Фото: pixabay.com

Многие спортивные организации не попадают в реестры Минэка, потому что вообще не могут получать поддержку как СО НКО. Где им искать помощи в кризис?

Физкультурно-спортивные организации во время пандемии оказались самой уязвимой категорией СО НКО. Большинство из них не могут рассчитывать на помощь государства из-за трудности определения социальной составляющей их деятельности.

Обычно организации, развивающие массовый спорт и пропагандирующие здоровый образ жизни, вырастали из команд или формировались вокруг отдельных активистов, просто любящих свое дело. В отличие от организаций социального обслуживания или защиты прав человека, спортивные НКО не воспринимаются как организации системной помощи на институциональном уровне.

«Существует определенная «недосформированность» отрасли физической культуры и спорта как полноценной отрасли социальной сферы, — говорит АСИ вице-президент Российского студенческого спортивного союза, заместитель председателя Общественного совета при Министерстве спорта РФ Роман Ольховский. — Как раз эта недосформированность и ограничила ее возможности в мерах поддержки не просто спортивных, а прежде всего социально ориентированных организаций».

Роман Ольховский. Фото из личного архива

«Понятно, что основная цель деятельности НКО — не получение прибыли, но, например, у нас есть определенные договорные отношения, с тренерами, которым во время пандемии мы не могли им предоставить работу и до сих пор они не могут ничего получить», — рассказывает АСИ Артур Балтиков, директор ассоциации «Центр физического развития «Атлет» (г. Сургут).

СО НКО в спорте

Существует четкое разделение среди спортивных СО НКО, часто по одному названию можно понять, насколько крупная и состоятельная это структура.

Самые маленькие — физкультурно-спортивные, физкультурно-оздоровительные организации на местах. Это могут быть небольшие клубы, созданные для привлечения людей в спорт. Их достаточно много в России, но поддержка им практически не оказывается.

«Я хотела открыть тренажерный зал в Подмосковье и там же преподавать уроки фехтования для людей с инвалидностью и без, — рассказывает АСИ Людмила Васильева, мастер спорта международного класса по фехтованию на колясках, член Общественного совета при Минспорте России. — Не успев зарегистрировать организацию, я пришла в администрацию с просьбой выделить помещение для занятий мне отказали. Без стартового капитала начать работу СО НКО, которая не предполагает создания элитного фитнес-клуба, оказалось практически нереально».

Частные академии, например академия футбола или гимнастики, чаще всего имеют форму АНО. Такая форма удобна тем, что можно выбирать вид деятельности: либо в области дополнительного образования детей, либо физкультурно-спортивную работу с населением. В качестве АНО выступают и предпринимательские проекты, но на социальной основе. Они регистрируются так, чтобы получать гранты и привлекать средства от спонсоров.

Фехтовальщики-паралимпийцы на VII Чемпионате России по фехтованию на колясках. Фото: Кирилл Каллиников / РИА Новости

Более крупные — спортивные федерации — уполномочены законом на развитие разных видов спорта. Их основная деятельность — подготовка к соревнованиям разного уровня: чемпионатам области, России, Европы, мира. Федерация — совокупность людей, которые работают в спортивных или общеобразовательных школах, хотя в составе федераций могут быть и представители частных школ, которые отдельно развивают определенное направление в спорте. Федерации интересует именно область спорта высших достижений. Однако по закону они должны привлекать к занятиям и массовое население.

«Например федерация хоккея  — одна из самых крупных в стране. У нее отдельные здания, большой административный аппарат. Там крутятся огромные деньги, но параллельно она несет и социальную нагрузку: развивает в России проекты типа «Золотая шайба» (всероссийский турнир среди детских команд). Это и есть их обязательство по развитию массового спорта», — объясняет Роман Ольховский.

Есть и исключения среди федераций. Например Федерация спортивного туризма работает от обратного: прежде всего люди ходят в походы и их интересуют занятия туризмом. А уже в меньшей степени последствия — чемпионские звания и медали.

И еще одна категория — объединяющие организации, напрямую не занимающиеся работой с населением: фонды поддержки и развития спорта, ассоциации, союзы. Обычно они организуют соревнования, финансируют события, помогают инвентарем, дают другие ресурсы.

Профессиональные спортивные клубы — обычно по игровым видам спорта — тоже зарегистрированы как НКО, но только для того, чтобы их было легче финансировать. Очень часто их учредители — местные администрации, которые и помогают развиваться. Любой такой спортивный клуб может в год обходиться региональному бюджету в сумму от 15 до 500-600 млн рублей. При этом на массовый спорт там же выделяется всего 15 млн рублей.

«Это называется профессиональный спорт за госденьги, — комментирует зампредседателя Общественного совета при Минспорте. — Некоммерческая форма удобна для целевой субсидии или благотворительных пожертвований. Именно благодаря этому статусу эти НКО в большинстве попали в список нуждающихся в помощи. Именно они прямые получатели субсидий от регионов».

Никуда не попали

Небольшие клубы, которые не получают субсидии, не оказывают услуги по перечню социальных услуг (потому что в нем нет социальных услуг в сфере спорта), не являются благотворительными организациями, никак не могли попасть в реестры Минэка. А вот профессиональные спортклубы, учрежденные администрациями и имеющие постоянные источники финансирования, — попали и теперь получают еще и господдержку по поручениям Путина.

Губернатор Новосибирской области Андрей Травников дает старт массовой гонке на 5 км в Новосибирске. Фото: Александр Кряжев / РИА Новости

Также на антикризисные меры смогут рассчитывать спортивные ИОПУ и победители конкурса президентских грантов. Но и тех, и других — единицы.

По мнению Романа Ольховского, спортивное направление в Фонде президентских грантов имеет «очень маленький объем получения грантов из-за низкого уровня компетенций по социальному проектированию».

«[Организации] подают заявки: «Дайте нам деньги на соревнования». А эксперты фонда, естественно, не дают, так как не считают, что эти соревнования несут какой-то социальный эффект», — говорит эксперт.

Общественный совет при Минспорте предлагал ввести такой критерий для формирования реестров, как использование организацией УСН. Это помогло бы пройти в списки небольшим СО НКО в сфере физкультуры и массового спорта, исключив дополнительные преференции для профессиональных спортивных НКО. Но пока эта инициатива не прошла.

Еще один реестр

После объявления президента о социальной ориентированности национальных целей, здоровье граждан и приоритете повышения ожидаемой продолжительности жизни до 78 лет (к 2030 году – до 80 лет) решено было сформировать реестр физкультурно-спортивных НКО. Минспорт должен создать такой реестр в третьем квартале 2020 года. Ведомство еще только прорабатывает критерии отбора НКО в свой список.

«Хотя отрасль несколько последних лет боролась за то, что социалка — не их прерогатива. И все говорили: «Мы — за спорт». А теперь столкнулись с тем, что президент поставил совсем другой вектор», — замечает Ольховский.

Техника самопомощи

Пока централизованной поддержки нет, организации пытаются выкрутиться в кризис сами и ищут помощи на местах.

«Согласно решению Думы города Сургута, на время пандемии мы получили отсрочку на платежи за аренду. Это значит, что те месяцы, которые мы не работаем, мы будем оплачивать дозированно после нового года. При этом мы все это время должны платить за коммуналку. Но я считаю, раз уж это муниципальная площадь, можно было бы нас освободить от этого», — говорит Артур Балтиков.

Воронежская Академия футбола в дни самоизоляции провела онлайн-марафон: пригласила тренеров и педагогов на тематические беседы, начала онлайн-тренировки.

«Мы не попали ни под одну из систем поддержки, но даже если бы и попали, вряд ли нам это как-то помогло бы. Как показала практика, часто маленький размер субсидий не компенсирует объем потерь из-за отсутствия занятий, — говорит Аркадий Бондарев, руководитель детской футбольной школы «Академия футбола» (г. Воронеж). — Большая часть затрат, касающихся аренды помещений залов, манежей и стадионов, во время пандемии ушла. Но люди остались без заработка. Лишь благодаря проведенному онлайн-марафону нам удалось выручить средства на выплату зарплат и помочь сотрудникам пережить этот кризис».

«Я считаю, сами представители третьего сектора должны активно помогать друг другу, — рассуждает в беседе с АСИ Игорь Горин, первый вице-президент Всероссийской федерации плавания, президент Федерации плавания Ростовской области. — Чтобы те, кто уже существует или кого надо создавать по тем или иным направлениям, не ждали от государства помощи, которую так трудно получить. Надо друг другу помогать. Например создавать коворкинговые площадки, где бы смогли собираться и обмениваться опытом представители третьего сектора. Должна быть системная поддержка в своем кругу».

 

Подписывайтесь на телеграм-канал АСИ.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем