Руководитель добровольческого движения «Даниловцы» — о социальном волонтерстве до пандемии, в ее разгар и о том, чего ждать этой осенью.

Фото: Слава Замыслов/АСИ

Этот рабочий год — с сентября по август — примечателен своей контрастностью. Прошлая осень и зима подарили нам невероятные прорывы в социальном волонтерстве и большие надежды. А весна и лето стали для социального волонтерства своего рода анабиозом с непредсказуемым пробуждением.

Что было и чего ждать?

Федеральная программа развития волонтерства «Норма жизни»

Пандемия приморозила невероятную по масштабам и значению программу развития социального волонтерства в регионах. Ее организаторы — Роспатриотцентр, мастерская управления «Сенеж» и бизнес-школа «Сколково». 

Одна из главных проблем волонтерства в России заключается в формальном подходе — в умножении числа государственных (окологосударственных) волонтерских центров, своего рода аккумуляторов волонтеров при комитетах по делам молодежи или аналогичных структурах.

Слишком часто в такой модели нет некоммерческого сектора как равноправного партнера. Не тех НКО, что отрабатывают патриотические, молодежные и иные заказы органов власти, а настоящих деятельных благотворительных организаций. 

Умножение инфраструктуры — неэффективно. Необходимо умножение рабочих партнерских связей с НКО (как операторами волонтеров), развитие социальных волонтерских программ, и за счет этого увеличение реальных — актуальных и хорошо организованных — рабочих мест для добровольцев. Именно этого в регионах фактически нет.

Образовательная программа «Норма жизни» была направлена на преодоление барьеров на пути к сотрудничеству волонтерских организаций и бюджетных учреждений, выявление лучших практик в регионах, совместное проектирование и реализацию волонтерских проектов в медицинских и социальных учреждениях.

Слушатели программы — это команды из руководителей государственных организаций и СО НКО, представителей органов исполнительной власти, курирующих социальную сферу, и руководителей ресурсных центров добровольчества.

Мне трудно судить о результатах годичной работы. Но то, что видел я и в чем участвовал, меня впечатлило! На этой площадке впервые в России под сомнение была поставлена модель развития волонтерства как множества волонтерских центров (о которой я говорил выше). Акцент был сделан на партнерстве с НКО ради реальной социальной работы.

Фото: страница движения «Даниловцы» в Facebook

Волонтерство в ПНИ и ПВТ в Москве

Год назад министр труда и социальной защиты инициировал развитие социального волонтерства в психоневрологических интернатах (ПНИ) и пансионатах для ветеранов труда (ПВТ). Москва стала первым регионом, где на уровне города была запущена такая беспрецедентная программа.

Да, волонтеры многих благотворительных организаций к этому времени на постоянной основе уже лет пять работали во всех «детских» социальных учреждениях. Однако из 24 «взрослых» учреждений с волонтерами сотрудничали только 12 и далеко не все регулярно. Волонтерской помощью было охвачено 3% проживающих в ПНИ и ПВТ людей. Часто сотрудничеством с волонтерами назывались праздники и концерты, организованные близлежащей школой или визиты священника. 

Координация и развитие этой работы были поручены центру «Моя карьера», который первым делом провел исследование и  определил около 30 благотворительных организаций, готовых работать в ПНИ и ПВТ. Им и было предложено участвовать в этой программе. О том, как программа начиналась я написал тут.  

Самое ценное, что было достигнуто, — это две вещи. Изменилось отношение руководства и сотрудников учреждений к волонтерам. Лед был растоплен. И второе — отработана технология запуска и развития массовой волонтерской работы ради изменения качества жизни людей, проживающих в ПНИ и ПВТ. 

Фото: занятия с детьми в РДКБ. «Даниловцы»

В итоге через семь месяцев постоянные волонтерские проекты запущены и действуют во всех 24 учреждениях и охватывают 20% проживающих. Было сформировано устойчивое сообщество из профильных НКО, где участники делятся опытом, развивают совместные проекты, общаются.

О том, как это было организовано я написал в отдельной большой статье (часть 1часть 2) и рассказал на вебинаре.

Принципиально важные решения, определившие успех

Главной составляющей успеха программы по волонтерству в ПНИ и ПВТ стало то, что центр «Моя карьера» определил для себя самую выгодную рабочую позицию. Поддерживая и развивая волонтерство, сам центр не стал ни тем, кто обслуживает учреждения (ПНИ и ПВТ), ни тем, кто обслуживает НКО, прямо поставляя им ресурсы. Была реализована модель партнерства. 

«Моя карьера» не брала и не берет на себя труд по аккумулированию волонтеров и реализации волонтерских социальных проектов. Она курирует это направление, административно и ресурсно поддерживает. И этого достаточно.

Почему такая схема лучшая на сегодня? Причин несколько. Первая состоит в том, что модель волонтерских центров — аккумуляторов волонтеров развращает некоммерческий сектор, делая из него попрошаек и безответственных пользователей волонтерами. НКО-сектор в этом случае профессионально не развивается в работе с волонтерами. 

Вторая причина — городу важна популяризация социального волонтерства. И ничто так не популяризирует его, как конкретные значимые дела, которые делают реальные благотворительные организации. И, что самое важное, большой выбор для волонтеров: что делать, где, когда и с кем. Волонтеры делают свой выбор, в том числе опираясь на бренды и авторитет НКО.

Третья причина в том, что и организаторы волонтерства, и прежде всего подопечные заинтересованы в постоянной долгосрочной и ответственной работе волонтеров. Именно тут НКО — профессионалы своего дела, они специализируются на оказании помощи конкретной целевой аудитории. Только НКО могут формировать профильные сообщества волонтеров и за свой счет поддерживать и развивать их. Нет смысла наращивать одно мегасообщество, способное угодить всем и вся. Содержать его и развивать его невероятно дорого и эмоционально затратно. 

Четвертая причина в том, что приход волонтера в НКО должен быть его выбором и его ответственностью! И чтобы это произошло, волонтерам нужно время подумать или созреть, чтобы принять решение. Их нельзя заранее сразу никуда направить. Они помогают только тем, к кому расположено их сердце. 

Хороший опыт — «точка входа»

На принципах, описанных выше, была создана в Москве еще одна программа — «Школа социального волонтерства» — своего рода «точка входа». Это не аналог грантов, когда НКО могут подать заявку и получить людей. Люди — это не ресурс, а партнеры! 

Цель — помочь каждому человеку сделать свой осознанный и ответственный выбор, чтобы стать волонтером. От осознанности и свободы выбора прямо зависит взятая волонтером ответственность, а значит и эффективность, и безопасность,  и надежность волонтерского труда. 

Жители города приглашаются на тренинги, что дает им знания и выбор целевой аудитории, но не обременяет их ответственностью! Подчеркну, не обременяет ответственностью, что очень привлекательно на первом этапе. На тренингах волонтеры вживую знакомятся с НКО и могут получить ответы на свои вопросы.

Принимающие добровольцев благотворительные организации отбираются в эту программу, исходя из их профессионализма не только в работе с подопечными, но прежде всего в работе с волонтерами. Для отбора мониторятся сайты и ведутся переговоры с сотрудниками. Важно, чтобы сайт был понятным для стороннего наблюдателя, волонтерские вакансии и правила —  ясно сформулированными, и чтобы в НКО был сотрудник, ответственный за волонтеров и за систему их поддержки. 

В итоге люди, желающие волонтерить, оказываются как бы на «восточном базаре», где каждый находит себе дело по душе, в удобное время и в удобном месте. Перед его глазами большой выбор: целевые аудитории (дети, взрослые, пожилые, люди с инвалидностью, семьи в ТЖС, бездомные люди и т.д.), виды деятельности, учреждения (больницы, детские дома, приюты, ПНИ, ПВТ и т.д.). Волонтерские группы могут объединяться по возрастному признаку (школьники, 18+, 50+). Есть возможность найти себе занятие в районе поблизости, выбрать день недели, час.

Стать социальным волонтером возможно после того, как  проработаны четыре ключевые темы: Что значит быть волонтером? Кому и как я могу помочь? Волонтер в казенном учреждении. Волонтер и волонтерская организация. На это и направлены тренинги для новичков. 

Очень достойным и значимым для России результатом этой работы стало учебное пособие для новичков волонтеров «Рабочая тетрадь социального волонтера». Она собрала в себя лучший опыт по работе с волонтерами и наверняка станет серьезным подспорьем в работе волонтерских НКО. 

Время COVID’a: #МыВместе и «Мой социальный помощник»

Все начинания, описанные выше, встали на паузу из-за пандемии коронавируса. Социальные и медицинские учреждения перешли в режим жесткой изоляции и вот уже более полугода на карантине. Волонтеры в подавляющем большинстве лишились своих подопечных. 

И вдруг, буквально «с колес», были развернуты небывалые масштабные проекты по волонтерской помощи одиноким людям, запертым в своих домах. Федеральный проект — #МыВместе и московский, который мне хорошо знаком, «Мой социальный помощник» (реализован он был все тем же центром «Моя карьера»).  Этот опыт я подробно описал в статье и на вебинаре

Мне важно отметить, что 2020 год показал России тот потенциал волонтерства, что дремлет в обычное «мирное» время, и подарил опыт управления этим потенциалом. Таким образом на качественно новый уровень вышло волонтерство адресной помощи — самое востребованное и самое неразвитое до коронавируса. 

Фото: публикация движения «Даниловцы»

Желающие развивать адресную помощь силами волонтеров теперь имеют серьезное подспорье. Хотя, к сожалению, материалов с описанием указанных проектов я почти не видел. 

Я пессимистически смотрю на радужные ожидания, будто «волонтеры ковида» продолжат помогать и далее. Об этом я также говорил в одной из заметок.  Но сейчас, при спаде пандемии, у нас еще есть время учесть полученный опыт и подготовиться к возможной новой волне коронавируса.

Волонтерские организации во время COVIDa

Волонтерские организации, такие как добровольческое движение «Даниловцы» и многие наши коллеги оказались заморожены в своей волонтерской деятельности и парадоксальным образом смогли проявить себя как экспертные и творческие сообщества в новых областях.  

НКО вдруг столкнулись с двумя актуальными вызовами. Первый — казалось бы, очевидный и понятный: какую пользу можно принести людям во время карантинных мер и разгула инфекции? Далеко не все настолько гибки, чтобы на ходу стать одним из отрядов по оказанию адресной помощи. Поэтому бОльшей частью благотворительные волонтерские организации присоединялись к городским программам адресной помощи или волонтерским участием или как соорганизаторы и эксперты. Этот опыт партнерства между собой, партнерства с городскими структурами, городскими и федеральными программами для общественников совершенно новый. Я убежден, что благодаря этой работе многие НКО профессионально выросли. 

В этом контексте я хотел бы обратить внимание на открытость городских структур. В проект «Мой социальный помощник» на всех уровнях были привлечены общественники, что сделало его по-настоящему партнерским. Руководители и сотрудники многих НКО сами стали волонтерами и оказывали помощь одиноким старикам. Одновременно в проекте использовались наработки опытных волонтерских организаций. Например, наше движение помогло создать систему рекрутинга волонтеров для их работы в условиях строгих карантинных мер. Наши специалисты предложили простую по форме, но достаточно глубокую и эффективную систему интервьюирования новичков по которой около 100 рекрутеров проверили более 4 тысяч кандидатов в волонтеры.  Рекрутерами стали психологи и  сотрудники НКО, имеющие опыт работы с волонтерами и изнутри понимающие эту тему. В результате ни одного нарекания от благополучателей, сотрудников социальных центров и тим-лидеров в адрес системы отбора и проверки волонтеров не прозвучало. 

Белановский
Фото: добровольческое движение «Даниловцы»

Второй вызов состоял в том, что на фоне такой, прямо скажем воодушевляющей и значимой работы,  перед НКО встала невероятно сложная проблема по сохранению волонтерского сообщества. Волонтеры живут делом. Нет волонтерства — нет волонтера. Как уберечь сообщество на протяжении многих месяцев, зная, что сроки снятия карантина в социальных и медицинских учреждениях неизвестны? Как сохранить работоспособность волонтерских команд таким образом, чтобы вдруг, как только двери откроются, снова прийти к своим подопечным? 

Самый очевидный способ — это онлайн-общение с подопечными. Но далеко не все учреждения и далеко не все сотрудники учреждений оказались к нему готовы (кстати, это серьезный вопрос про оснащение учреждений). А когда персонал учреждений перевели на вахтовый двухнедельный цикл работы, им стало не до волонтеров. 

И все же в сложившейся ситуации волонтерские организации смогли прокачать себя, смогли внутренне перестроиться так, чтобы на время пандемии для организаторов волонтерства подопечными стали сами волонтеры. И это, пожалуй, для многих НКО очень ценный опыт по пересмотру своих ценностей. Как уже говорилось, волонтерская организация живет не только помощью подопечным, но и заботой о волонтерах.

Значимым результатом самоизоляции стала фиксация опыта  по работе с волонтерами. Появилось время подумать и систематизировать все то, что накопилось. Движение «Даниловцы» за время пандемии опубликовало около 50 видео о самых различных аспектах социального волонтерства.  

С чем мы входим в осень 2020 года?

Самое позитивное, что произошло в середине лета, — это выпуск Министерством труда и социальной защиты РФ очень грамотных методических рекомендаций по организации волонтерства в социальных учреждениях. Эти рекомендации составлены с учетом предложений общественников.

Дом друзей: помощь бездомным. Фото: движение «Даниловцы»

Казалось бы социальному волонтерству только развиваться и развиваться. И все же эти семь месяцев карантина привели к некоторым важным изменениям. 

  • Все указанные выше докоронавирусные достижения оказались невостребованными. И большой вопрос — будут ли они в ближайшее время востребованы?
  • Никто не знает, смогут ли волонтерские сообщества вернуться к своему делу.  Да, НКО предприняли все усилия, чтобы сохранить их, но пауза затянулась на слишком большое время. Семь месяцев прошло и время снятия карантина неизвестно. Это очень-очень большой срок. В жизни каждого из нас многое изменилось. Вполне вероятно, что НКО все же потеряют от 50 до 80% своих волонтеров.
  • Многие организации — и общественные и государственные — вынуждены были сократить сотрудников, курирующих волонтерскую работу, поскольку работы не было. Мне известны случаи, когда очень опытные координаторы волонтеров оставили свое дело. И сделать тут ничего нельзя.
  • Многие учреждения, где работали волонтеры, успели за эти месяцы переформатироваться или сейчас реорганизуются. Новые задачи, новые сотрудники и руководство, новые подопечные. Это значит, что связи, налаженные годами, рушатся, и НКО придется заново, где-то с нуля, развивать свою работу.
  • Работа по развитию нормативно-правовой базы для социального волонтерства в регионах и Москве приостановлена. Понятно, что с марта месяца было не до нее. Но как бы так не вышло, что эта не всегда популярная среди чиновников работа, слилась в никуда. Еще до пандемии рабочей группой в Москве был разработан проект регламента по волонтерству во «взрослых» учреждениях. Аналогичный документ для детских учреждений действует уже пять лет. В рабочую группу вошли и общественники, и директора учреждений, и чиновники. Совместно они подготовили очень качественный рабочий документ, который еще до указанных методических рекомендаций федерального уровня мог бы стать примером для других регионов. До сих пор проект регламента так и остался проектом.
  • Сегодня чиновники и персонал учреждений не знают, какие условия допуска могут быть предложены волонтерам. Как быть с волонтерами в условиях пандемии? Да, многие учреждения ждут волонтеров, некоторые могут вот-вот снять карантин. Но боятся неопределенности и проверок. Такая ситуация делает предстоящий возврат волонтеров еще более непредсказуемым.
  • И последнее, осенью мы, общественники, почувствуем серьезную нехватку ресурсов. Граждане и бизнес обеднели. Государственные деньги вне плана были расходованы на смягчение последствий пандемии. Средства, что были запланированы на поддержку НКО-сектора, где-то были направлены на организацию волонтерской адресной помощи и эти проекты до сих пор не закрыты, ибо все ждут очередную волну коронавирусной инфекции.
Больше новостей некоммерческого сектора в телеграм-канале АСИ. Подписывайтесь.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем

X межрегиональная онлайн-конференция «Благотворительность 2020: новая реальность»

Журнал «Эксперт-Урал» и Аналитический центр «Эксперт» приглашают к участию в конференции, чтобы вместе проанализировать состояние системы благотворительности в период пандемии и влияние COVID-19 на некоммерческий…

Варвара Усаневич: «Искренний интерес к судьбе человека может вернуть его к жизни»

На Московской международной книжной ярмарке (МККЯ) 2 сентября прошла презентация книги «Психология заботы». Руководитель социально-волонтерского центра Музея истории ГУЛАГа рассказала Агентству социальной информации о том,…