Минобрнауки готовит поправки в Семейный кодекс РФ, по которым россияне, имевшие судимость за преступления малой или средней тяжести, смогут получить право на усыновление ребенка. Эксперты считают, что инициатива будет оправдана, если в законе пропишут конкретный список этих преступлений, а каждый подобный случай будет внимательно рассматриваться в индивидуальном порядке.

По действующей в настоящее время статье 127 Семейного кодекса РФ усыновителями могут стать совершеннолетние лица, за исключением граждан, имеющих или имевших судимость, подвергающихся или подвергавшихся уголовному преследованию за преступления против жизни, здоровья, свободы, чести и достоинства личности, семьи и несовершеннолетних, здоровья населения и общественной нравственности, общественной безопасности.

Чиновники Минобрнауки предлагают категорически запретить усыновление лицам, совершившим тяжкое или особо тяжкое преступление, пишут «Известия». Однако они предлагают внести в Семейный кодекс поправки для «обеспечения баланса конституционно значимых ценностей применительно к ограничениям прав на усыновление детей для лиц, имевших судимость по категориям преступлений небольшой и средней тяжести».

«При определении такого баланса суд должен будет придавать особое значение интересам усыновляемого ребенка», — отмечают представители Минобрнауки.

Минобрнауки инициировал разработку поправок после инцидента в Архангельской области. Житель региона пожаловался на отказ в усыновлении из-за того, что он подвергался уголовному преследованию по статье «Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью», которое было прекращено в связи с примирением сторон. Рассмотрев жалобу, Конституционный суд вынес постановление, что статья 127 Семейного кодекса не соответствует целому ряду статей Конституции РФ.

Член Общественной палаты РФ, председатель правления РОО «Право ребенка» Борис Альтшулер заявил, что, по его опыту, Минобрнауки «предлагает вполне разумные вещи в сфере сиротства», в связи с чем он с доверием относится к идеям представителей ведомства.

«Надо смотреть, что значит «тяжкие» и «не тяжкие» преступления. Мне эта формулировка не понятна. Если бы нам четко сказали, что значит «не тяжкие», может, многие бы из нас и согласились, что человек, осужденный по такой статье, не опасен для ребенка. Ведь среди не судимых есть много жестоких людей, которые каждый день издеваются над собственными детьми и которых к ребенку подпускать нельзя», — прокомментировал эксперт возможные изменения Семейного кодекса на сайте Общественной палаты.

Нечеткость формулировок настораживает и директора Благотворительного фонда помощи детям-сиротам «Здесь и сейчас» Татьяну Тульчинскую, которая считает, что комментировать поправки не имеет смысла, пока чиновники не указали, что именно входит в категории средней и небольшой тяжести.

«Уменьшение количества препонов для семейного устройства всегда хорошо. Однако надо хорошо разобраться, что входит в эти категории. От этого и будет все зависеть. Серьезные преступления против здоровья и жизни детей никак не могут относиться к категории небольшой и средней тяжести. Я уверенна, что подобные законы должны содержать в себе конкретный перечень и сочетаться с уголовным кодексом. Пока же это разговор ни о чем», — считает Тульчинская.

Она также отмечает, что подобные поправки действительно могут быть оправданы в ряде случаев. «Случаи с судимостью вследствие ДТП — распространенная история, — рассказывает Тульчинская. — У меня есть знакомые, в семье которых несколько приемных детей. Глава семьи попал в аварию, он был абсолютно трезвый, просто устал. ДТП было со смертельным исходом с той стороны и, естественно, у него была  за это судимость. Но лучшего приемного папы я, честно говоря, в своей жизни не встречала».

Директор Благотворительного фонда помощи детям «Дети наши» Варвара Пензова также видит и плюсы, и минусы в потенциальных поправках, влияющих на процесс усыновления.

«С одной стороны, если человек когда-то был судим за жестокое обращение с детьми или насилие в семье, это не может не говорить о его определенных склонностях и особенностях психики. В этой ситуации не хорошо давать людям возможность брать приемных детей. С другой стороны, правосудие у нас в стране сильно хромает… И таким образом по ошибке вычеркнуты многие люди, которые ничего страшного не совершали, но не могут по закону взять ребенка из детского дома. Не знаю, как к этому относиться однозначно в реалиях наших дней», — отмечает Пензова.

В идеале, считает Пензова, органы опеки должны принимать решение, исходя из интересов ребенка, и добросовестно изучать всю информацию о родителе-кандидате. «Вполне может быть, что после судимости человек никогда не нарушал закон и у него действительно есть шанс стать хорошим родителем, — говорит глава фонда «Дети наши». — Но боюсь, что, скорее всего, такая отметка в биографии человека закроет для него возможность пройти органы опеки. Разбираться в каждой конкретной ситуации в массовом порядке будут вряд ли».

Фото:  www.flickr.com

Рекомендуем

Госдума приняла в третьем чтении законопроект, направленный на развитие внутреннего усыновления в РФ

Депутаты Госдумы 21 июня приняли окончательное решение по законопроекту, направленному на развитие института внутреннего усыновления в РФ. Согласно проекту закона, упрощается процедура усыновления, сокращается пакет…

В Москве создали мультфильм об усыновлении

На портале «Усынови-Москва.Ru» можно увидеть ролик, где в стихах рассказывают о сложной юридической процедуре усыновления. Над проектом работали в том числе поэт Илья Резник и…

В Москве откроется «Университет приемной семьи»

Занятия с потенциальными и настоящими приемными родителями в рамках проекта будут посвящены психологическим и юридическим вопросам усыновления, а также организации сопровождения приемных семей.