Фото: Посольство Франции в России — отдел прессы

Даниэль Матьё рассказывает о том, как во Франции боролись со вспышкой домашнего насилия во время действия режима строгой самоизоляции.

17 марта 2020 года для борьбы с эпидемией COVID-19 по всей Франции был введен режим обязательной самоизоляции на дому. 11 мая режим был значительно ослаблен, хотя многие ограничения на передвижение и работу ряда организаций остаются.

В течение карантина многие пары и семьи были вынуждены находиться в изоляции в замкнутом тесном пространстве. Это могло вызвать всплеск супружеского насилия и насилия в отношении детей, создать для жертв безвыходную ситуацию, лишив их возможности контактировать с внешним миром и обратиться за помощью.

Рост насилия более чем на 40%

НКО, занимающиеся борьбой с домашним насилием, первыми начали бить тревогу. Они сами были вынуждены реорганизовать свою деятельность в связи с карантином.

Рост домашнего насилия и в самом деле произошел.

Через десять дней после введения карантинного режима министр внутренних дел Кристоф Кастанер заявил, что число заявлений на семейное насилие выросло на 32% на территориях, где за безопасность отвечает жандармерия, и на 36% — в зоне ответственности полицейской префектуры Парижа. 14 апреля он сообщил, что количество выездов полицейских на дом в связи с домашним насилием возросло более чем на 40%.

Такая тенденция прослеживается и в сфере жестокого обращения с детьми. По словам государственного секретаря по вопросам защиты детства Адриена Таке, на неделе с 13 по 19 апреля на телефон горячей линии для детей в опасности 119 поступил 14 531 звонок, а год назад в этот же период их было 7 647.

Типичный пример

Всего один пример, как самоизоляция становится ловушкой для жертв насилия. Им делится маленькая НКО, входящая в Национальную федерацию женской солидарности, En avant toute(s). Эта НКО разработала для столкнувшихся с насилием чат, который позволяет им получить информацию и перенаправляет их туда, где можно получить помощь.

Девушка 17 лет рассказала им, что она изолирована со своим отцом, он очень агрессивен. В обычное время, когда нет карантина, у нее есть свои хитрости, чтобы минимизировать контакт, например, допоздна оставаться в школе. Сейчас у нее нет такой возможности. В связи с карантином отец стал еще более жестоким. Опасаясь вируса он запретил дома общие обеды, она заперта целый день в своей комнате. Кроме того, она — свидетельница его жестокости по отношению к матери, но никак не может помочь ей.

Фото: pixabay.com

Таких ситуаций много, и просто подсчитать, что их стало больше, недостаточно. Недостаточно объяснить, почему этот рост случился. Необходимо действовать. Что же мы сделали во Франции?

Роль СМИ и власти

Во-первых, эта тема открыто обсуждалась и не замалчивалась. СМИ: пресса, радио — основные информационные каналы в повседневной жизни французов, Франции — как только было принято решение о введении карантина, дали возможность высказаться тем, кто предупреждал об опасности в самом начале самоизоляции.

Медийное освещение проблемы позволило всем осознать ее серьезность, а жертвам напомнило, что можно и нужно обращаться за помощью, а не ждать, пока произойдет худшее.

Кроме того, быстро отреагировали члены правительства. Я уже упомянул министра внутренних дел и государственного секретаря по защите детства. Это справедливо также и в отношении государственного секретаря по вопросам равенства женщин и мужчин Марлен Шьяпы. Они все оперативно предприняли специальные меры, в том числе объявили о непрерывности работы горячей линии. В свою очередь министр юстиции Николь Белубе подтвердила, что прокуроры и суды будут рассматривать дела о домашнем насилии в приоритетном порядке.

Действия НКО

НКО, занимающиеся профилактикой и борьбой с домашним насилием и оказанием помощи его жертвам, адаптировали свою деятельность под новый контекст, так как их сотрудники и волонтеры также должны были соблюдать режим самоизоляции.

Работа телефона доверия 3919, оператором которого является Национальная федерация женской солидарности, была реорганизована таким образом, чтобы звонки перенаправлялись на мобильные телефоны консультантов. Женщины и дети, размещенные в кризисных центрах федерации, соблюдают режим самоизоляции, но продолжают получать необходимое сопровождение со стороны специалистов. Поддерживается тесная связь НКО со службами полиции, жандармерии, правосудия и кризисного жилья, чтобы женщины в трудной жизненной ситуации могли найти помощь.

НКО также стали искать новые способы работы. Например, во многих регионах были организованы дежурства в крупных магазинах: представители НКО принимают женщин, консультируют и ориентируют их и, если нужно, сопровождают в убежище. Вот репортаж о такой акции в супермаркете на острове Реюньон.

Репортаж телеканала «Реюньон премьер» о дежурстве НКО, помогающей жертвам домашнего насилия в период самоизоляции.

Кроме того, НКО получили дополнительные средства. Например, Женский фонд организовал сбор средств в парижском регионе, что помогло открыть 70 дополнительных мест кризисного жилья.

Мобилизовались на борьбу с домашним насилием не только НКО, много лет работающие в этой сфере, но и другие организации.

Аптеки и спортивные клубы

Один из ярких примеров тех, кто присоединился к кампании помощи жертвам насилия, — фармацевты. Аптеки продолжали работать, тогда как большинство других торговых предприятий были закрыты. Жертвы насилия могут прийти в аптеку и сказать, что нуждаются в помощи. Тогда аптекарь должен проинформировать силы правопорядка. Для соблюдения конфиденциальности жертва может использовать кодовую фразу: «Я хочу маску номер 19».

Солидарность проявил и футбольный клуб «Олимпик Марсель». Он был вынужден приостановить тренировки спортсменов из-за карантина и предоставил свой пустующий центр в качестве кризисного жилья двум десяткам женщин с детьми.

Информация по-новому

В контексте кризиса мы стали искать новые методы распространения информации о домашнем насилии и способы сообщать о таких случаях. Так, супермаркеты печатают на кассовых чеках полезные номера для жертв и свидетелей домашнего насилия. А государственный секретариат по вопросам защиты детства заключил соглашение с популярной среди подростков платформой TikTok: когда пользователь делает запрос с определенными ключевыми словами, например #119 или #ДесткийТелефонДоверия, появляется соответствующий баннер с призывом получить информацию и действовать. Если кликнуть по нему, попадаешь на страницу со всей необходимой информацией. Более классические носители информации также используются: мэрия Парижа разместила во всех подъездах плакаты для жертв и свидетелей насилия, где обозначены все контакты, по которым им могут помочь.

Вот такая афиша висит у меня в подъезде.

Объявление мэрии Парижа с телефонами и инструкцией для жертв и свидетелей домашнего насилия. Фото: Даниэль Матьё

Благодаря принятым мерам жертвы насилия и их окружение продолжают обращаться за помощью, а характер звонков на горячие линии изменился. Это видно на примере телефона для детей в опасности 119. Туда все чаще звонят сами несовершеннолетние, жертвы насилия или их товарищи, которые с ними общаются, знают их ситуацию и беспокоятся за своих друзей. Доля звонков от соседей также возросла, как и звонков, требующих немедленного вмешательства.

Мобилизация служб охраны порядка

Чтобы звонки имели эффект, необходима мобилизация служб полиции, жандармерии и правосудия. Так и произошло. Вот несколько цитат из репортажей газет «Ле Монд» и «Уэст Франс». В парижском пригороде Клиши с 17 марта число полицейских выездов выросло на две трети. По словам комиссара полиции, «в связи с освещением этой темы в СМИ соседи стали чаще нас вызывать. Кроме того, поскольку они целый день сидят дома, то слышат крики и звуки борьбы».

Командир отделения по защите семьи призналась, что ее «постоянно преследует страх однажды утром прийти на работу и обнаружить, что произошло убийство одной из женщин в этой стопке (дел, над которыми она работает). Значит, я упустила какую-то ситуацию. Я не смогу себе этого простить».

В Ренне следователь такого же отделения по защите семьи, в чьи функции входит борьба с домашним насилием, признается: «Сейчас мы работаем над случаями, с которыми в обычное время пришлось бы повременить. Мы предпочитаем изъять ребенка из семьи, чем рисковать, что с ним произойдет худшее. Мы работаем с социальной службой, они сейчас во время карантина очень насторожены и делают большую работу, чтобы найти временные семьи для таких детей».

Что касается органов правосудия, суды продолжают работать в непростых условиях. Охранные ордера, чей срок подходил к концу в период карантина, были продлены. Больше человек получили «тревожные телефоны» (телефонные аппараты с функцией геолокации и срочного вызова служб правопорядка, выдаваемые по решению прокурора жертвам насилия или изнасилований с высоким риском повторения угрожающих жизни ситуаций): на 5 марта их было выдано 897, 27 марта — 956, а к началу апреля — более тысячи.

Выводы и уроки

Мы принимаем меры. В то же время нам должно быть стыдно перед другими странами, что в республике, где национальный девиз включает слово «братство», сохраняется такой уровень насилия в отношении женщин и детей и что в период самоизоляции такого насилия стало больше. Нам также придется подводить настоящие итоги, взвешенные и обдуманные, основанные на полной национальной статистике. Тогда, возможно, мы выясним, что какие-то формы жестокого обращение выпали из поля зрения. Например, существуют опасения по поводу насилия в отношении детей младшего возраста.

Но надо также сказать, что в условиях санитарного кризиса мы были лучше готовы ответить на рост насилия, чем на ряд других проблем, с которыми нам приходится разбираться. Почему? Ответ на этот вопрос важен и, я думаю, заинтересует читателей этого сайта, представителей общественных организаций, которых поддерживает АСИ.

Решающим во Франции стало то, что ассоциации сразу подали сигнал тревоги и смогли убедить в серьезности проблемы как представителей власти, так и общественное мнение. Их слова не были заглушены всеобщим шумом, именно это было необходимо.

Важно также, что у общественных организаций есть к кому обратиться в правительстве. Это государственные секретари по вопросам равенства женщин и мужчин и защиты детства, именно они должны были предложить меры и сделали это. И наконец, мы смогли отреагировать быстро, потому что система борьбы с насилием сложилась до коронавирусного кризиса, а службы полиции, жандармерии и НКО, являющиеся  важнейшими ее элементами, уже научились слаженно работать.

Я надеюсь, мы сможем укрепить наши сильные стороны и извлечь уроки из нынешней ситуации, потому что нам нужно победить домашнее насилие. Я также надеюсь, что мы сможем вам об этом рассказать.

Справка

Даниэль Матьё — куратор вопросов сотрудничества России и Франции в социальной сфере в посольстве Франции в РФ с 2015-го по 2019 год.

Подписывайтесь на телеграм-канал АСИ.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем