Главный детский онколог Министерства здравоохранения России Владимир Поляков обвинил фонды, отправляющие на лечение за рубеж онкобольных детей, в спекуляции и дискредитации российской медицины. По данным Полякова, за счет благотворителей за рубеж часто отправляются дети, признанные в России неизлечимыми, и нет случаев, когда они излечивались бы за рубежом. Фонды опровергают это утверждение.

«Это в какой-то степени дискредитация отечественной медицины, которая на очень высоком уровне. Такое количество талантливых и способных людей нет ни в Англии, ни в Америке. За этим еще стоит очень большая спекуляция, в частности, в направлении детей за рубеж, на лечение которых собирают деньги фонды. Эта популяризация идет по всем каналам СМИ, что детям не могут помочь… Я сам участвую в комиссии Минздрава по направлению детей за рубеж. И должен сказать, что зачастую имеют место случаи направления за рубеж за счет средств благотворителей инкурабельных (неизлечимых) пациентов. Я не помню случаев, чтобы такие пациенты выздоравливали. На самом деле статистика выживаемости везде примерно одинаковая и зависит от того, насколько рано поставлен диагноз», — цитирует Полякова NewsRu.com со ссылкой на ИА «Интерфакс».

О своем критическом отношении к некоторым фондам профессор Поляков заявлял еще 27 декабря в ходе онлайн-пресс-конференции в «АиФ». Правда, тогда он не делал таких категоричных заявлений о том, что ни одного ребенка, признанного неизлечимым, не вылечивают также и за границей.

«Я вчера слышал по одному из федеральных каналов историю о том, как хорошо он помог, собрав деньги, ребёнку, которому не смогли помочь наши врачи. Операцию в итоге сделали немецкие доктора. Меня это злит, потому что это вызывает недоверие к российскому врачу, отечественной медицине. Это настолько не соответствует действительности… Всего несколько позиций есть, которые в России невыполнимы, и тогда эти фонды могут помочь. Но чаще всего это спекуляция, раздутая средствами массовой информации. Я об этом писал в Министерство здравоохранения. Если посмотреть сайты этих фондов, там часто висят фотографии детей, которых уже нет. Неизвестно для кого собирают эти деньги… Они за всё берутся, потому что за это деньги получают. Это бизнес на самом деле. Если ребёнок не излечивается здесь, он признан инкурабельным, тогда начинают поднимать шумиху, что отечественные врачи не смогли вылечить. И там не всех вылечивают», — сказал в декабре Поляков.

После недавнего заявления глава Комитета Госдумы РФ по охране здоровья Сергей Калашников на пресс-конференции Комитета гражданских инициатив 3 февраля признал, что «при всем патриотизме мы не можем сказать, что мы на сегодняшний день всю линейку онкологических заболеваний лечим в Российской Федерации. Это относится и к детской онкологии. Поэтому неминуемо определенные пациенты, если хотят спасти жизнь и у них есть деньги, вынуждены ехать за рубеж».

При этом он отметил, что многие фонды злоупотребляют добротой людей, собирая средства на лечение тяжелобольного ребенка за рубежом. «Все-таки многие фонды паразитируют на милосердии и сострадании наших граждан. Достаточно сказать, что в 2012 году все деньги, которые были выделены Минздравом на зарубежную помощь, не были использованы. Это означает, что пробуксовывает механизм предоставления этой помощи и нет информации о ней. Это означает, что на сегодняшний день многие из тех, кому мы всем миром помогаем, могли бы поехать и за государственный счет, и на это выделялись деньги», — заявил Калашников.

Комментируя слова Полякова, представители благотворительных фондов опровергают его утверждение о том, что детей, признанных неизлечимыми в России, никогда не вылечивают за границей.

По словам члена правления Благотворительного фонда «Подари жизнь!» Екатерины Шерговой, их организация «оплачивает лечение детей за рубежом только в тех случаях, когда подобное лечение невозможно провести в России, а оно показано ребенку для полного выздоровления».

«И в нашей практике есть случаи, когда детям требовалось лечение, которое им не могли провести в России. Здесь их признавали инкурабельными в одной клинике, а наш медицинский экспертный совет, рассмотрев документы,  приходил к другому мнению: у этого ребенка ещё есть шанс, ему нужно лечение, недоступное в России», — цитируют Шергову РИА Новости.

Представительница фонда «Подари жизнь!» рассказала, что случаи, когда в России ребенок признан неизлечимым, а иностранная клиника готова его принять за огромные деньги, нередки в работе фонда. Сама она знает несколько таких реальных историй со счастливым концом.

«В московской клинике, где Даша Егорова с диагнозом «остеогенная саркома» проходила лечение, врачи могли либо ампутировать, либо обездвижить Дашину ногу. Убрать опухоль, сохранив при этом девочке ногу и ее функции, они не могли. Провести такую операцию согласились за границей. Наши эксперты, рассмотрев медицинские документы Даши, приняли решение, что Даше можно провести эндопротезирование, и зарубежные врачи взялись за это. Благодаря этому удалось сохранить Даше ногу, вопреки прогнозам многих российских врачей. Сейчас Даша здорова и при этом ходит самостоятельно», — рассказала Шергова.

Случаи, когда признанных неизлечимыми детей спасли в иностранной клинике, знает и координатор проекта Русфонда «Правонападение» София Шайдуллина.

«Бывают случаи, когда некоторые не самые профессиональные благотворительные фонды оплачивают лечение детей, которые признаны инкурабельными. Это свидетельствует лишь о том, что они просто поддались эмоциям и провели плохую проверку. Поляков сказал, что ему неизвестны виды терапии, которые есть за рубежом и которых нет в России. Такие виды есть. Например, MIBG-терапия. Она необходима детям с нейробластомами. Ее вообще не делают в России, ни в одной клинке. На это, мне кажется, нужно обращать внимание. Нам известны случаи, когда после трансплантации дети продолжали лечение в России, и все шло насмарку. Здесь речь в большей степени идет о регионах. Что значит «дискредитация российской медицины», нам не очень понятно, потому что ее, скорее всего, дискредитируют такие высказывания», — заявила Шайдуллина «Большому городу».

По данным, которые приводит в своей статье журналист и сотрудник Русфонда Валерий Панюшкин, в прошлом году Русфонд отправил лечиться за границу 202 ребенка, из которых 43 — с онкологическими диагнозами. «Шестеро умерли. То есть мы знаем 37 детей, которые болели раком, поехали лечиться за границу и выздоровели или находятся в стойкой ремиссии», — пишет Панюшкин.

Президенту фонда «Предание» Владимир Берхину кажется странным противопоставление деятельности фондов и успехов российской медицины. Благотворительные фонды никак не мешают открытию новых онкоцентров, отмечает Берхин. «Если человек, которому приходится лечиться за границей, сможет найти такой же центр в России, я думаю, он с удовольствием останется», — сказал Берхин в комментарии Агентству социальной информации.

«Хочу напомнить, что мы говорим НЕ о государственном бюджете, который целесообразно (или нецелесообразно) тратить на безнадежных детей, чьим родителям пришла в голову «блажь» смотаться в Германию, — отмечает на своей странице в «Фейсбуке» координатор сообщества «Конвертик для бога» Татьяна Краснова. «Фонды должны планировать свои бюджеты, у них есть экспертные советы, они могут отказать в помощи, сочтя ее нецелесообразной. А мама несчастного ребенка может после этого выйти в Интернет и громко сказать: «Мое дитя признали безнадежным, а я не отступлю, я хочу повезти его в Германию. Помогите!» И вы имеете полное право помочь. Если захотите. НЕ УЧИТЫВАЯ МНЕНИЯ ГЛАВНОГО ОНКОЛОГА», — пишет Краснова.

Фото: http://podari-zhizn.ru/main/children

Читайте новости АСИ в удобном формате на Яндекс.Дзен. Подписывайтесь.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем

Ответ Главному детскому онкологу России

Категоричные заявления Главного детского онколога России, выступившего с критикой зарубежного лечения детей с помощью благотворительных фондов, спровоцировали бурное обсуждение вопросов, актуальных в равной мере для…

«Ужесточился контроль»: на Урале закрывается один из старейших детских фондов, учрежденный депутатом Госдумы

Валерий Гартунг, 23 года назад основавший детский благотворительный фонд, подал заявление в суд с просьбой принять решение о его закрытии. Он объяснил это нежеланием «кормить…