ср, 25 января, 14:00 - 19:00
Москва, Каретный ряд, д. 5/10, Правозащитное общество «Мемориал»

Участники — специалисты и гражданские активисты, работающие в сфере уголовного правосудия и исполнения наказаний, защиты прав людей, заключенных под стражу или отбывающих наказание в виде лишения свободы, — займутся проектированием «тюрьмы будущего» или «будущего без тюрьмы», поиском путей модернизации системы назначения и исполнения наказаний.

III Абрамкинские чтения проводят Центр содействия реформе уголовного правосудия (Абрамкинский центр), Московская Хельсинкская группа, Институт прав человека (Москва), Международное общество «Мемориал» при финансовой поддержке Фонда Фридриха Науманна (Москва).

Цель чтений – обмен мнениями по поводу будущего российской системы назначения и исполнения наказаний, исходя из ее текущего состояния, и с помощью специалистов «смежных профессий» предложить оптимальную стратегию развития системы уголовного правосудия «на перспективу», чтобы она максимально отвечала принципам и стандартам соблюдения прав человека, запросам общества и возможностям государства в XXI веке.

Вопросы для обсуждения:

  • Насколько те преимущества, которые дает применение тюремного заключения в качестве уголовного наказания, превышает сегодня то зло, которое при этом оно неизбежно наносит осужденным и их близким, обществу и государству?
  • «Тюрьма XXI века» – это то, что есть на данный момент, или это идеал, к которому надо стремиться? Есть ли востребованность/понимание в обществе, что плохая тюрьма нам не нужна вовсе?
  • Должно ли общество сказать «нет» тюрьме как средству наказания, исправления, «социальной реабилитации», если цель системы уголовного правосудия — сохранить применение лишения свободы столь же широко, как сейчас. Как общество может донести свое мнение до «органов, принимающих решения»?
  • Какая модернизация нужна уголовно-исполнительной системе и может ли (поможет ли) «тюремная» реформа нейтрализовать ущерб, который причиняет УИС ввиду своего нынешнего состояния и масштаба? Согласится ли ведомство на свою модернизацию с помощью «внешних» к нему гражданских сил?
  • До каких пределов можно в принципе сократить применение заключения под стражу и лишения свободы – сегодня, в ближайшей перспективе и в будущем? Какие условия для кардинального сокращения колоний, тюрем и СИЗО есть либо появятся в обозримом будущем, есть ли ресурс для этого у власти и гражданского общества в их нынешнем состоянии и с учетом возможной эволюции?
  • Насколько модель идеальной российской тюрьмы отличается от западных ее вариантов? Сравнительные тенденции – к чему могут привести тюрьмоведение или пенологическая мысль и практика? У нас и «у них» — возможна ли одна модель «тюрьмы будущего»?
  • Как безопасность общества соотносится с масштабами и последствиями изоляции заключенных как меры пресечения и наказания? В чем их баланс для разных культур?
  • Как обеспечить права человека, нарушившего закон, дать ему «еще один шанс»? «Нормализация» тюрьмы, приближение условий содержания к жизни на воле («тюрьма — не санаторий»).
  • Что показал 8-летний опыт общественного контроля мест принудительного содержания? Какова реакция УИС на критику и контроль со стороны общества — главным образом, защитительная или направленная на диалог и конструктивные изменения? Роль ОНК (общественных наблюдательных комиссий) в «тюремной модернизации».

 

Контакты
телефоны: 8-926-310-87-08, 8-916-089-30-36

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем

Эксперты НКО прокомментировали законопроект о паллиативной помощи в тюрьмах

Минюст представил проект приказа, согласно которому осужденным будут оказывать паллиативную помощь в медицинских организациях уголовно-исполнительной системы. Фактически это означает создание хосписов в местах лишения свободы.

Правозащитники призывают Госдуму изменить условия для заключенных с ВИЧ и туберкулезом

Участники проекта «Группа риска» фонда «Русь Сидящая» просят вывести из подчинения администрации колонии или СИЗО медицинские подразделения и запретить помещать тяжелобольных заключенных в штрафной изолятор.