Фото: flickr.com / Yair Aronshtam

В пятничной рубрике обозреватель Агентства социальной информации рассуждает о значительных, по его мнению, событиях уходящей недели, новости о которых меняют нас.

(Не)свобода слова

Human Rights Watch представила очередное исследование, посвященное свободе слова в нашей стране сегодня. 83-страничный доклад «Онлайн и по всем фронтам. Наступление на свободу выражения мнений в России» посвящен обновленному российскому законодательству, существенно влияющему на свободу высказываний в Рунете. За последнее время в России был принят ряд жестких законов, регламентирующих активность граждан в Сети и касающихся сетевой инфраструктуры, продолжается активное правоприменение антиэкстремистского законодательства, критикуемого правозащитниками за неконкретность. Так, исследователи центра «Сова» говорят о том, что в с 2014 по 2016 годы именно с активностью в Сети было связано около 85% приговоров за «экстремистские высказывания». Граждане, признанные виновными, получали наказания в виде штрафов, обязательных работ и лишения свободы. При этом «борьбой с экстремизмом» дело не ограничивается, в обойме у правоприменителей всегда есть законы, «защищающие» чувства верующих и предотвращающие «пропаганду» нетрадиционных сексуальных отношений.

В России 2017 года важно время от времени напоминать себе, что главным законом страны пока еще остается Конституция, которая содержит предельно четкие формулировки: каждому гарантируется свобода мысли и слова, каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом, цензура запрещается. Исследование Human Rights Watch и количество приговоров за посты и репосты в социальных сетях, кажется, говорят о том, что, возможно, есть еще одна, какая-то другая Конституция, позволяющая авторам новейших российских законов создавать новые правила, не оглядываясь на базовые права человека и гражданина. Не исключено, что подобное законотворчество скоро ударит не только по таким абстрактным для многих понятиям, как «свобода слова» и «свобода совести», но и по кошельку граждан: некоторые эксперты предупреждают, что «пакет Яровой», обязывающий операторов связи бережно хранить данные о нашей с вами активности в Сети, будет реализован именно за счет существенного повышения цен.

По соображениям совести

Европейский суд по правам человека впервые рассмотрит жалобу из России, касающуюся проблем с возможностью призывника попасть на альтернативную гражданскую службу (АГС) вместо армии. В 2014 году призывная комиссия отказала выпускнику факультета философии человека РГПУ имени А.И. Герцена, посчитав, что представленные им документы «не соответствуют доводам о том, что несение военной службы противоречит убеждениям». Суды оставили без удовлетворения его жалобы, решив, что пацифистские взгляды молодого человека должны были формироваться в течение определенного времени — у него, по мнению судей, они возникли слишком внезапно. В итоге жалоба дошла до Европейского суда, который попросил Россию предоставить в Страсбург статистику по альтернативной гражданской службе в стране и данные о ежегодном количестве заявлений о замене военной службы на АГС.

Сегодняшняя любовь к обсуждению параметров широкой души русского человека и особых нравственных и семейных ценностей, исторически присущих гражданам России, слабо рифмуется с очевидным нежеланием признавать альтернативную гражданскую службу полезным и почетным делом для молодых людей с 18 до 27 лет. В последнем перечне Минтруда, определяющем возможные профессии для «альтернативщиков», 104 позиции — в том числе фельдшер, психолог, няня, плотник, повар, почтальон, санитар, столяр, слесарь, педиатр, терапевт, медбрат, преподаватель. Есть даже профессии пилота, артистов балета и оркестра. Можно ли их считать менее приоритетными и полезными для общества и государства, чем саперов или связистов? Институт альтернативной службы отчаянно нуждается в перезагрузке и более внимательном отношении, потому что призывники, выбирающие для себя путь без оружия в руках и при этом не желающие скрываться от военкомата, совершенно точно не заслуживают пренебрежения к себе со стороны общества и государственных структур.

Женщина и государство

Людмиле Алексеевой – 90 лет. Для многих она — лицо российского движения за права человека и гражданина: если говорят «правозащитник», то в первую очередь вспоминают ее. Алексеева занимается правозащитной деятельностью уже почти 50 лет и продолжает делать это и сегодня – много ли среди нас тех, кто может похвастаться такими достижениями? Многие ли могут представить себе, каково это – начать защищать права человека еще при СССР, прожить целую жизнь со страной, которая несколько раз меняла лицо, пока не стала Россией 2017 года, в которой мы живем сегодня? Даже в свой день рождения глава Московской Хельсинкской группы не упустила момент и добилась от приехавшего ее поздравлять Владимира Путина обещания помиловать бывшего сенатора Игоря Изместьева. Говорят, что после встречи с Алексеевой у главы государства было крайне хорошее настроение: Путин жал руки прохожим, приветствовал по-английски туристов и даже получил поцелуй в щеку от незнакомки.

Российский сектор некоммерческих организаций, благотворительных фондов – это, прежде всего, целая плеяда удивительных женщин, занимающихся уникальной работой, иногда благодаря, но чаще всего вопреки окружающим их обстоятельствам. Женщины в третьем секторе России – это и правозащитники,  и благотворители, и выдающиеся менеджеры и управленцы. И если у российского некоммерческого сектора женское лицо (а это, кажется, так и есть), то это лицо Людмилы Алексеевой. Ее пример показывает нам, что можно быть полезным в любом возрасте и практически в любых условиях. Конечно, не каждый обладает удивительной энергией Людмилы Михайловны, но, безусловно, смотря на нее, понимаешь, что нам всем есть куда расти и стремиться. Людмила Михайловна, с днем рождения, не останавливайтесь, давайте продолжать.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем