Фото: facebook.com/civilforum

В рамках прошедшего в Москве в минувшую субботу IV Общероссийского гражданского форума состоялась дискуссия о набирающем популярность движении pro bono — волонтерских профессиональных услугах. Эксперты обсудили вопросы мотивации волонтеров, оказывающих pro bono услуги, и призвали НКО учиться разговаривать с бизнесом на одном языке.

Для бизнеса оказание pro bono услуг – это часть корпоративной социальной ответственности, а НКО получают компетентную, профессиональную помощь от тех, кто в состоянии ее оказать, говорит Григорий Мартишин, программный директор школы руководителей некоммерческих организаций ПРОНКО_2.0. Он предостерег от обесценивания pro bono волонтерства. «Меня очень часто зовут что-то сделать, – выступить, провести или разработать – бесплатно, то есть pro bono, обесценивая эти слова. Если посмотреть в корень, то, наверно, pro bono – это, все-таки, про профессионализм, это про общественное благо, это больше про ценности, чем про категорию бесплатности», – считает он.

Движение pro bono сегодня набирает популярность, одной из его лидирующих движущих сил выступают профессиональные юристы. Потребность потенциальных получателей pro bono услуг пока превышает предложение, говорит Мартишин: согласно исследованиям, организации, прежде всего, нуждаются в услугах по маркетингу, HR, финансовой и административной поддержке. «На западе сектор все еще продолжает расти, а в России он набирает обороты очень потихонечку», – подчеркивает эксперт.

Проект ПРОНКО_2.0, в частности, привлекает специалистов из бизнеса, которые делятся навыками с некоммерческим сектором. «Ни для кого не секрет, что рост профессионализма – это тренд. И профессионализм в некоммерческом секторе еще не достиг того уровня, который есть в бизнесе», – говорит Мартишин.

Большинство НКО принимают предложения о pro bono услугах как некие извинения за то, что мы не можем дать им денег из-за небольшого бюджета на социальные программы, говорит Кристина Покрытан, менеджер по корпоративной ответственности компании Deloitte. «Часто человеку, незнакомому с реалиями оказания услуг pro bono, очень трудно сопоставить и понять, что здесь, на самом деле, тоже присутствует реальная ценность, вполне себе монетизируемая. Один час работы хорошего pro bono консультанта, например, в области финансовой отчетности и аудита, чем профильно занимается наша компания, может стоить несколько десятков тысяч рублей», – говорит она.

НКО нужно обращать внимание на интеллектуальные активы тех компаний, которые оказывают pro bono услуги, считает Покрытан: кризисы часто толкают компании на пересмотр стратегии своей социальной ответственности в сторону менее финансового, но более интеллектуального вклада в развитие НКО. При этом нужно быть готовым к тому, что те компании, которые успешно занимаются бизнесом, мало понимают реалии некоммерческого сектора: не стоит считать, что дорогостоящий эксперт сможет решить все проблемы дистанционно, не вовлекая в процесс саму НКО, подчеркивает она.

«Это то, чем мы занимаемся в последнее время в нашей компании. Мы снижаем притязания и некую профессиональную гордость наших pro bono экспертов, говоря им: «да, сейчас вы будете выступать как некие эксперты, вы будете вести эту организацию по ее профессиональному запросу, но будьте готовы к тому, что вы туда заходите совершенно с нулевым запасом знаний, потому что в этой отрасли вы не знаете ничего». Зачастую мы привлекаем наших pro bono специалистов именно тем, что им сейчас откроется некое совершенно фантастическое, новое профессиональное поле, о котором они раньше и не знали», – говорит Покрытан.

Взаимодействие НКО и pro bono волонтеров – это встречное движение, сопряженное с рисками для обеих сторон, считает Инга Моисеева, руководитель проектов D-Group.Social. «Порой pro bono волонтеры, будучи экстра-профессионалами в своей области, могут быть не совсем погружены в специфику конкретной НКО, даже имея за плечами опыт работы с другими НКО. Потому что если ребята работали с фондом «Старость в радость», возможно, им нужно будет изучить специфику работы с организацией, которая помогает, например, детям с орфанными заболеваниями», – говорит она.

Моисеева подчеркнула, что НКО также нужно учиться говорить с бизнесом на одном языке. «Не просто просить, а формулировать, действительно, запрос, понимая и отдавая себе отчет в том, что вы действительно хотите получить. Только тогда возможен успех», – резюмировала она.

Рекомендуем

В России исследовали практику pro bono

Авторы исследования поставили своей целью отразить актуальное состояние pro bono помощи в России и поспособствовать ее популяризации и развитию.

Правовая грамотность, занятость пожилых и инновации: эксперты ОГФ предложили свое видение будущего России

В Москве состоялся IV Общероссийский гражданский форум, участники которого заявили о глубоком системном кризисе, в котором сегодня находится Россия, и предложили пути для дальнейшего развития.