Фото из архива Натальи Алексеенко

Непереносимый запах, кошка на кошке, беспокойные животные в клетках – все это не про частный кошачий приют «Убежище». Его создательница Наталья Алексеенко рассказала АСИ, как устроен приют, и почему она следует принципу «Лучше меньше, да лучше».

Я захожу в подвальное помещение на проспекте Непокоренных. На полу стоят отдельные клетки для «одиночных» кошек, чуть поодаль несколько вольеров «для совместного проживания». Здесь чисто, а запах – пахнет, конечно, но не так, чтобы морщиться, зажимать нос и искать убежища. Мы садимся за столик, и свой рассказ Наталья Алексеенко начинает с парадоксальной фразы: «У меня никогда не было кошек».

При этом к благотворительности Наталью тянуло всегда. До того как заняться кошачьим приютом, они с мужем помогали спасать недоношенных детей. Из заграницы покупали специальную одежду, соски, оборудование и другие необходимые вещи. «Естественно, мы общались с волонтерами из других сфер, потому что все время от времени пересекаются», — вспоминает Наталья. Ее муж тогда был активным пользователем твиттера, и иногда постил объявления о нуждающихся кошках и собаках, собирал на них деньги. Потом к этому приобщилась и Наталья. Первым делом она научилась выкармливать котят, стала брать животных на передержку.

Фото: https://vk.com/ubezz

А потом, четыре с половиной года назад, из социальных сетей Наталья узнала, что одно из стихийных кошачьих убежищ (кошки жили в подвалах нескольких полуразрушенных зданий, там их подкармливали местные бабушки) планируют ликвидировать. «Новые собственники здания собирались вызвать специальную службу, и всех кошек фактически убить. Это называется зачистка. И вот эти бабушки обратились к приютам с призывом помочь, разобрать животных. Ну взяли по три, по пять животных, но принципиально это ситуацию не меняло. Тогда мы приняли решение снять на несколько месяцев, максимум, на полгода, помещение, чтобы временно поселить там этих кошек», — вспоминает Наталья.

В изначальный план входило только пролечить животных, стерилизовать их и по возможности всех пристроить. Но как часто бывает, временное оказалось постоянным.

«Цепочка добра»

В первый подвал дома на проспекте Непокоренных въехали около 40 кошек. Многие из тех, кто туда приходил, удивлялись такому простору: по их представлениям в помещение можно было заселить и 150, и 200 животных. И действительно, вскоре приют пополнился новыми питомцами.

«Первый год тут был, можно сказать, беспредел. Четкого руководителя у приюта не было, каждый работал, как хотел, число животных сильно выросло. Но помещение было записано на мое имя, и я поняла, что надо брать инициативу в свои руки», — говорит Наталья.

Менеджменту в сфере НКО, как и ветеринарии, она профессионально не училась. На помощь пришли публикации в сети, а во главу работы Наталья Алексеенко поставила комфорт кошек – насколько, конечно, о нем вообще можно говорить в условиях приюта. В марте 2020 года «Убежищу» исполнится пять лет, приют занимает 170 кв. метров и рассчитан на комфортабельное проживание 80 кошек.

«Проблема большинства приютов проста: перенаселение. У меня в одной клетке содержится по одному животному, у других бывает и по четыре. Моя задача не гнаться за количеством, но обеспечить им достойное и грамотное содержание», — поясняет хозяйка «Убежища». «Да, у нас приют, но мы не можем нести ответственность за всех кошек Санкт-Петербурга. Но для тех, кто живет у нас, я сделаю максимум возможного».

Систему работы приюта она называет цепочкой добра. Когда животное попадает в приют, его (если нужно) лечат. Лечением занимаются профессиональные ветеринары в клиниках, поскольку большинство животных в «Убежище» попадают с серьезными проблемами – у кого-то нет лапы, обморожен хвост, проблемы с внутренними органами или со зрением. В клиниках же все кошки, даже внешне здоровые, сдают анализы на внутренние инфекции. Поэтому инфицированные животные в приют в принципе не попадают.

После того как животное проходит все медицинские процедуры, начинается PR-работа. В приют приходит профессиональный фотограф, чтобы сделать качественные снимки кошки, пишется рекламирующий пост, и его начинают продвигать в социальных сетях в надежде, что кому-то кошка или кот приглянутся. Еще один способ пристроить животное – ярмарки-раздачи, которые проходят ежемесячно. На последней из них удалось пристроить сразу 11 котов, так что в скором времени столько же приют сможет принять (кстати, чтобы попасть в «Убежище», приходится иногда выждать очередь).

На этом «цепочка добра» не прерывается. Даже после того как животное обрело дом, приют отслеживает его судьбу. Например, если забирают котенка, то исключительно под обязательство кастрировать его. К сожалению, были случаи, когда новые хозяева этого не делали. В крайнем случае кошку приходится изымать.

Фото: https://vk.com/ubezz

«Если у вас дома есть что-то дороже кошки, не заводите кошку»

«С появлением кошки появятся проблемы: она обязательно вам что-нибудь испортит! Не потому, что плохая, а потому что у нее есть когти, и она любит лазать, — говорит Наталья Алексеенко. — Людям кажется, что если кошку забрали из приюта, то она теперь будет им благодарна. А с чего? То, что вы забрали, хорошо, но кошка должна вам доверять». При этом «усыновителей» не только контролируют, но и дают бонусы: например, передержку в приюте на время отпуска или ветеринарную поддержку.

Строгий подход Наталья объясняет просто: «Большинство животных с очень тяжелой судьбой, за каждым стоит история и зачастую это история человеческой жестокости. Мы их выхаживаем. И вот когда мы, вложив много сил, получаем красивое пушистое здоровое животное, конечно, хочется, чтобы оно жило в хороших условиях».

Иногда «усыновители» возвращают животных, чаще всего из-за того, что оказываются неготовыми. «У нас есть кошка Аэлита. Ее вернули назад, потому что она много мяукала. И еще она разбила статуэтку. «У меня есть замечательный слоган: если у вас дома есть что-то дороже кошки, не заводите кошку», — объясняет Алексеенко.

К сожалению, есть кошки, которых никогда никто не возьмет – из-за возраста, заболеваний или просто внешности. Для таких «Убежище» становится пожизненным домом – уже сейчас в приюте такие животные есть.

В ближайших планах приюта — получить статус НКО, чтобы иметь возможность получать государственное финансирование. Сейчас мы существуем исключительно на частные пожертвования, а один день работы обходится примерно в 15 тыс. рублей. Еще «Убежище» мечтает о новом помещении – во втором существенно подняли арендную плату, и в ближайшее время приют оттуда съедет.

Иногда Наталье Алексеенко с супругом самим приходится оплачивать расходы. Оптимальным, по ее мнению, было бы наладить систему регулярных небольших пожертвований, но пока люди чаще ставят лайки в соцсетях, чем подписываются на донаты.

Фото из архива Натальи Алексеенко

Героиня публикации — победительница конкурса «Активные люди», который АСИ проводило вместе с «Общественным телевидением России» в проекте «Меняющие мир».

Подписывайтесь на телеграм-канал АСИ.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем