Фото: Flickr.com/ Rico Arellano

Квартирный вопрос в Москве – болезненный для многих. Но есть люди, для которых это вопрос жизни и смерти в буквальном смысле.

Елена Алмазова побывала в трех некоммерческих организациях, помогающих в таких случаях, и выяснила, как квадратные метры спасают матерей и их новорожденных малышей, а также людей, которые приезжают в Москву лечиться, потому что в своих регионах не могут получить необходимую медицинскую помощь.

Теплый дом

«Очень часто причиной отказа от ребенка еще в роддоме становится отсутствие средств к существованию и жилья. Обычно женщинам, не имеющим поддержки родных, просто некуда идти», — говорит Елена Андреева, координатор проекта «Теплый дом».

Центр временного пребывания «Теплый дом» открылся в 2011 году. Это проект Благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам». Это дом для молодых матерей с новорожденными детьми, которые оказались на грани отказа от ребенка или изъятия малыша государственными службами. Для них фонд снимает дом в Подмосковье.

«Теплый дом» рассчитан на шесть семей — мам с новорожденными детьми. Иногда мама приходит еще и со страшим ребенком, важно, чтобы младшему было не более года. Ограничений по здоровью нет. Те, кому помогает «Теплый дом», сдают анализы на ВИЧ, сифилис, гепатит, делают рентген грудной клетки, но, если есть заболевания, это не препятствие к заселению. Это важно для самой мамы, чтобы понимать, может ли она кормить грудью.

У многих подопечных нет позитивного детского опыта, у многих — сложности с родственниками, разорванное социальное окружение, опыт насилия в семье. С мамами работают юрист, психолог, координатор проекта.

«Когда женщина заселяется к нам, мы составляем план совместной работы, как выйти из кризисной ситуации… Мы прописываем, что нужно сделать, чтобы мама с ребенком достигли цели. А цель это совместное проживание после выхода из приюта», — рассказывае Елена Андреева.

В среднем мама и ребенок проводят в «Теплом доме» полгода. Бывает, проблемы удается решить за неделю: например, позвонили родителям, а они готовы маму принять и поддержать. Есть и сложные случаи, когда подопечные живут в «Теплом доме» по полтора года.

Фото: Наталья Сорокина

Мамы, которые по разным причинам не могут наладить отношения с родными, кооперируются и снимают квартиру вместе. Работают посменно, по очереди сидят с детьми. Бывает, удается купить жилье на материнский капитал, или оформить квартиру в социальный найм. Но это редко.

Всех, кто вышел из «Теплого дома», фонд старается поддерживать: в течение трех месяцев помогает с детским питанием, средствами гигиены, едой, помогает оплатить первый месяц аренды съемного жилья.

Конечно, карантин повлиял на работу «Теплого дома». «Обычно у наших мам стоит много задач по плану: посещение поликлиники, посещение посольства, встреча с родственниками. Обычно мы приветствуем, когда приезжают близкие. Но пока не получается принимать гостей. Мы перестроили жизнь таким образом, чтобы не было визитов, чтобы девушки максимально ограничили выходы в общественные места. Все, что можно отложить, отложили. Стараемся заказывать продукты на дом. Постоянно напоминаем про правила гигиены и закупили необходимые антисептические средства».

Квадратные метры «Кислорода»

Фонд «Кислород» с 2011 года помогает арендовать жилье в Москве людям с муковисцидозом, которые приезжают в Москву на трансплантацию легких. В России такие операции делают только в столице, и люди вынуждены оставаться здесь месяцами – им нельзя покидать город, вызов на операцию может поступить в любой момент.

«Фонд был совсем маленьким, все сборы средств для подопечных шли через ЖЖ Майи Сониной [директор фонда «Кислород» — прим. АСИ]. Одна из жертвовательниц сказала, что готова ежемесячно оплачивать квартиру для нашего подопечного в Измайлове, рядом с профильной больницей», — рассказывает Светлана Белоусова, координатор проектов фонда «Кислород». Так появилась программа, по которой сейчас фонд оплачивает жилье одновременно 11-13 пациентам.

Для людей с муковисцидозом необходимо отдельное жилье, с кухней и санузлом, они не могут жить по несколько человек в большой квартире с общими помещениями – высок риск перекрестной инфекции. И конечно подойдет не каждая квартира: чистая, без сырости и плесени, с возможностью регулярной дезинфекции помещений.

«У нас были отказы, не хотели селить «больного человека», это и непонимание самого заболевания, и опасения по поводу неплатежеспособных жильцов. То, что будет оплачивать фонд тоже пугает — боятся проблем с налоговой», — продолжает Белоусова. Для финансового обеспечения программы «Кислород» привлекает фонды. Коллеги не готовы взять программу целиком на себя, но могут оплатить несколько месяцев проживания в Москве для одного или нескольких подопечных. Помогают «Нужна помощь», «Предание», «Справедливая помощь» и другие. В 2020 году есть также грант правительства Москвы.

По принятым в фонде «Кислород» правилам, участвовать в программе могут только те, у кого есть справка о том, что человек находится в листе ожидания на пересадку. Жилье семьи подбирают сами, но в фонде могут посоветовать риелторов, которые готовы бесплатно помогать с подбором квартиры. Сумма, которая может быть выделена на аренду жилья для одного подопечного не превышает 30 тыс. рублей в месяц.

«На операцию приезжают люди из разных городов, с разным достатком, с разным жизненным опытом. Объединяет их только одно — муковисцидоз, при котором организм истощен и легкие не могут больше выполнять свою функцию. Им сложно ориентироваться в большом городе, без поддержки друзей и родственников, далеко от дома, — говорит Светлана Белоусова. — Мы стараемся поддержать их. Не только даем возможность дождаться операции рядом с клиникой, но и помогаем с получением лекарств, помогаем приобрести то, что невозможно получить от государства, помогаем наладить быт и консультируем по вопросам, возникающим во время длительного ожидания».

«Добрый дом» и 8 арендованных квартир

Фонд «Спаси жизнь» предоставляет жилье приехавшим в Москву не лечение семьям с детьми – с онкологическими диагнозами, а также ожидающими в Москве пересадки почек или печени. В 2014 году фонд начал снимать квартиры для детей с Камчатки, а потом и из других регионов.

«Те, кто не знает про нас, часто отдают за жилье огромные деньги, иногда все свои сбережения за посуточную аренду, — рассказывает Юлия Ромейко, председатель фонда «Спаси жизнь». – Специальные агенты по недвижимости прямо в больницах работают, визиточки свои суют. И люди платят, а могли бы у нас бесплатно проживать. Мы сколько раз сталкивались с тем что такие фирмы сдают квартиры, не пригодные для семей с больными детьми, потом не отдают деньги, кидают. А люди обычно в горе приезжают, города не знают… Поэтому в первую очередь им в больнице должны говорить о фондах, которые предоставляют жилье».

Сейчас фонд «Спаси жизнь» снимает в Москве восемь квартир: трехкомнатные и четырехкомнатные. Одну из них бесплатно предоставляет партнер. Фонд старается снимать квартиры в шаговой доступности от больниц. По словам Ромейко, например, на Каширском шоссе (где находится НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина) аренда четырехкомнатной квартиры, плюс свет-вода в среднем обходится около 100 тыс. рублей обходится, а в другом районе можно снять и за 50-60 тыс. рублей в месяц.

«Работаем по договоренности с больницами. Например, они мне звонят и говорят, что нужно три места на сегодня: кого-то кладут на «химию», обычно это в среднем неделя, — объясняет Ромейко. – В больницах не хватает коек. Они просят селить детей, которые именно лечатся, а не на контроль приезжают. Контроль это когда ребенок закончил лечение, вошел в ремиссию, уехал домой, но приезжает на обследование на несколько дней. Кому-то надо приезжать раз в месяц, кому-то раз в три месяца или раз в полгода. Им уже проще, на это время они могут зарезервировать гостиницу. У нас в основном те, кто на лучевой терапии или на химиотерапии, днем ходят на капельницы, а в обед они уже дома. Иногда это длится полгода. Но когда есть места, мы, конечно, берем и тех, кто приезжает на контроль».

Своим подопечным фонд «Спаси жизнь» также оказывает юридическую помощь, покупает авиабилеты, лекарства, одежду и продукты. В квартирах, куда заселяются семьи, есть все что нужно для повседневной жизни, вплоть до мелочей. Карантин повлиял на них меньше, чем на многих других, специальные условия были и до него: в каждой комнате кварцевая лампа, лишний раз никто из дома не выходит, несколько раз в день влажная уборка, подопечные почти все время в масках… Но из-за карантина сдвинулись сроки заселения семей в «Добрый дом», планировалось, что первые семьи заедут туда уже в конце марта.

«Добрый дом» — это два здания бывшей школы-интерната на Нагорной улице площадью 7 тыс. кв. метров с территорией в 12 гектаров. Здания предоставлены Правительством Москвы для организации проживания семьям, которые привезли детей в Москву на лечение.

«Мы семьям оказываем и юридическую помощь, и авиабилеты покупаем, и лекарства, и с одеждой помогаем, и с продуктами, — продолжает Юлия Ромейко. — Мы хотим, чтобы в «Добром доме» были и кружки, и театральная школа, и музыкальная. Хотим мам обучать на тьюторов. Чтобы они могли сопровождать ребенка и за это получать зарплату. Чтобы МСЭ к нам приезжала и помогала в оформлении инвалидности. Потому что очень большие сложности и длительное время занимает оформление документов. У многих во время болезни ребенка единственный доход это пенсия по инвалидности… Если мы взяли семью под опеку, то от начала до конца лечения ее ведем!»

Подписывайтесь на телеграм-канал АСИ.

 

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем

«Фортум» уже в России: Минздрав обещает поставки в ближайшее время

Благотворительный фонд «Острова» начнет безвозмездно передавать препарат в медицинские организации, сообщает Минздрав России. Потребность регионов в лекарственных препаратах по торговому наименованию «Фортум», «Колистин», «Тиенам» определена…