На пресс-конференции «Удар партии власти по гражданскому обществу – отношение правозащитников к…

На пресс-конференции «Удар партии власти по гражданскому обществу – отношение правозащитников к законопроекту о регистрации в качестве агентов», которая прошла 5 июля в «Интерфаксе», представители правозащитных организаций высказали свое отношение к созданию реестра «иностранных агентов».

«Этот законопроект нарушает основные положения Конституции РФ и международного законодательства. Кроме того, просто унизительно и оскорбительно называть нас «иностранными агентами», — заявила председатель общественной организации «Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина. Она полагает, что обществу этим законом внушается, что НКО, получающие финансирование из-за рубежа, каким-то образом «скрывают источники финансирования от общества и государства». При этом Ганнушкина отметила, что НКО очень часто отказываются от иностранных грантов в случае, если их назначение не соответствуют целям и задачам организации.
Председатель Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева заявила, что не собирается регистрировать свою организацию в качестве «иностранного агента», так как она таковой не является. Если это потребуется, то МХГ откажется от финансовой помощи из-за рубежа и будет искать финансирование в России, отметила Л. Алексеева. В ходе дискуссии она также добавила, что намерена обратиться в Конгресс США и Европейский парламент с тем, чтобы депутата Сидякина и остальных разработчиков закона, внесли в «список Магнитского». По решению Госдепартамента США в этот список внесены российские чиновники, которым ограничен въезд в страну. Они обвиняются международным сообществом в доведении до смерти в следственном изоляторе юриста Фонда Hermitage Capital Сергея Магнитского.
Исполнительный директор Общероссийского общественного движения «За права человека» Лев Пономарев отметил, что также на собирается регистрировать свою организацию в качестве «иностранного агента» и констатировал, что ему скорее всего «придется искать деньги на работу НКО в России».
Пономарев также высказался по поводу участия НКО «в политической деятельности» и «в организации и проведении политических акций в целях воздействия на принятие госорганами решений, направленных на изменение проводимой ими государственной политики» и формирование общественного мнения «в указанных целях». «К нам обращаются граждане РФ, права которых были нарушены (заключенные, жертвы полицейского произвола), а помощь им требует системных решений от государства», — заметил Л. Пономарев. По этой причине движение «За права человека» противостоит правоохранительной системе, но действует в интересах российских граждан, констатировал правозащитник.
Исполнительный директор Ассоциации НКО «В защиту прав избирателей «Голос» Лилия Шибанова считает, что «любая общественная организация строится на платформе гражданских интересов», поэтому под действие закона попадают абсолютно все НКО. При этом Л. Шибанова отметила, что «мониторинг процесса выборов, которым занимается ассоциация, это защита института выборов, а не политическая деятельность». Кроме того, НКО, получающие иностранное финансирование, уже выделены в отдельную группу и находятся под надзором государства.
Авторы закона ссылаются на международную практику, в частности, на действующий в США закон «О регистрации иностранных агентов». «Это не правильно, так как в США этот закон распространяется только на те организации, которые получают прямые указания по вопросам их деятельности из-за рубежа», — сказала заместитель директора Human Rights Watch по вопросам Европы и Центральной Азии Рейчел Денбер.

Рекомендуем

Представители НКО комментируют законопроект об иностранном финансировании

Законопроект, ужесточающий контроль за деятельностью некоммерческих организаций, финансируемых из-за рубежа, был внесен в Госдуму РФ 29 июня. В нем предлагается считать «участвующей в политической деятельности»…

Правозащитники призвали СПЧ выступить против законопроекта о «политической деятельности»

Представители правозащитных организаций считают, что формулировки законопроекта, разработанного Министерством юстиции РФ, позволяют причислить к «иностранным агентам» любую НКО.