XVIII Международный фестиваль фильмов о правах человека «Сталкер» состоялся в Москве 10-15…

XVIII Международный фестиваль фильмов о правах человека «Сталкер» состоялся в Москве 10-15 декабря. Он проходил с целью формирования правового сознания общества средствами кино и поощрения кинематографистов, создающих фильмы о правах человека. «Сталкер» существует с 1995 года, в 2012 году ему исполнилось 18 лет. По традиции, он открывается в день принятия ООН Всеобщей декларации прав человека (10 декабря) и является своего рода «завершающим аккордом» фестивального киногода. Генеральный продюсер кинофестиваля Игорь Степанов рассказал корреспонденту Агентства социальной информации о том, как меняется наше общество и как это отражается в фильмах, представленных на «Сталкере».
И.С.: Придумали слово «сталкер» Аркадий и Борис Стругацкие. «Сталкеры» у них — это люди, идущие в зону. В случае нашего фестиваля «сталкерами» становятся фильмы, открывающие зрителю новые зоны социального беспокойства, зоны конфликтов, зоны, где человек оказывается бесправен, бессилен перед обстоятельствами жизни… Зоны, где человек прорывается вопреки этим обстоятельствам и сквозь них. Сейчас мы себя называем «сталкерами» в зоне кино потому, что кино о правах человека — это определенная территория.
Корр.: Как развивался фестиваль за эти 18 лет? С чего все началось?
И.С.: Фестиваль возник как разовая акция, посвященная запрету моратория на смертную казнь. Так получилось, что в 1995 году, после распада СССР, появилось много фильмов о зоне, Соловках и др. Были даже комедии («Сижу на нарах, как король»), документальные фильмы, фильмы о быте на зоне, потому что открылись границы тюремных учреждений. На первый фестиваль было представлено порядка 100 фильмов на эту тему. В жюри мы пригласили людей, которые сами испытали все тяготы тюремного заключения. Это были знаковые фигуры, например, советская правозащитница Лариса Богораз; диссидент, участник правозащитного движения в СССР и постсоветской России Сергей Ковалев; писатель Анатолий Приставкин (возглавлявший в свое время Комиссию по помилованию при Президенте России); актер Георгий Жженов. После проведения первого фестиваля жюри приняло решение больше его не организовывать. Тем более что денег никто давать не хотел. За семь дней фестиваля члены жюри и те, кто смотрел фильмы, очень глубоко погрузились в атмосферу тюрьмы, что очень тяжело.
Корр.: Почему же решили продолжить фестиваль?
И.С.: Когда прошел год, стали звонить кинематографисты с вопросом о проведении фестиваля, потому что серьезное хорошее кино тогда никто не хотел брать в прокат и на другие фестивали. Решили попробовать еще раз, а международные фонды помогли в проведении второго «Сталкера». Потом началась война на Северном Кавказе, и общество стала волновать тема военных конфликтов. Затем появились проблемы беженцев, беспризорников, брошенных детей и т.д. Мы никогда не придумываем, на какую тему будем отбирать фильмы – происходящее в обществе дает новое кино и темы для разговора. Также в стране стали подниматься темы гендерного равенства. Но на эти темы кинематографисты тоже не специально откликались, а просто снимали то, что их волнует. И так получается, что эти фильмы ложатся под конкретные разделы Всеобщей декларации прав человека. Честно говоря, хотелось бы, чтобы все проблемы были решены и не приходилось бы проводить этот фестиваль, а делать какой-нибудь веселый…
Корр.: Но каждый год находятся все новые и новые темы для фильмов о правах человека…
И.С.: Уже сейчас так получается, что часть фильмов, не вошедших в программу XVIII фестиваля, перейдут в программу будущего фестиваля. В следующем году появятся другие темы, будем отслеживать, какие из них актуальны, что волнует кинематографистов. Ведь они фиксируют нашу историю. Например, в 2011 году было много картин на тему протестных движений, митингов, выборов…
Также можно сказать, что фильмы, которые стали призерами в этом году, увидят жители более 20 регионов России. Будем показывать их в регионах, разговаривать со зрителями о том, как они понимают свои права. Ведь для зрителей в регионах наше кино, как с другой планеты, очень сложно проводить такие мероприятия…
Многие думают, что мы приедем и будем читать лекции о правах человека. Но мы выбрали такую форму – если показывать фильмы на конкретную тему, то зрители начинают понимать, что такое их права, у них появляется желание что-то сделать, изменить и поучаствовать. Допустим, есть такая тема, как наркозависимость. Все знают, что это ужасно, очень много фильмов на эту тему, но никто не знает, что на самом деле надо делать. Несколько лет назад у нас показывали об этом документальную картину «Месиво». После просмотра подошла мама наркозависимого и сказала, что теперь понимает, что ей делать – надо идти к Богу. Фильм как раз об этом.
Корр.: Чем знаменателен этот фестивальный год?
И.С.: Нынешняя фестивальная программа отражает бурные, даже драматические события минувшего года. В эту программу по традиции вошли картины, посвященные вечным правозащитным проблемам. Несчастливое детство, болезнь, старость, несвобода – у человеческих бед множество имен. Новая и, пожалуй, ключевая тема 2012 года – право на свободу, свободный выбор и на свободные выборы. В фестивальной программе заявлены несколько фильмов с диаметрально противоположным взглядом и оценкой нашего нынешнего страстного политического бурления. Но, кроме актуальных историй протестного движения, «Сталкер» предлагает множество картин на темы менее громкие, но не менее больные. История великой страны с «непредсказуемым прошлым», межнациональные отношения, свобода и несвобода творчества, вера и безверие, детские слезы и взрослое горькое молчание – это не только кино. Это – жизнь, которую теперь можно останавливать и сохранять даже с помощью мобильного телефона. И еще это люди. Борцы и подвижники, которых, к счастью, не становится меньше, и о которых мы теперь знаем с помощью этих – таких разных! – бурных и плавных, долгих и коротких, спокойных и страстных документальных фильмов. Нынешний XVIII фестиваль собрал разнообразную конкурсную и внеконкурсную программу, всего 84 фильма. В конкурсе участвовали 49 картин. Все это серьезное кино, заставляющее думать зрителя, привыкшего к развлекательному и поверхностному кино, которым буквально напичкан телеэфир. Особенно ценно наличие в его программах документальных фильмов, имеющий куда меньше выходов на большой экран и широкую аудиторию. Всякий раз фильмы, участвующие в фестивальных программах, сопровождались бурными дискуссиями.
Корр.: Какими критериями руководствовались организаторы при выборе фильмов?
И.С.: Мы исходили из того, что нельзя подходить к теме прав человека с лобовых позиций и относить сюда исключительно фильмы, рассказывающие о том, как кого-то посадили в тюрьму, совершил человек преступление или нет. Данная тема имеет более широкий охват и несет в себе гуманистический посыл. Таким образом, в программе XVIII кинофестиваля «Сталкер» были представлены почти все самые заметные полнометражные игровые картины, снятые в России в 2012 году, так или иначе затрагивающие тему прав человека. Хотя в программе «Сталкера» нашли отражение непосредственные проблемы защиты прав человека, беженцев и мигрантов, наркозависимых и страдающих разными недугами людей, женщин и детей, молодого поколения, оказавшегося в сложной ситуации, а также толерантного отношения к представителям разных национальностей. В конкурсе и вне конкурса были представлены как работы мастеров старшего и среднего поколения (Андрей Прошкин и Алексей Балабанов), так и снятые молодыми режиссерами, обостренно чувствующими токи времени (Алексей Мизгирев, Руслан Бальтцер, Павел Руминов и Наталья Назарова). Многие из этих картин были показаны на мировых и отечественных фестивалях и получили призы. При этом часть картин осталась абсолютно неизвестной российскому зрителю и имела ограниченный прокат.
Корр.: А какова аудитория фестиваля?
И.С.: Первые годы на кинопоказы приходили в основном пожилые люди, потому что вход был свободный и открыт для всех. В последние годы аудитория сильно помолодела, билеты стали распространяться через Интернет. Молодые люди смотрят аннотации к картинам и приходят на конкретный фильм. Тем не менее, люди старшего поколения, как и раньше, приходят на показы, ведь права человека касаются всех. Конечно, людей «раскачать» очень сложно — фильмы тяжелые, звезды там не играют…
Корр.: Как Вы считаете, внимание к фестивалю растет?
И.С.: Мы все время ведем работу по привлечению зрителей через Твиттер, Facebook, Вконтакте, через СМИ. Поддерживаем дискуссию и интерес молодежи. Молодежь у нас с активной гражданской позицией. Это неравнодушие. Я так понимаю, что это связано с активной позицией, которая развивается в обществе. Когда фильм заканчивается, они не уходят, а начинают задавать вопросы режиссеру. Это очень важно. У кинематографистов принято показывать титры на фестивалях полностью и обычно многие уходят, но часть зрителей остается. И большая часть из них потом еще хотят поговорить.
Беседовала Ольга Осипова.

Рекомендуем

Руководителей предприятий и организаций будут увольнять за отказ в трудоустройстве инвалидов

Министерство труда и социальной защиты планирует ужесточить наказание для руководителей госпредпириятий, которые не дают работу людям с ограничениями по здоровью. С такими начальниками будут расторгать…