Директор АСИ — о нерабочей неделе, мерах предосторожности и том, почему роль некоммерческих организаций в период пандемии возрастает.

Остановить работу в такое сложное время, как сейчас? Я думаю, что некоммерческие организации не смогут остановиться. Все что можно перевели на удаленку, отменили мероприятия, встречи, командировки — и продолжают работать.

С каждым днем в нашей помощи нуждаются все больше людей. Поэтому нерабочая неделя – не для нас. Хотя меры предосторожности для НКО и волонтеров никто не отменял. Более того, наш долг — показывать пример ответственного и безопасного поведения. Ведь многие до сих пор этими мерами пренебрегают. Чтобы уберечь своих благополучателей, в первую очередь, нужно беречься самим!

И у себя мы это видим, и опыт других стран показывает, что в условиях пандемии и сложной экономической ситуации потребность в дополнительных усилиях со стороны гражданского общества возрастает в разы.

Это в том числе и просветительская работа, распространение точной и взвешенной информации об эпидемии и необходимых мерах предосторожности. Потому что до сих пор и в СМИ, включая уважаемые издания и телеканалы, и в соцсетях мы видим очень много противоречивых сведений, от апокалиптических пророчеств до полного отрицания опасности COVID19. Гуляют по сетям и разные конспирологические гипотезы.

Из очевидного – востребована прямая помощь людям старшего возраста, тем, у кого есть проблемы со здоровьем: доставка продуктов и лекарств, общение с пожилыми, оказавшимися в изоляции, и т.д. – то, что делают «Волонтеры-медики», фонд «Старость в радость». Нужны волонтеры в больницах – чтобы максимально разгрузить медперсонал, насколько это возможно, освободить от работы, не связанной с лечением пациентов.

Предсказуемо растет потребность в благотворительной помощи. Люди лишаются работы, доходов, оказываются в тяжелой финансовой ситуации, из-за роста курса доллара и евро стремительно дорожают некоторые лекарства, жизненно важные для людей с тяжелыми заболеваниями, и т.д. Возможно, понадобится, например, помощь семьям, в которых взрослых госпитализируют и некому будет заниматься детьми. То есть возникают новые ситуации, в которых требуются усилия НКО и волонтеров.

В то же время самим НКО сейчас трудно. Это, к сожалению, не все понимают. Мне не раз доводилось слышать от чиновников: «А что такое с НКО? Они получают государственные субсидии. Это бизнес теряет прибыль, оказывается на грани банкротства, ему нужна помощь…». Да, у НКО своя специфика деятельности, но потери у них тоже серьезные.

Есть благотворительные магазины, в которые не приходят покупатели. Есть НКО-поставщики услуг, за которыми теперь не обращаются, а значит организация не получит деньги, запланированные в бюджете. Есть благотворительные фонды, которым надо увеличивать сбор пожертвований, чтобы у их подопечных были лекарства и лечение. Но сейчас для этого придется предпринимать в десять раз больше усилий, чем раньше. У кого-то коммерческая аренда, и надо продолжать платить за опустевший офис…

Мы видим зарубежные примеры помощи некоммерческому сектору. Например, в Великобритании рассматривают целый пакет мер, создается фонд, который будет помогать благотворительным организациям, пострадавшим из-за эпидемии.

Здорово, что у нас на проблемы НКО уже отзываются частные фонды. Две новых масштабных программы помощи в период пандемии объявил фонд Потанина.

Вчера президент объявил новые и очень своевременные меры поддержки малых и средних предприятий. Такая поддержка была бы сегодня чрезвычайно важна и для НКО. Очень надеюсь, что власти обратят на них внимание.

Подписывайтесь на телеграм-канал АСИ.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем