Фото: Александр Мехоношин / Ельцин Центр

О своей изоляции, отмене ЕГЭ и новых форматах общения учителя с учениками, подаренных эпидемией, — историк, заслуженный учитель России в интервью АСИ.

— Мои дети заставили меня сесть в изоляцию еще четыре недели назад. Но есть огромное количество примеров, когда люди  оказались в изоляции при других обстоятельствах: в тюрьме, на необитаемом острове, где угодно. Если тебе есть чем заняться — то тебе сразу легче. Я занята с утра до ночи: беспрерывно что-то пишу, читаю онлайн-лекции, в том числе на YouTube и в телеграм-канале. Это тяжело физически, но морально очень помогает. Надо делать хоть что-то осмысленное. 

Наверное, это может показаться ужасным сравнением, но в блокаду Ленинграда, когда людям похуже было, собирались, готовили  и читали доклады — о Древнем Риме например. Казалось бы, какое дело до Древнего Рима умирающим от голода людям? Но почему-то это помогало. Мы от голода не умираем, но нам тоже необходимо дело. 

«Просто плачут и рыдают»

А дети, насколько я понимаю, в основном делают домашнее задание. Я учу старшие классы, у них домашних заданий и до этого было много, а вот младшие, насколько я слышу от родителей, просто плачут и рыдают. Это, конечно, полный ужас. Висят платформы для дистанционного образования, маленькие дети не понимают, как ими пользоваться, им задают много писать, а потом отправлять по почте — а это занимает целые дни. А если несколько детей в семье, а компьютер один? А если еще родители работают удаленно?

Мне кажется, призывы закончить сейчас учебный год для школьников с первого по восьмой класс — это правильно. Не учиться летом, а просто отпустить. Перестать мучить детей!

И тогда, действительно, эти дети смогут заняться самообразованием. Сейчас уйма народа читает в интернете сказки вслух, фильмы показывает, уж есть чем заняться.

Может быть, имеет смысл их классным руководителям проводить что-то вроде «внеклассных мероприятий»: собраться всем вместе в зуме (платформа для онлайн-конференций Zoom. — Прим. АСИ) и общаться, читать книжки, спрашивать, как дела, играть в развивающие игры.   

Фото: Александр Мехоношин / Ельцин Центр

Отменить ЕГЭ и зачислить всех в вузы

Точно так же я поддерживаю предложение Артема Соловейчика (лидер движения «Школа – наше дело», педагог. — Прим. АСИ), который считает, что нужно отменить ЕГЭ и ОГЭ в этом году. 

Я сторонник ЕГЭ, но в этих обстоятельствах — как его будут писать, где? Экзамены благородно перенесли с конца мая на начало июня. Ха-ха-ха. На две недели, и что? Пока нам предрекают только рост эпидемии. Тем более, до меня доходят слухи, что люди уже начали нарушать карантин и выходить на улицы, а это значит, что будет еще больший рост, — и в этот момент погнать всех детей сидеть в школах и писать экзамены? А там еще должны быть учителя, среди которых много не очень молодых. 

Первый разумный шаг, который сделало министерство просвещения, — отмена ОГЭ по всем предметам, кроме русского языка и математики. Но надо отменить все. В чем такая необходимость девятиклассникам писать ОГЭ? Их-то точно можно аттестовать просто по оценкам. А для одиннадцатиклассников, по-моему, очень разумно предлагает Соловейчик: отменить экзамены, выдать им аттестаты со школьными оценками и зачислить всех в вузы по заявлениям. А потом учить первый семестр дистанционно — у вузов намного лучше получилось перейти на дистанционное образование — и отсеивать по результатам первой сессии. 

Должна же быть нормальная система приоритетов. Зачем нам держаться за экзамен, когда вокруг такая ситуация? 

Задания, которые ты не спишешь

Переход школы на дистанционное обучение — мучительный. Мы не были к этому готовы, мы не готовились — по крайней мере 90% из нас, учителей. Мы никогда не проводили уроков в скайпе или зуме, и теперь я в основном читаю лекции, но лекция — это не полноценный урок. Но это, я думаю, в каком-то смысле подтолкнет нас к поискам нового. Какие мы привыкли задавать задания? Проверять, как ученики выучили параграф! А теперь это как проверишь, если он, естественно, может незаметно все списать? И это хорошо. Это значит, что нужно больше давать заданий на размышления, на анализ, те, которые ты не спишешь. 

Мне это нравится, это новый формат общения: создаешь группу, а туда набегают выпускники, дети из других классов. 

Но это история. А как учить русскому, математике? 

Жить и не сдаваться

Сейчас у меня ощущение, что это не закончится никогда, что я сижу в изоляции всю жизнь и никогда никуда не выходила и не выйду (смеется). Все говорят, что после пандемии все будет по-другому. Но мне кажется, школа — это традиционный институт, и такая травма сейчас нанесена и детям, и родителям, и учителям, что как только кончится эпидемия — все будет по-старому: мы радостно побежим в классы.

А пока нам надо жить, читать, думать, не сдаваться. 

Даже в лагере легче выжить тому, у кого есть какой-то смысл, у кого есть дело. Можно помогать. Просто не выходить из дома, купить что-нибудь у среднего или малого бизнеса — вот книжные магазины рушатся, — поддержать благотворительность, хотя бы рублем в день. Это древняя мудрость: отправляешься в тяжелое путешествие — возьми с собой ребенка, чтобы тебе было о ком заботиться.

Тамара Эйдельман — заслуженный учитель России, преподаватель истории и обществознания, заведующая кафедрой истории школы №67 г. Москвы.

АСИ благодарит «Ельцин Центр» за фотографии Тамары Эйдельман. 

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем