Вадим Кантор

На улицах, в электричках, социальных сетях и сайтах в последнее время все чаще можно увидеть людей, которые призывают сделать пожертвование и помочь больному ребенку, бездомным животным, детям-сиротам или беженцам. Сложно различить и понять, кто перед вами – настоящий волонтер благотворительного фонда или мошенник. Что делать, если встречаешься с подозрительными сборщиками средств и как работают на улице настоящие организации, в лектории Агентства социальной информации рассказали представители крупнейших благотворительных фондов.

Согласно исследованию Высшей школы экономики, самая популярная форма пожертвования – милостыня (38% респондентов). Нуждающимся лично в руки предпочитают жертвовать (кроме милостыни) 19%. СМС-пожертвования выбирают 10% россиян. Чаще всего люди жертвуют по 100-500 рублей.

Как правило, пожертвование — разовое спонтанное действие, позволяющее человеку пережить моментальную эмоцию (ведь он сделал что-то хорошее) и пойти дальше по своим делам. Однако кто, как и на что конкретно просит, люди чаще всего забывают обратить внимание. А этим могут воспользоваться лжеволонтеры и псевдофонды.

Откуда на улицах городов появились люди в накидках, с прозрачными ящиками, предлагающие приобрести за пожертвование светящийся браслет, воздушный шарик, флажки, ручки, открытки? Они выдают себя за волонтеров благотворительных фондов, но по факту это не так.

У президента Благотворительного фонда «Предание» Владимира Берхина есть своя теория, почему в последнее время их стало так много. Он отмечает, что в 2012-2014 годах благодаря органам внутренних дел попрошаек стало резко меньше. «Исчезли мужики в камуфляже, поющие военные песни, резко сократилось количество цыган, нищих и попрошаек. Церковь официально запретила монахам и священникам просить деньги на храм на улицах. А потом появились лжеволонтеры благотворительных фондов», — отмечает Владимир Берхин.

Первым городом, где они начали активно работать, стала Самара. Речь идет о «волонтерах» фонда «Наши дети».

«Мошенники везде действуют одинаково. Они быстро подходят к прохожим, предлагают купить у них браслеты, ручки, флажки в пользу фонда, а как только начинаются вопросы, попытки что-то выяснить, сразу пытаются уйти от разговора. «Ах, не хотите помогать, тогда хотя бы не мешайте!», — говорит Берхин.

Владимир Берхин Владимир Берхин

Как правило, волонтерами становится молодежь. Работу им предлагают чаще всего по объявлениям в социальных сетях, и даже обещая справки волонтера, которые пригодятся при поступлении в вуз.

Несколько раз фонд «Предание» проводил эксперименты, в том числе с участием журналистов, чтобы выстроить коммуникацию с людьми, выдающих себя за волонтеров.

«Во-первых, они не волонтеры. Эти люди получают зарплату – процент от собранных средств. Как при этом их руководство защищается от воровства – непонятно. Деньги гуляют бесконтрольно из рук в руки, ящики закрываются для виду. Второе – они слабо подготовлены и почти не представляют, что должны рассказывать людям. Например, они могут сказать название детского дома, но не знают, что там за дети, какие у них проблемы, что будет куплено на эти деньги. Причина достаточно простая – текучка в этих группах довольно большая. Работа малоприятная и выматывающая. Нет задачи вести длинные разговоры, задача – быстро подойти и получить хоть какие-то деньги», — отмечает Владимир Берхин.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

По его словам, эти люди и фонды не берут на себя никаких обязательств. У настоящих фондов, когда вы жертвуете на сайте, должна быть оферта, согласно которой организация, получая деньги, берет на себя обязательства, что пожертвования могут быть использованы определенным образом.

«Когда вы даете деньги на улицах, это то же самое, что подавать нищим. Они могут взять эти деньги и потратить как хочется», — говорит Берхин.

При этом, фонды, на которые они собирают пожертвования, как правило, реальные. Например, фонды «Аурея», «Время», «Светлое сердце помощи». Главное, на чем они ловят прохожих — показывают реальный договор с реальным детским домом, которому они якобы помогают. В этот фонд можно позвонить, поговорить с директором, который подтвердит, что есть такой фонд.

«Проблема в том, что путь наличных от коробочки до детского дома неизвестен. На часть денег действительно покупается что-то для детского дома. Мы разговаривали с одним из директоров детского дома, который подтвердил, что дважды им привозили бытовую химию на 15 тысяч рублей за четыре месяца сотрудничества. А куда деваются остальные деньги — неизвестно. Мы пытались подсчитать: одна такая группа энергичных и активных волонтеров на людном перекрестке может собрать за один час 50 тысяч рублей запросто», — отмечает президент фонда «Предание».

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Что делать, если встречаешься с подозрительными сборщиками средств? Эксперт говорит, что можно вызвать полицию, однако настоящих рычагов влияния на таких «волонтеров» нет. Просить милостыню или деньги на благотворительность на улице в принципе не запрещено.

«Очень хорошо и разумно подойти к ним и начать громко разговаривать, сказать, что они мошенники. Они обычно разбегаются, и на какое-то время их деятельность прекращается. Полезно про них рассказывать везде, где только можно. Серьезные организации так не действуют. Нормальный фонд озабочен тем, как он выглядит и каким предстанет в глазах людей, поскольку настроен работать долго. Фонды, которые отправляют людей на улицы с ящичками, выдают страсть легкой наживы, чтобы получить деньги здесь и сейчас. Серьезная организация может применять такого рода технологии только в форме цивилизованного face-to-face, когда пожертвования совершаются электронно, согласно оферте, а главная цель работника — не деньги, а подробный рассказ о фонде и его программах», — считает Берхин.

Однако не все люди, которых можно встретить на улицах, в торговых центрах, местах скопления большого числа людей, являются мошенниками. Так, у нескольких благотворительных и некоммерческих организаций есть программа «Прямой диалог», которая подразумевает общение с человеком лицом к лицу. Например, в Гринпис России. И таких людей называют не волонтерами, а рекрутерами. С рекрутерами заключается трудовой договор, они получают зарплату.

«У них есть накидка, сумка с логотипом организации. В обязательном порядке каждый рекрутер имеет бейдж с его фотографией и личным номером, по которому его можно проверить, действительно ли он собирает средства для организации. Также можно позвонить в офис организации и узнать об этом. Конечно, мы тратим много времени, чтобы научить их общаться с людьми», — рассказывает руководитель отдела по онлайн-привлечению сторонников Гринпис России Наталья Журавлёва.

Наталья Журавлева Наталья Журавлева

В данном случае речь не идет о пожертвованиях наличными. Это пожертвования с банковской карты. Причем это установка регулярного пожертвования.

«У «диалогера» не остается ваших данных, мы используем зашифрованную страницу, продумали, как сделать эту цепочку максимально прозрачной. После совершения пожертвования вам на электронную почту придет письмо от Гринпис с подтверждением и благодарностью. Многие люди, пообщавшись с рекрутером, становятся нашими регулярными жертвователями, кто-то приходит в качестве волонтеров. Есть даже примеры, когда нам присылают резюме и приходят работать», — рассказала Наталья Журавлева.

В роли организатора фандрайзинговой акции или кампании может выступить любой человек. Например, такую возможность предоставляет фонд «Подари жизнь». На платформе «Друзья фонда «Подари жизнь»» можно описать свою идею благотворительной акции, загрузить фотографии или видео, собрать деньги на лечение детей — подопечных фонда самостоятельно и при помощи друзей.

«Много людей могут сделать больше, чем один человек. Волонтерский фандрайзинг — это возможность привлечь людей к тому, что важно для тебя. Если мы жертвуем в фонд, не каждый из нас готов об этом рассказать. А создание акции, кампании или мероприятия — это способ рассказать, что вам нравится благотворительный фонд, вы готовы ему помогать и поддерживать», — говорит координатор по волонтерскому фандрайзингу фонда «Подари жизнь» Мария Дегтева.

Мария Дегтева Мария Дегтева

Фонд «Подари жизнь» просит, чтобы сбор средств проводился среди ограниченного круга лиц.

«Мы просим не выходить на улицы, в электрички, в метро, в переходы. Мероприятие должно быть интересным, чтобы у людей было ощущение праздника, сюрприза. Мы стараемся придумывать форматы, которые бы радовали людей: флешмоб, ярмарка, чтобы собирать друзей, общаться, делать вещи, на которые ты бы не решился в обычной жизни», — говорит Дегтева.

Например, директор фонда «Подари жизнь» Екатерина Чистякова придумала акцию «Ни дня без строчки» и обещала каждый день людям, которые делают пожертвования, писать стихи на тему, которую они выберут. Другая кампания – девушка поставила цель сходить в бассейн 100 раз. Собирая средства, она постоянно выкладывала подтверждение своих визитов в бассейн.

Один из критериев успешности кампании – результаты по сбору превысили затраты. Всегда важно, чтобы после мероприятия были подведены итоги, иначе теряется доверие к организаторам.

Представители благотворительных фондов напоминают, что большая часть тех, кто ведет сомнительную деятельность в интернете, это не фонды, а физлица. Если телефон фондов постоянно молчит, туда невозможно позвонить, написать, тогда большая вероятность, что фонд мошеннический. На это также указывает отсутствие отчетов о денежных пожертвованиях на сайте фонда.

Лекторий «Быть героем без риска для жизни, или…» — часть просветительского проекта «Так просто» Агентства социальной информации. Проект рассказывает о практиках гражданского участия, работе некоммерческих организаций, меняющих жизнь к лучшему, и о том, как им можно помочь. Первая лекция в этом году прошла накануне пожароопасного сезона.

Лекторий проводится в рамках проекта Агентства социальной информации «Москва — город неравнодушных людей» и при поддержке Центра «Благосфера».

Фото: Вадим Кантор

Запись лектория «Как понять, кто перед вами – мошенник или волонтер благотворительного фонда?»

Рекомендуем

В лектории Агентства социальной информации обсудят, как отличить настоящих волонтеров от мошенников

В последнее время на улицах наших городов, в транспорте и в интернет-пространстве появляется все больше людей, выдающих себя за волонтеров благотворительных фондов и собирающих деньги…

Как мы прогнали мошенников из своего города

Сборы пожертвований на улицах российских городов становятся повседневной практикой. К сожалению, как констатируют представители известных благотворительных фондов, чаще всего такого рода деятельностью занимаются мошенники, выдающие…

Как прошел «Сетевой апрель» (ВИДЕО)

Технологии дополненной реальности, советы по SEO, системы для доброго общения с пользователями — что обсуждалось на третьей конференции по IT-технологиям для НКО.