Фото: московский филиал «Хадасса»

Службы психологической помощи онкопациентам в пик пандемии фиксировали вдвое больше обращений, чем обычно в работе. На понятный стресс, который испытывало большинство людей, у пациентов с раковыми заболеваниями накладывается еще влияние препаратов и терапии и общий страх за жизнь.

Онкопсихолог медицинского центра «Медскан» комментирует, как онкобольные реагируют на ситуацию пандемии и как работать с агрессией и другими эмоциями в тревожный период, а он еще не закончился.

— Агрессия — это реакция, чаще всего на страх. Онкозаболевание само по себе часто воспринимается как сильно угрожающее жизни событие, поэтому я бы сказала, что ковид просто обостряет состояние.

Реакции у всех разные: кто-то ощущает безнадежность, кто-то пытается бороться и злится, кто-то ищет помощи. 

Агрессия тоже бывает разной: она может зависеть от процесса лечения, когда  препараты влияют на определенную область мозга. Тогда агрессия часто приобретает характер вспышек, которые довольно сложно контролировать и предсказать. А бывает агрессия как защитная реакция: когда необходимо собраться, что-то отстоять, сообщить, что нарушены права и границы.

Проявление агрессии и других эмоций зависит от индивидуальных реакций организма и от конкретного лечения. Если лечение способствует возникновению агрессии, это необходимо учитывать и понимать. Есть тип людей, которым кажется, что им не оказывают помощь, они чувствуют себя жертвами обстоятельств и вероятность появления страха и агрессии у них возрастает, но четкой закономерности здесь нет. Люди возбудимые также больше склонны к крайним реакциям: плаксивость, резкая эйфория, резкая агрессивность — из крайности в крайность.

Период COVID-19 отличается тем, что ограничились передвижения, появились сложности с получением препаратов и стало невозможным постоянное общение с врачом. Естественно, такие ситуации беспокоят. Но моя профессиональная позиция: если я буду смотреть на ситуацию пандемии как на тревожную, то буду чаще встречать признаки неадекватного поведения у своих пациентов. Важно сохранять устойчивый собственный и пациентский настрой на то, что с ситуацией возможно справиться. 

Если говорить о профилактике тревоги, то первое и самое важное: если вы заметили, что именно лечение стало влиять на физическое состояние, нужно быть в плотном контакте с врачом. Возможно, необходимо скорректировать схему лечения или, в крайнем случае, обратиться за психиатрическим сопровождением, в том числе медикаментозным, если понимаете, что не справляетесь со своими эмоциями.

Второе — следить за своим состоянием. Иногда простое чувство усталости приводит к появлению агрессивных защитных реакций. Здесь важно вовремя отдыхать, давать себе передышку, чтобы успевать восстанавливаться. Часто срабатывают внешние психологические провокаторы, когда банальные происшествия начинают злить.

На уровне эмоций важно учиться замечать эти изменения за собой, говорить о них. Когда удалось их вычислить, имеет смысл начать выражать эти эмоции. Кто-то идет в лес и кричит, кто-то бьет старую посуду. Это важно делать, чтобы не задеть тех, кто близок, и не навредить себе. 

Важно договариваться об условиях, о помощи, о правилах. Работа с психологом или психотерапевтом также может помочь, потому что за агрессией чаще всего прячется страх, а страхи надо прорабатывать: проговаривать, выяснять, откуда они, как их можно если не убрать, то контролировать. Но если закрыть агрессию внутри, она только усилится. 

Универсальных рецептов преодоления агрессии нет, так как ситуация каждого пациента индивидуальна. Близким важно быть в контакте с больным, при этом не нужно его чересчур «укутывать» заботой, нельзя отдаляться и разделять: это мои проблемы — это твои проблемы. Если замечаете, что родной человек злится или боится, спросите его: «Ты сейчас на что-то злишься? Давай я тебе помогу» и предложить варианты помощи: проговорить ситуацию, предложить обратиться к специалисту. Не говорить: «Да чего ты боишься? Все будет хорошо», а понять чувства другого, потому что они могут отличаться.

В целом нельзя сказать, что для онкопациентов характерна, например, агрессия или депрессия. Поэтому крайне важно разобраться в природе возникновения той или иной реакции. Если природа физиологическая или биохимическая, заниматься психологической поддержкой бессмысленно: нужно работать с врачами и психиатрами, чтобы научиться контролировать физиологические процессы. Если природа психологическая, надо разбираться с психологом или самому: учиться называть свои эмоции и выражать их так, чтобы накопленные негативные реакции не нагружали нервную систему.

Записала Анна Ермягина

Подписывайтесь на телеграм-канал АСИ.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем

После рака

В России не существует системного сопровождения онкопациентов, вышедших в ремиссию. Но «после рака» люди не становятся прежними, и им нужен особый вид помощи.

Болезнь без границ

Как пострадали люди с хроническими заболеваниями из-за всемирного локдауна и могут ли они не ехать за рубеж, пока пандемия не отступила окончательно.