Фото: flickr / City Foodsters

Обозреватель Агентства социальной информации на этот раз рассуждает о событиях уходящей недели и явлениях, которые не могут не настораживать.

Не тлеть и не выгорать

Вряд ли кто-то не слышал фразу «сгореть на работе», но до сих пор не каждый знает, что такое «эмоциональное выгорание», в чем оно проявляется и чем отличается от депрессии — тоже серьезного диагноза. О выгорании все чаще говорят люди, занятые в сфере помогающих профессий, практически ни один разговор по душам и на рабочие темы среди сотрудников некоммерческих организаций, благотворительных фондов без этого не обходится. Разница лишь в контексте. Кто-то не понимает, что с ним происходит и почему осмысленная деятельность, которая раньше приносила радость, сегодня вызывает отторжение и каждое утро становится все тяжелее заставлять себя отрывать голову от подушки. А кто-то уже знает, что такое выгорание и как с ним бороться.

Как обычно, есть хорошие новости и есть плохие, и проще всего будет сослаться на авторитетный источник. Так вот, если вы работаете в благотворительности, то у психолога Людмилы Петрановской для вас неутешительные новости: полностью избежать выгорания просто не удастся. Но есть и хорошая новость: выгорание можно вычислить на ранней стадии, и тогда для восстановления себя вам хватит обычного отпуска. Еще одна плохая новость в том, что если вы просто проигнорируете процесс выгорания, ваше восстановление будет крайне сложным.

Специально для сотрудников фондов, врачей и волонтеров Фонд борьбы с лейкемией и Московский институт гештальта и психодрамы организуют программу психологической помощи. В программу, разработанную pro bono тренерами и психотерапевтами института, входят бесплатные психологические консультации и групповая работа. Для того чтобы принять участие в программе, необходимо просто прислать заявку и записаться в группы, работа которых стартует в октябре. Пока, к сожалению, только в Москве, но мы же только начинаем, верно? Пару лет назад многие из нас даже не знали, что их непроходящая усталость имеет совсем другое название. Записывайтесь. Невозможно спасать других, если ты не можешь спасти себя, что бы кто на этот счет ни говорил.

Агенты и уголовники

В России прекращено первое уголовное дело, возникшее в связи со «злостным» уклонением от исполнения закона «об иностранных агентах». Наказание грозило руководителю Союза «Женщины Дона» и одноименного фонда Валентине Череватенко. Союз «Женщины Дона» включили в реестр «иностранных агентов» в 2014 году, а фонд – в 2015-м. Череватенко обвиняли, что она, имея «преступный умысел», зарегистрировала фонд в попытках избежать действия этого же закона. По мнению правоохранительных органов, Череватенко намеренно не подавала заявление о включении в реестр «иностранных агентов», хотя знала, что ведет соответствующую деятельность.  «Политическая деятельность» ее фонда, как это обычно и бывает, заключается в проведении просветительских семинаров и развитии потенциала общественных деятелей. Это цитата из постановления о возбуждении дела.

Дело в отношении Череватенко, успевшее приобрести международную огласку и вызывавшее возмущение правозащитников по всему миру, было прекращено за отсутствием состава преступления. За то время, что ей грозил реальный срок, она успела получить премию «За права человека и верховенство закона» и стать лауреатом премии имени Анны Политковской за поддержку гражданского населения в условиях вооруженных конфликтов на Северном Кавказе, в Армении, Грузии и на Украине. На очевидную абсурдность дела указывали в президентском Совете по правам человека, подчеркивая, что оно создает угрозу нарушения Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Правозащитники отмечали, что сам термин «злостность» — оценочный, при этом именно злостное уклонение ведет к уголовному, а не административному наказанию.

На протяжении нескольких лет третий сектор достойно сопротивлялся, но в конце концов был вынужден привыкнуть жить в правовом поле, предполагающем, что каждая некоммерческая организация с когда-либо полученными зарубежными грантами может заснуть спасателем, а проснуться «иностранным агентом». Однако все-таки уголовная ответственность за нежелание добровольно внести свое имя в реестр Министерства юстиции – это уже чересчур. После благоприятного завершения истории с Череватенко правозащитники заочно спорят, что это было – «оттепель» или характерный признак застойного давления на третий сектор. Дело главы «Женщин Дона» могло отправиться в суд, но скоро России придется как-то обосновать Европейскому суду необходимость национального закона «об иностранных агентах», и тогда объяснять пришлось бы на порядок больше.

Планета в долг

Ресурсы планеты, на которой мы живем, не бесконечны. Со временем они восстанавливаются (не все), но мы расходуем их гораздо быстрее, чем Земля успевает предоставить нам новые, чтобы удовлетворить растущие год от года потребности человечества в еде, воде и энергии. Всемирный фонд дикой природы придумал День экологического долга и посчитал: каждый календарный год наступает день, когда спрос человечества на ресурсы планеты превосходит возможности Земли. С этого дня мы начинаем жить в долг, расходуя то, что уже не успеет восстановиться. В 2017 году такой день наступит 2 августа. Получается, что четыре месяца в году человечество будет опасным паразитом.

Экологи посчитали, что нам всем требуется 1,7 такой планеты, как наша Земля, чтобы обеспечить свои базовые потребности в биоресурсах. Каждый год мы расходуем ресурсы планеты все быстрее и быстрее, а день долга все ближе приближается к началу года: если в 2015 году он пришелся на 13 августа, то в 2016-м – уже на восьмое.

Не нужно думать, будто за перерасходование ресурсов ответственны исключительно корпорации и правительства. На самом деле «экологический след» есть у каждого из нас. Это площадь земли, необходимая нам, чтобы давать ресурсы и забирать отходы. След складывается из товаров и услуг, которыми пользуется каждый.

Оценив тенденцию, экологи уже назначили примерную дату ожидающей нас катастрофы – это 2050 год. Эксперты считают ее неминуемой в том случае, если население Земли будет расти так же, как сейчас, а способы производства еды и пищевые предпочтения людей не изменятся. Это плохая новость, которая означает, что если мы не хотим оставить нашим потомкам планету, более или менее пригодную для жизни, нам придется слегка изменить рацион и питаться местными и сезонными продуктами. А еще меньше летать на самолетах (летя из Москвы в Нью-Йорк, каждый из нас «производит» столько углекислого газа, сколько способны компенсировать четыре дерева за 100 лет) и частично отказаться от личных автомобилей, пересев на городской транспорт. Звучит как не слишком дорогая цена за планету, которая будет способна делиться с нами своими ресурсами, да?

Рекомендуем