Президент Лиги защиты врачей рассказал АСИ, как пережить эпидемию, с какими трудностями мы столкнемся и почему решения власти кажутся ему неоднозначными.

Фото: Семен Гальперин / Facebook, www.facebook.com/semengalperin

Как выжить в четырех стенах

Здоровый образ жизни подразумевает физическую активность. Хуже всего людям старшего поколения, им вообще запретили выходить на улицу, а свежий воздух, подвижность для них жизненно необходимы. Бывает, люди такого возраста после длительного пребывания дома не могут вернуться к обычному образу жизни. Мы наверняка получим большое число людей, которые не смогут выходить на улицу после отмены режима самоизоляции. И конечно, рискуем получить повышенную смертность среди пожилых. Это большая проблема, решения которой я пока не вижу.

Для детей тоже имеет большое значение регулярная активность на свежем воздухе. Для ребенка неестественно находиться в замкнутом простанстве. Если есть возможность, в большой квартире можно устраивать игры, спортивные занятия, выходить на балкон. Не хватает солнечного света, и мы можем получить рост случаев дефицита витамина D.

Еще одна проблема – сохранить психическое здоровье. Уже есть данные о срывах, случаях обострения психических заболеваний. Непременно эта изоляция приведет к большому количеству разных инцидентов.

Нужен позитивный настрой

Люди должны понимать: их здоровье, состояние, безопасность зависят от них самих. Чтобы сохранить здоровье в этот период, нужно следить за объемом питания, нормальным рационом, количеством потребляемых фруктов и овощей. Необходима физическая активность для всех: заниматься гимнастикой хотя бы в домашних условиях. Нужно ограничить контакты, по возможности оставаться дома, вовремя обращаться за медицинской помощью.

Главное — помнить, что эпидемия закончится: это не остановка, а просто неприятный момент в нашей жизни. В будущем все должно восстановиться, думайте о том, как вы будете решать свои проблемы после самоизоляции. Давайте настраиваться на позитивный лад и тогда мы легче переживем этот тяжелый период.

Семен Гальперин с Ольгой Демичевой. Фото: Семен Гальперин / Facebook, www.facebook.com/semengalperin

Ограничительные меры и безопасность

Мне не совсем понятно, как рассуждали наши власти, когда закрывали людям выход на улицу вообще. Я считаю, что была совершена ошибка.

Мэр Москвы Сергей Собянин был на реорганизации стационаров больницы № 31, его показывает телевидение, он открыто общается с людьми. А между тем, он был в контакте с инфицированным главврачом ГКБ № 40 Денисом Проценко. И по правилам, которые Собянин ввел для москвичей, он лично обязан был после этого две недели находиться в карантине, потом сдать тест… Закон, который недавно был издан Государственной Думой, предусматривает ответственность для людей, которые подвергают окружающих опасности заражения коронавирусом.

Я не понимаю, как простые люди на эту ситуацию должны реагировать. Должны ли они верить, что постановления, ограничивающие их право на передвижение, издаются из соображений безопасности? Или там наверху другие соображения? Или «небожители» думают, что их коронавирус не коснется соответственно их статусу?

Опасность правда есть. Этот вирус более опасен, чем обычные сезонные ОРВИ. Мы не знаем, во что эпидемия разовьется дальше. Она может в любой момент внезапно остановиться, как было с атипичной пневмонией SARS, но возможно и ухудшение ситуации. Когда власть думает о людях и заботится об их безопасности, она действует в рамках законов и соблюдает правила, которые приняты давно во всем мире. И это совсем другие меры…

Разрушительная реорганизация

Мы ожидали, что если в стране наступит критическая ситуация, наше здравоохранение с ней не справится.

Несколько лет назад я предупреждал: развал здравоохранения с массовым уничтожением медицинских учреждений и сокращениями врачей приведет к тому, что наша страна окажется на грани гуманитарной катастрофы. Сейчас мы видим последствия бездумной политики, которую проводили организаторы здравоохранения с 2012 года.

В Москве была уничтожена половина стационарных медицинских учреждений. И это, естественно, сказалось на том, что сейчас не хватает объемов медицинской помощи, не хватает лечебных коек.

В 2014 году заместитель мэра Москвы Леонид Печатников объявил, что реорганизует московскую медицину. Он сказал, что нам не нужны стационары, а нужны поликлиники. Закрывались больницы, увольнялись врачи, строились гигантские поликлиники, которые также объединяли. Эти огромные конгломераты не выполняют свои функции.

Фото: Семен Гальперин / Facebook, www.facebook.com/semengalperin

Рассадники инфекции

Вообще, поликлиники, оставшиеся в России еще с советских времен, всегда очень плохо справлялись с функциями лечебного учреждения. Они занимались в основном бюрократической работой: выдачей справок, больничных листов и направлений на госпитализацию. Когда началось уничтожение стационаров, поликлиники стали барьером для госпитализации. Их главной функцией было не допустить госпитализацию в стационар. Людей решили не лечить, а формально разгонять по поликлиникам. Врачи, не имеющие клинического опыта в стационарах, теряют квалификацию. Все это сегодня мешает оказывать пациентам качественную медицинскую помощь в достаточном объеме.

В условиях эпидемии поликлиники превратились в рассадники инфекции. Мы видим толпы людей, которые бегают из кабинета в кабинет и собирают бумажки, передавая инфекцию друг другу. Самым важным распространителем инфекции стали именно поликлиники и переполненные приемные отделения стационаров.

Сейчас приходится вместо уничтоженных больниц строить временные бараки на территории Новой Москвы с привлечением силовых структур и их ресурсами. Непонятно, как их использовать после эпидемии, это будет тоже потерянный ресурс. Никто не заявил о том, что здания больниц, которые стоят и разрушаются годами, оптимизированные и брошенные, можно восстановить и приспособить…

Есть большие сомнения в способности московского руководства справиться с этой ситуацией как должно. Я надеюсь, что эпидемия все же пойдет по благоприятному пути и мы переживем ее с наименьшими потерями, но это совершенно не благодаря тем мерам, которые были приняты чиновниками здравоохранения.

Неисправленные ошибки

В прошлом году на самом высшем уровне власти, вплоть до президента, был признан провал в первичном звене здравоохранения. Провал-то признали, но не назвали виновных лиц. Да, сняли министра здравоохранения, но потом отправили на другой высокий пост. Был снят с должности и Леонид Печатников, на него даже заводилось уголовное дело, но оно ни к чему не привело, и он сейчас в вузе передает опыт, как вести бизнес на государственной должности (Л. Печатников – декан факультета управления в медицине и здравоохранении Института отраслевого менеджмента РАНХиГС. – Прим. ред.).

Я ни разу не слышал о том, что допущенные ошибки будут как-то учтены, что будут какие-то усилия, чтобы восстановить разрушенное. Все молчат, никто не спрашивает врачей, как выйти из этого кризиса. Я не слышал, будет ли прекращена компания против медицинских работников за так называемые «медицинские ошибки»…

Как ситуация будет развиваться, сказать достаточно сложно. Я надеюсь, что, как минимум, улучшится отношение населения к врачам. СМИ годами твердили обществу, что качество и доступность медицины падают. Работа врачей в условиях пандемии доказывает обратное, многолетняя пропаганда в СМИ против них провалилась. Хотя я не уверен, что после пандемии не будет нового витка пропаганды, в которой обязательно найдут врачей, не справившихся со своими обязанностями.

Подписывайтесь на канал АСИ в Яндекс.Дзен.

Больше новостей некоммерческого сектора в телеграм-канале АСИ. Подписывайтесь.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем

Социальные услуги в шаговой доступности: эксперты об отборе НКО, претендующих на бесплатные помещения в Москве

До 10 сентября 36 экспертов некоммерческого сектора проводят оценку заявок НКО, которые претендуют на помещения от города. В отборе участвуют 138 социально ориентированных НКО, бесплатные…