это много или мало? Получается, что этого достаточно.

На острие

По всему миру растет число убийств и насильственных исчезновений людей, которые занимаются защитой прав человека. По подсчетам Front Line Defenders, в 2016 году во всем мире был убит как минимум 281 правозащитник. Это почти на треть больше, чем в 2015 году. Скорее всего, пострадавших и убитых гораздо больше: «правозащитник» — должность не официальная, никто из этих людей не носит при себе опознавательных знаков или маркеров, по которым можно было бы точно определить, что тот или иной человек занимается отстаиванием прав. Какова реальная цифра, беспристрастно показывающая количество убитых, исчезнувших, подвергнутых пыткам и жестокому обращению? Вряд ли когда-нибудь правозащитники будут работать в безопасности — права человека чаще всего нарушают не пацифисты, с которыми исключительно приятно вести дела и вести продуктивные диалоги о том, где именно и как они оступились. Но ситуация очевидно усугубляется, когда дискредитация правозащитной деятельности ведется на государственном уровне, а людей, которые борются за соблюдение своих прав, называют «иностранными агентами».

Человеческий капитал

5 декабря в России впервые отметили День добровольца (или «волонтера» — кому как больше нравится). На растущую популярность волонтерской деятельности уже довольно давно обратило внимание государство и этот интерес, очевидно, со временем только растет (2018 год ожидаемо будет Годом волонтера). С одной стороны, внимание власти к добровольческому тренду приносит сектору ощутимую пользу, а с другой — риск чрезмерной формализации волонтерской деятельности высок, как никогда. Государственная поддержка волонтерства легко укладывается в общероссийский тренд. Он предполагает поддержку тех институтов гражданского общества, которые способны относительно безопасно разделить с государственными институтами социальные обязательства. Пожалуй, рост популярности волонтерства — это наиболее приятная тенденция в современном гражданском обществе, поскольку добровольчество собирает вместе самостоятельных, активных и думающих людей. И поэтому управлять волонтерским корпусом как пожелается, к счастью, вряд ли получится: добрую волю умных людей стандартизировать нелегко.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем