Замруководителя исполкома ОНФ: что делать некоммерческому сектору во время и после пандемии в мире, который не рухнет, но станет другим.

Дмитрий Поликанов. Фото: Вадим Кантор

Что происходит

Я слежу за тем, что происходит, с большой тревогой. С точки зрения критического мышления и анализа статистики ничего такого сверхужасного в коронавирусе нет. Да, нет лекарства, да, нет вакцины, да, осложнения для определенных категорий, да, уровень смертности (который не выше, чем у других инфекционных заболеваний).

Но есть ощущение, что всей ситуацией воспользовались, чтобы списать на нее возникающие трудности в экономике. Мы же на пороге 2020 года находились в опасной близости от большой войны (пикировка США и Ирана), экономический кризис эксперты предсказывали тоже еще на середину 2019-го…

Видимо, в какой-то момент здравый смысл человечества победил: решили, что на третью мировую списывать трудности не надо, а надо найти другой повод — и тут появился COVID-19. А дальше уже пошли неуправляемые процессы.

Информация по миру гуляет свободно, инфодемия распространяется не хуже, чем пандемия, она заставляет политиков действовать и реагировать определенным образом. То, что экономика в мире приостановилась, что много людей останется без работы и средств к существованию, то, что мы стали по-иному воспринимать ущемление прав и свобод человека, то, что мы вернулись к определенным социальным ролям в самоизоляции (и не факт, что это не приведет к вспышкам домашнего насилия и [росту числа] разводов), то, что онлайн-технологии активно внедрились в жизнь даже тех, кто раньше от них воздерживался, — это факт.

То, что это история до конца 2020 года, с учетом ожидаемой второй волны эпидемии осенью, тоже понятно. И из этих «временных трудностей» мы точно выйдем другими — и бизнес, и НКО, и государства, и сами люди.

Самоизоляция

Так получилось, что в самоизоляции у меня семья, а я сам работаю ежедневно. Но отмечаю большое расслоение на две группы. Одна группа тех, кто воспринял самоизоляцию как передышку. Понятно, что кто-то закупился алкоголем, кто-то погрузился в любимые книги или просмотр сериалов, но много и тех, кто стал рисовать, снимать видео, больше заниматься физкультурой, вспомнил, как готовить чудесные блюда. Одна моя знакомая вообще начала учить арабский язык.

Вторая группа удивляется тому, откуда у первой столько свободного времени. Потому что режим работы в самоизоляции стал жестче и напряженнее. Стирается граница между личным и условным «офисным» временем: люди с утра отвечают на письма, поздно вечером проводят конференц-звонки, стесненное пространство квартиры не позволяет разделить жизнь на домашнюю и деловую.

А еще нужно успеть позаниматься с детьми, которые не в школе, сделать что-то по хозяйству. И это при том, что звонить тебе стали больше, обращаться за помощью — чаще, проблем и трудностей, связанных с разорванными внутри страны и за границей связями, тоже больше.

Морально тяжело, потому что хочешь не хочешь, а в голову лезут мысли о будущем. Вернее, о его полной непредсказуемости. Да и тревожный информационный фон из каждого утюга их подогревает. Понятно, что это напрасные мысли: кризис — то время, когда надо действовать здесь и сейчас, планировать бесполезно. Но все равно никуда от этих мыслей не деться.

Меняется и привычный образ жизни: в кино не сходить, в кафешку не выбраться, в путешествие даже на автомобиле не поедешь. Это затрудняет смену обстановки, которая раньше позволяла отдохнуть от трудовых будней, и добавляет сложности в том, чтобы психологически справиться с происходящим. Остается только каждый день убеждать себя, что работаешь не зря, что приносишь пользу людям и что это важно всегда – вне зависимости от кризиса или чего-то еще.

На что тратить время

Лучше всего тратить это время (если оно есть и не съедается текучкой) на саморазвитие, приобретение новых навыков, изучение чужого опыта, который можно приложить к себе или своей организации. Тратить его на описание своего опыта и некоторое подведение итогов — на эти методические вещи всегда не хватает времени в «обычной» жизни.

Можно и нужно тратить это время на любовь – сейчас уникальный шанс проявить заботу о своих близких, постараться дать им то время, которое недодаем в привычном темпе жизни. Чаще звонить родным, больше разговаривать с детьми, вникать в подробности жизни друг друга.

Чего точно не стоит сейчас делать

Суетиться и пытаться предугадать развитие событий на долгосрочную перспективу. Хочешь насмешить Бога — расскажи ему о своих планах.

Мы в фонде «Со-единение» (Поликанов — экс-президент Фонда поддержки слепоглухих «Со-единение». — Прим. АСИ) выстраивали стратегию до 2023 года с учетом кризисных сценариев, но рассчитывали на легкий экономический спад в 2019-2020 годах и более серьезную историю в 2023 году. Ошиблись на несколько лет, так и не успели до конца подготовиться.

Поэтому нужно просто стремиться сохранить все хорошее, что есть в работе, поставить его на новые рельсы и одновременно провести полную ревизию своей деятельности, честно сказать себе, от чего можно отказаться. И обязательно попытаться сохранить людей: кризис пройдет, а специалистов потом еще долго не соберешь в полноценную, работающую команду.

Какую стратегию лучше выбрать НКО

Меняться, но с умом. Радикальные шарахания ни к чему хорошему не приведут. Очень важно провести аудит своей деятельности и расставить приоритеты: вот это бросать нельзя, потому что потом будет сложно восстановить, а от этого можно отказаться, потому что не жизненная необходимость и легко будет запуститься по новой, когда самая тяжелая полоса пройдет.

Кризис — это всегда проверка на эффективность: выживут только те, кто сумел отладить внутренние процессы, командную работу, систему управления, доверительные отношения с донорами.

По работе в ОНФ я вижу какой-то небывалый всплеск гражданской солидарности. Десятки тысяч незнакомых друг другу людей начинают помогать, готовы становиться волонтерами, жертвовать продукты, деньги, вещи, свое время.

Да, бизнесу сейчас тяжело во многих отраслях. Но при этом часто слышишь истории, как та или иная компания сохраняет свои благотворительные программы, жертвует на помощь людям немалые суммы. Понятно, что у стратегии «с миру по нитке» тоже есть свои ограничения: люди сейчас беднеют, нас ждет рост безработицы и снижение экономической активности.

Однако важно, что уютнее всех себя чувствуют те НКО, которые смогли выстроить треногу: пожертвования от бизнеса; небольшой, но устойчивый поток от частных жертвователей; какая-то пусть небольшая, но копейка от государства в виде грантов или субсидий.

Поэтому высоких ожиданий и надежд в отношении доноров питать не нужно — всем сейчас нелегко, и стремиться надо к минималистской, но устойчивой модели существования.

Какие проблемы в отрасли обнажила пандемия

Интересно, что кризис выявляет какие-то системные вещи, которые назревали уже давно, а сильно мешать стали только сейчас. Вот разве неясно было, что НКО нужно разрешить проводить заседания органов управления в онлайн-режиме? Или сдавать всю отчетность в электронном виде? Конечно ясно, но всем было неохота этим заниматься. А сейчас кризис подталкивает к принятию таких простых и при этом эффективных государственных решений.

Карантин показывает, какая большая зависимость у НКО от офлайн-мероприятий: конференций, обучения, сборов средств, — и насколько тяжело это делать с использованием онлайн-технологий.

Карантин демонстрирует, насколько важно выстраивание адекватной системы управления внутри некоммерческой организации в противовес «стихии добрых дел», насколько важны навыки пиара и джиара для руководителей НКО – именно они позволяют сохранить внимание жертвователей, держаться на плаву, получать новые источники поступлений для помощи благополучателям.

Карантин показывает, насколько значима репутация для НКО и насколько искаженное восприятие третьего сектора существует в обществе. Так что надо эти проблемы анализировать и пытаться делать выводы на будущее, а не искать виноватых.

Будущее

Мир точно не рухнет, но станет другим. И люди из самоизоляции выйдут другими. Причем там, как обычно, не будет только черного или только белого. После двухмесячного пребывания в капсуле космического корабля типичной квартиры кто-то выйдет полный сил и новых знаний, а кто-то – на грани нервного срыва, алкоголизма и развода.

Будет много вещей, которые сделают жизнь проще. Посмотрите, насколько увереннее чувствуют себя дети на дистанционном обучении, когда они не придавлены гнетущей атмосферой класса и замечают все несовершенства своих учителей. Но будет и многое, что усложнит наше существование.

Большой Брат совершенно точно не захочет отказаться от таких удобных систем слежки и контроля и будет их только совершенствовать.

Крупный бизнес выкарабкается и станет богаче, малый и средний — умрет, чтобы затем возродиться, подобно Фениксу. Неизбежно исчезнут какие-то фонды и НКО, но кто-то останется и усилится, научившись быть в повестке и замыкать на себе потоки пожертвований.

Мир изменится, но сейчас как никогда важно позитивное мышление – хотя бы просто для сохранения психического здоровья. Оптимистичный взгляд на вещи должен очень помочь в работе даже тем, у кого этих поводов для оптимизма не так много. После кризиса всегда наступает время надежды, и важно не пропустить в унынии этот подъем.

 

Подписывайтесь на канал АСИ в Яндекс.Дзен.

Читайте новости в удобном формате в Яндекс.Дзен АСИ. Подписывайтесь.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем

«Узел, который связал нас крепче»: НКО поделились кейсами работы во время самоизоляции

Межрегиональный онлайн-марафон «Доброта спасет мир. Благотворительность в эпоху пандемии», организованный издательским домом «Коммерсантъ», проходил в Петербурге 17-18 июня. Событие охватило семь регионов страны: Екатеринбург, Москву,…