Фото: Вадим Кантор

20 марта, в канун Международного дня человека с синдромом Дауна, театральная мастерская фонда «Даунсайд Ап» показала свой новый спектакль «Сон Алисы».

Премьера прошла в малом зале Культурного центра ЗИЛ. Это уже вторая постановка театральной мастерской, в которой участвуют подростки с синдромом Дауна. Год назад они сыграли спектакль «Лукоморье», который позже стал дипломантом театрального фестиваля «Точка, точка, запятая». Как и «Лукоморье», спектакль «Сон Алисы» поставлен в технике театра теней.

«Во всем мире к этому дню приурочены события, которые должны обратить внимание общества и государства на возможности и потребности людей с синдромом Дауна. Россия не отстает от мирового сообщества. У нас уже добрая традиция — в этот день смотреть премьеру спектаклей театральной мастерской», – обратилась к зрителям перед началом представления директор фонда «Даунсайд Ап» Анна Португалова.

На сцене висит экран, за экраном – проектор. В его ярких лучах по экрану движутся тени. Но не только тени! Фантазия режиссера, мастерство хореографа, художников, энтузиазм, с которым играют актеры, плюс великолепная музыка создают многокрасочное, феерическое зрелище. В спектакле нет закадрового текста, только музыка и песни, но он выглядит очень целостным.

«Мы поняли, что у нас есть богатый материал в виде музыки, которая и стала импульсом что-то сотворить. Музыка была выбрана неслучайно и очень вписывалась в жанр «Алисы», в эту сновиденческую реальность, – рассказывает о постановке режиссер театральной мастерской Николай Ильницкий. – Музыка стала основным в спектакле, и текстом пришлось пожертвовать, он есть только в двух песнях. Но это пока полуфабрикат, может что-то еще изменится. Актерам надо посмотреть видео, снятое из зала, этот этап нам еще предстоит — довести спектакль до какой-то более определенной формы».

Николай Ильницкий

Театральная мастерская для детей с синдромом Дауна появилась как ответ на потребности семей, в которых растут необычные дети. Теперь дети могут продолжать занятия в мастерской, после того как они заканчивают заниматься по программе «0-7».

Мастерская начала действовать в 2015 году и стала частью большой программы работы со школьниками и подростками с синдромом Дауна. «Мы не ориентируемся на подготовку спектаклей для театральных фестивалей, основная задача – создать условия для развития способностей подростков, – рассказывает директор отдела стратегии, руководитель проекта «7+» фонда»Даунсайд Ап» Александр Боровых. – Работа мастерской вписана в программу «7+». Театральная мастерская хороша тем, что в ней есть групповые занятия, отработка конкретных навыков. Есть возможности развития творческих, коммуникативных способностей, поведения, речи, работы в команде – здесь это все зашито в творческий процесс, который детям интересен и является для них дополнительным стимулом».

По ту сторону экрана

В студии занимаются и несколько обычных детей, обычно это братья или сестры подопечных фонда, хотя изначально идеи сделать студию инклюзивной не было.

Директор центра сопровождения семей Татьяна Нечаева поясняет, что семьи приходят в программы фонда с момента рождения детей. Постепенно, в ходе занятий с педагогами, дети приобретает определенные навыки и умения.

«Так сложилось, что мы в течение 20 лет работали в системе ранней помощи, и по достижении семи-восьмилетнего возраста дети выходили из программы. И мы задумались, а что с ними происходит потом? К тому же мы постоянно получали пожелания от родителей не бросать их, получать поддержку и дальше», — рассказала Татьяна Нечаева. Если полученные навыки потом ни во что не выливаются, это становится огромной психологической проблемой как для родителей, так и для самого ребенка с синдромом Дауна. Именно поэтому театральная мастерская была создана как средство для самовыражения подростков, научившихся много чему в предыдущие годы.

«Процесс социализации – двухсторонний, — подчеркивает Татьяна Нечаева. — Надо готовить среду, создавать возможности для самореализации, поиска своего места в жизни, профориентации. Помимо умения читать и писать, надо уметь правильно себя вести, налаживать социальную коммуникацию. Нужно работать с родителями, с самого начала нацеливать на то, чтобы их ребенок не сидел в четырех стенах, а мог быть участником театральной мастерской, какой-то производственной практики».

Алеша Семенов в мастерской с самого ее образования, играл в спектакле «Лукоморье», участвует и в «Снах Алисы». Его мама, Галина Семенова довольна, что у сына есть такое увлечение, как театр: «Мы потихонечку двигаемся. Нельзя сказать, что был резкий скачок, но у детей появляются какие-то интересы, значимость, они гордятся, что они артисты. Наши приятели, посмотрев спектакль с Алешиным участием, сказали ему, что он настоящий артист, и это было для него большой похвалой».

Хореограф Сергей Фурсов занимается постановкой танцев, учит детей сценическому движению. «Занятия в студии развивают их социальные навыки – общение, коммуникации, самостоятельность выбора, что очень сложно для ребят с синдромом Дауна. У любого артиста изменения есть, но все ребята очень разные и каждый движется в своем темпе. Для кого-то достижение уже то, что он первый раз вышел на сцену, а до этого боялся. А кто-то уже выполняет сложные задачи, даже трюки».

Режиссер Николай Ильницкий работает с особыми детьми уже три года и у него давно сложились с подопечными партнерские отношения. «Я быстро преодолел определенный барьер, и уже не ощущаю его. Театр теней дает возможность посмотреть на себя со стороны, работая с тенью как с партнером. И подростки себя так постепенно изучают. У кого-то этот процесс идет более прогрессивно, у кого-то менее. А кто-то вдруг выдает такие вещи, которые по-хорошему поражают. У каждого процесс изменения проявляется по-своему. Мы с ребятами занимаемся и йогой, и после нее их тело начинает живее разговаривать — в неестественных позах начинает проявляться естество. Это тоже полезно и для изучения себя», – говорит режиссер.

«Наша голубая мечта ­– сделать так, чтобы были серьезные театры, в которых человек с синдромом Дауна мог бы найти свое место и в качестве актера, и в качестве зрителя, и в качестве технического работника сцены. Наша и подобные студии — не конец пути, а ступенька в развитии, в истории обучения. Мы все должны думать над тем, как мы вместе с государством сможем создать такие условия, раскрыть эти пути. Мы считаем, что все люди с особенностями должны иметь возможность реализовать себя», – считает руководитель программы «7+» Александр Боровых.

В театральной мастерской занимаются дети с 12-летнего возраста. Впереди у них репетиции, участие в театральных фестивалях, новые спектакли.

Рекомендуем