Сегодня в архивах Международной службы розыска (МСР) хранится информация о гражданских лицах,…

Сегодня в архивах Международной службы розыска (МСР) хранится информация о гражданских лицах, томившихся в нацистских концентрационных и трудовых лагерях. Это более 50 млн личных карточек с данными о судьбах 17,5 млн человек, погибших в Германии в результате нацистских преследований в период 1933-1945 годов. Архив Международной службы розыска расположен в немецком городе Бад-Арользен. Туда можно приехать самим и искать информацию о родственниках. Специально к вашему приезду составят индивидуальный график работы с архивными данными, подберут документы…
По статистике, более половины обратившихся в МСР находят сведения о своих родных, ставших жертвами фашистского режима с 1933 по 1945 годы. В октябре этого года Россия вышла на первое место в мире по посещаемости сайта МСР. А всего за последние десять лет от россиян поступило около 200 тыс. запросов о поиске пропавших без вести.
29 ноября 2012 года Международный Комитет Красного Креста (МККК), координировавший работу Международной службы розыска с 1954 года, передал эти полномочия федеральному архиву Германии.
О том, как работает уникальная служба розыска корреспонденту Агентства социальной информации рассказала эксперт по вопросам взаимодействия с Международной службой розыска в Региональной делегации МККК в РФ, Беларуси, Молдове и Украине Вероника Выборнова.
Корр.: Вероника, расскажите, почему произошла передача архива Международной службы розыска правительству Германии? Связано ли это с тем, что МСР показала, что может существовать самостоятельно, без помощи МККК?
В.В.: С момента создания МСР, в 1943 году, работу службы курировала Международная комиссия по Международной службе розыска (МКМСР), состоящая из 11 государств: Бельгии, Великобритании, Германии, Греции, Израиля, Италии, Люксембурга, Нидерландов, Польши, США и Франции. К сожалению, Россия не вошла в их число. И не только наша страна не вошла в ее состав: ни одна из стран бывшего СССР не значится в списке…
Но тем не менее, МСР и сейчас сотрудничает со странами, принимавшими участие во Второй мировой войне, в направлении поиска пропавших без вести.
С каждым годом становится все меньше людей, которые запрашивают документы. К сожалению, это объективный и необратимый процесс. Ведь даже дети, которые были в концлагерях во время Второй мировой войны, сейчас уже люди преклонного возраста. Сегодня мы не можем говорить о нескончаемом потоке запросов со стороны родственников. Но это не значит, что их нет совсем. Сейчас мы уже обращаемся не к поколению жертв, а к их родственникам, детям и внукам, которые хотели бы восстановить историю своей семьи. Именно поэтому с 2005 года архив МСР открыл новое направление работы — исследование. То есть он по-прежнему ориентирован на выполнение запросов от родных погибших, но акцент смещается в сторону исследования исторических документов той эпохи. Нужно, чтобы человечество знало всю правду о том периоде, о режиме нацистов, их преступлениях и последствиях этих преступлений. И при таком направлении работы архива МСР поддержка Международного Комитета Красного Креста уже не так необходима.
Корр.: А какую работу раньше выполнял МККК?
В.В.: Основная работа МККК по поиску пропавших была связана с координацией поисковых работ между национальными обществами (региональные отделения МККК в каждой из стран). Для их сотрудников даже проводились семинары и тренинги, направленные на работу с родственниками: куда их направить, чтобы они максимально быстро и точно нашли информацию о своих родных. Сейчас такая помощь по координации со стороны МККК не нужна. Это происходит еще и потому, что последние несколько лет идет процесс оцифровки документов. Фонды архива Международной службы розыска передаются в распоряжении стран, входящих в эту комиссию. И таким образом сами страны могут отвечать на поступающие запросы от родственников погибших.
Корр.: Как долго может длиться поиск? От чего это зависит?
В.В.: Если вы отправляете онлайн-запрос на сайте Международной службы розыска, то в течение восьми недель получите подтверждение о том, что ваше дело «берут в оборот». Но чаще всего вместе с таким подтверждением просят выслать дополнительные документы, подтверждающие ваше родство, недостающие заявления. Сам процесс поиска может продолжаться несколько лет. Безусловно, он зависит от полноты и точности предоставленных данных о пропавшем. Ведь для того, чтобы найти документы, МСР иногда приходится связываться с отделами розыска национальных обществ Красного Креста или Красного Полумесяца в других странах… Но счастливых историй очень много: 63% положительных ответов на запросы – это очень высокий результат.
Корр.: Сотрудники архива не жалуются на отсутствие запросов?
В.В.: В этом и есть проблема: в нем хранится огромное количество вещей, которые хотят вернуть родственникам погибших… Но это нелегко. Что-то, конечно, возвращается, но это очень медленный и кропотливый процесс. К тому же у многих погибших не осталось близких людей, родственники других не знают, как искать или не хотят. Поэтому сотрудники архива постоянно совершенствуют технологию поиска, делая ее проще и доступнее.
Корр.: В Москве помощью по поиску информации о пропавших родственниках занимается отделение Российского Красного Креста?
В.В.: Да, при нем создан Центр розыска и информации. В свою очередь МККК помогает Российскому Красному Кресту в своей работе. Например, если человек, подающий заявку, уверен в том, что его родственник пропал без вести именно на территории Германии, то заявка о поиске данных в МСР можно направить не в национальные общества Красного Креста или Красного Полумесяца, а сразу в архив в Бад-Арользен. А вот если человек в этом не уверен, то именно национальные общества КК и КП помогают в поиске, связываясь с коллегами в других странах.
Корр.: Вероника, а что повлияло на то, что в октябре этого года Россия стала страной N1 в мире по посещаемости сайта Международной службы розыска?
В.В.: Наверное, ключевым фактором стало то, что, благодаря сотрудничеству МККК с Минобороны РФ, на сайте ведомства, где выложены архивы времен Великой Отечественной войны, был размещен баннер сайта МСР. Это оказалось очень эффективным.
Корр.: Да, но по статистике, которую ведет сам архив МСР, число запросов от России в последние годы сильно сократилось. Пик пришелся на 1996-1997 годы (около 20 тыс. запросов), особенно на 2002 год (32 тыс. запросов). Неужели россияне не ищут своих пропавших родственников?
В.В.: Мы неоднократно задавались этим вопросом. И пришли к выводу, что дело вовсе не в кажущейся «черствости» русских людей. Причина в том, что наши соотечественники просто не знают, куда им обращаться за информацией о пропавших. Это именно тот случай, когда нужно помочь, направить, напомнить… Когда я была в архиве МРС, то видела людей, даже русских, которые работали в архиве самостоятельно. Правда, преимущественно это были историки.
Другое дело, жители Европы — они более информированы, еще во времена Советского Союза они самостоятельно ездили в архив МСР в Германии.
Корр.: Вам удалось побывать в архиве в Бад-Арользене. Каковы ваши впечатления от его работы?
В.В.: Современному оснащению архива можно только позавидовать. Все организовано на высоком уровне: хранение документов, доступ к ним, работа с данными… Архив — это, примерно, 26 км полок с данными о погибших, которые сейчас представляют историческую ценность, необычайно высокий уровень сохранности документов, перемещение которых тщательно контролируется. Налажен процесс поиска информации — начиная от запроса и заканчивая выдачей личных вещей погибших, если они сохранились.
Конечно, возникает трепет при виде архивных документов. Особенно, когда видишь личные вещи жертв — пенсне, портмоне, письмо…
Корр.: А каков процент данных архива о пропавших приходится на русских? Ведет ли МСР «национальную» статистику?
В.В.: Я задала точно такой же вопрос сотрудникам музея. Дело в том, что они намеренно не ведут такую статистику, не делят данные о пропавших ни по национальности, ни по гражданству. Тем самым показывая, что все равны перед этой трагедией. У архива совсем другая задача — помочь найти информацию о пропавших родственниках. Возможно, это будет подсчитано, когда архив станет территорией для исторических исследований.
Корр.: Как сотрудники МСР относятся к русским? Признают ли они то зло, которое фашистская Германия принесла Европе?
В.В.: Немцы считают нацизм самым трагическим событием для Германии. А сотрудники архива воспринимают свою работу как «покаянную миссию». Да, нацизм был остановлен, но архив самим своим существованием не дает забывать об этом. К тому же в немецких школах сейчас вводятся факультативы по изучению фашизма в Германии именно на основе изучения архивных документов МСР. Причем такие занятия нередко проводят работники архива.
Беседовала Алина Милованова.

Рекомендуем

Письма к Богу на праязыке: в Петербурге глухие актеры сыграли мюзикл «Оскар и Розовая дама»

В Петербурге прошла премьера мюзикла «Оскар и Розовая дама. Письма к Богу» с участием неслышащих актеров. Речь дублировалась языком жестов, а движения танцоров наполовину состояли из…

ОП РФ: 72% людей с инвалидностью не выходят из дома из-за проблем доступности транспорта

Прописанные нормы и механизмы реализации программы «Доступная среда» во многих регионах России не действуют или не отвечают полностью требованиям людей с инвалидностью, заявили участники круглого…