1 ноября в Чертаново открылся Московский центр паллиативной помощи детям. Предполагается, что…

1 ноября в Чертаново открылся Московский центр паллиативной помощи детям. Предполагается, что здесь могут получить помощь тяжелобольные дети. Раньше центр паллиативной помощи располагался в Солнцево на базе многопрофильного Научно-практического центра медицинской помощи детям. Но в начале октября отделение паллиативной помощи в Солнцево закрылось, помещение передано отделению интенсивной терапии. Новое отделение в Чертаново появилось спустя месяц в здании бывшего детского дома N17.

1 ноября в Чертаново (ул. Чертановская, д. 56а) открылся Московский центр паллиативной помощи детям. Предполагается, что здесь могут получить помощь тяжелобольные дети, причем бесплатно — только москвичи. Раньше центр паллиативной помощи располагался в Солнцево на базе многопрофильного Научно-практического центра медицинской помощи детям. Здесь он появился в 2010 году благодаря усилиям сотрудников Благотворительного фонда помощи детям с онкологическими, гематологическими и иными тяжелыми заболеваниями «Подари жизнь!» За два года помощь получили около 300 детей, из них скончались 96.
В начале октября этого года отделение в Солнцево закрылось, и помещение передано отделению интенсивной терапии. Центр в Чертаново появился спустя месяц в здании бывшего детского дома N 17.
Проблемы, связанные с его открытием, обсудили 6 ноября участники круглого стола в РИА «Новости». Менеджер детских программ Фонда помощи хосписам «Вера» Лида Мониава рассказала, что новый центр не решит проблем оказания помощи умирающим детям. Ведь здание не приспособлено к их потребностям — нет лифта, ванных комнат, дверные проемы узкие, а раковины находятся на уровне колен (раньше здесь жили дети-сироты в возрасте четырех лет). Кроме того, многие больные нуждаются в сильном обезболивании, а у центра нет лицензии на использование наркотических средств. Хотя в городе есть большая потребность в таком учреждении. Так, по данным эксперта, сейчас 2 тыс. 700 маленьких москвичей нуждаются в паллиативной помощи, около 100 детей ежегодно умирают от рака. Но статистика не учитывает того, что на лечение в федеральные центры приезжают не только москвичи, но и дети со всей страны. Зачастую иногородних нельзя отправить домой, так как они не перенесут транспортировку.
Центр паллиативной помощи, заметила президент фонда «Вера» Нюта Федермессер, ошибочно называть хосписом — это не учреждение, где дети могут встретить достойную смерть. Она заявила, что в Москве вообще нет детского хосписа, хотя идея его создания существует давно. Об этом мечтали главный врач Первого московского хосписа Вера Миллионщикова и директор Благотворительного фонда «Подари жизнь!» Галина Чаликова… Они с коллегами даже составили проект детского хосписа, изучив статистику детских смертей в Москве и мировой опыт в этой области. Однако город до сих пор не может выделить землю под его строительство.
Нюта Федермессер рассказала, что детский хоспис должен находиться в зоне доступности: в центре третьего транспортного кольца. На его территории (от 1,5 до 2 гектаров), помимо здания, нужен сад, детская площадка, бассейн и пр., ведь хоспис – это маленький уютный дом для умирающих, кому медицина помочь бессильна. Здесь должно быть 10 коек для уходящих детей и еще 10 для тех, кто находится в стадии «социальной передышки», когда детей помещают в хоспис на время.
Эксперт добавила, что уже есть команда врачей и медсестер, готовых работать в детском хосписе. В свою очередь фонд «Подари жизнь!» готов организовать обучение персонала за рубежом. Причем медицинская помощь в хосписе – не главное. Помимо врачей, здесь должны быть клинические психологи, социальные работники. Директор фонда Екатерина Чистякова рассказала, что сейчас умирающие дети вынуждены находиться не в домашней, а больничной атмосфере. Кроме того, они занимают места в больницах, предназначенных для детей, которым врачи могут спасти жизнь.
Сейчас Первый московский хоспис — единственное место в стране, где умирающие от рака дети могут получить помощь. Главврач хосписа Диана Невзорова рассказала, что за девять лет работы здесь встретили смерть 40 маленьких пациентов. «Но если у нас лежит ребенок, то он занимает койку, на которой мог бы быть взрослый, страдающий не меньше ребенка», — пояснила эксперт. Однако в хосписе нуждаются не только больные раком, но и страдающие муковисцидозом, тяжелыми органическими поражениями центральной нервной системы и другим редкими заболеваниями. Причем таких детей большинство – 70%.
Детский хоспис, считает врач-консультант по паллиативной помощи православной службы помощи «Милосердие» Анна Сонькина, должен стать домом для проживающих свои последние дни. Она пояснила, что сегодня дети в термальной стадии могут находиться в больнице или дома. Но родители не в состоянии обеспечить тяжелобольному ребенку достойный уход, а в больнице ему не помогают радостно провести последние дни, а стараются изо всех сил продлить жизнь. Эксперт считает, что у семьи должен быть выбор: либо ребенок находится на интенсивной терапии в больнице, либо проводит последние дни в хосписе. «У детей должно быть право на достойную смерть в кругу близких, а не одинокий уход в реанимации», — считает Анна Сонькина. Но она понимает, что это новое направление и непривычный подход для российской медицины.
Появление в Москве детского хосписа — вопрос времени, уверена Нюта Федермессер. Она считает, что в обществе есть понимание необходимости этого. «Не если хоспис появится, а когда?», — задается вопросом эксперт.

Рекомендуем

В Калининграде будут развивать детскую паллиативную помощь

Благотворительный центр «Верю в чудо» в сотрудничестве с фондом «Детский паллиатив» приступили к реализации региональной программы развития детской паллиативной помощи. Весной планируется провести первый семинар…