В Челябинской области ежегодно более сотни жертв домашнего насилия прячутся в кризисных квартирах и приютах. Фото: Олег Игошин

Корреспондент АСИ выяснила, как челябинские НКО спасают женщин от абьюзеров и помогают им начать новую жизнь.

«Было страшно»

Два года назад челябинские волонтеры пришли на помощь Светлане Петровой (фамилия и имя вымышлены). В начале 2000-х женщина переехала в Казахстан, где вышла замуж и родила двух дочек. Но спустя пять лет сбежала от мужа в Челябинск к маме.

«Он был обычным спокойным парнем с высшим образованием из приличной семьи, — поделилась Светлана. — Год счастливо прожили в браке, а потом начал пить, курить анашу. Как оказалось, еще до нашего знакомства употреблял, был закодирован. Стал драться, морально унижать, скандалить на глазах детей. У старшей дочери на нервной почве начались эпилептические приступы. Почему сразу не ушла? После родов сильно болела, еле ходила. Поэтому терпела. Потом было затишье, пить перестал. Но вскоре все повторилось. Я подала на развод. Муж угрожал, что зарежет. Было очень страшно. Даже сначала хотела спрятаться где-нибудь в глухой деревне, чтобы нас не нашел».

В результате конфликтов взрослых, страдают дети. Фото: Олег Игошин

В Челябинске женщине с детьми тоже пришлось несладко. Они ютились у мамы в крохотной колясочной. Светлана трудилась на стройке. Больше часа добиралась пешком до работы, так как денег на проезд не было.

«Меня обманули, не заплатили в конце месяца и наступил момент, когда дома даже хлеба не было, — вспоминает челябинка. — К счастью, познакомилась с руководителем Центра помощи многодетным и нуждающимся семьям «Отрада». Волонтеры нас очень выручили. Продукты выдавали, вещи, домик помогли снять, стиральную машинку купить. Но самое главное, благодаря им я оформила российское гражданство для детей. Смогла устроить дочек в садик, получить бесплатную медпомощь. Прекрасно, что мир не без добрых людей. У нас все хорошо, я наконец-то чувствую себя счастливой!».

Светлана теперь волонтер челябинского центра «Отрада». По словам руководителя Елены Ярковой, скоро они откроют кризисную квартиру для мам с детьми и жертв домашнего насилия. Сейчас добровольцы делают там ремонт.

Идти до конца

В Челябинской области около девяти кризисных квартир, которые открыли НКО. Один из первых приютов появился при Центре защиты семьи, материнства и детства «Берег». За семь лет работы здесь побывали 159 матерей и 212 детей. В убежище женщины могут почувствовать себя в безопасности, спокойно решить трудности.

Руководитель центра «Берег» Владимир Панарин и его команда одни из первых в регионе стали помогать женщинам в беде. Фото: центр «Берег»

«Адрес у нас засекречен, но однажды муж приехал и забрал жену, оказалось, что она сама ему позвонила и сказала, где находится, — рассказывает Владимир Панарин, руководитель центра «Берег». — Пострадавшим нужна смелость, храбрость, чтобы уйти и разорвать эти больные отношения. Я сторонник жесткой позиции. Если ударили первый раз – подавайте на развод, уходите. Не ждите второго раза. Ведь насилие в семье – это зараза, которая передается. Мальчик, видя, как папа бьет маму, когда вырастает, часто повторяет за отцом. А девочка потом терпит, как и мама».

Первая подопечная центра «Берег», которую приютили с ребенком. Фото: Олег Игошин

Кризисные квартиры никогда не пустуют и часто бывают переполнены. Некоторые приютили даже жительниц других регионов. К примеру, социальный приют «Мать и дитя» стал временным пристанищем для женщин из Пермского края, Екатеринбурга, Казани, Уфы. Сейчас здесь живут 15 мам и 17 детей.

«Мы работаем уже более 10 лет, 40% подопечных — жертвы домашнего насилия и в последнее время их все больше, — отметила Ольга Якунина, руководитель АНО «Мать и дитя». — В основном это жены. Но есть бабушка, которая написала дарственную на квартиру сыну, а потом он стал ее бить, забирать пенсию и через полгода выгнал. Поступают к нам в состоянии растерянности, страха, безысходности. Женщина не чувствует себя нужной, у нее, как правило, застарелая, глубокая депрессия или агрессия. Либо она настолько растоптана, что ощущает себя никчемной».

Индивидуальные, групповые беседы с психологом и такими же пострадавшими вытягивают из этого состояния. Отвлекает от плохих мыслей и совместный быт в приюте. Здесь все при деле: кто-то занимается уборкой дома, кто-то моет посуду, стирает, кто-то готовит. В планах волонтеров — открыть социально-тренировочную квартиру, где бы подопечные жили некоторое время под присмотром наставника, прежде чем начать новую жизнь.

Волонтеры приюта «Мать и дитя» устраивают праздники для детей и мам. Фото: АНО «Мать и дитя»

«В результате конфликтов взрослых больше всего страдают дети. А они ведь ни в чем не виноваты, — продолжает Якунина. — Часто мама, оказавшись в безвыходной ситуации, начинает пить и ребенок для нее становится обузой. Есть такие подопечные, которые росли без родителей и у них нет понимания, как надо воспитывать детей. Мы хотим, чтобы женщина после реабилитации у нас, залечив раны, научилась жить самостоятельно, научилась быть мамой».

Волонтеры «Мать и дитя» также помогают устроиться на работу или подключают к мини-производству при центре — женщины изготавливают жалюзи на заказ. Также их обучают швейному делу и парикмахерскому искусству.

«Детей в садик, школу устраиваем, помогаем пройти медкомиссию, сделать временную прописку. Но делаем это обычно через пару месяцев, когда женщина решает идти до конца, — отмечает руководитель приюта. — Остальные поживут немного и уходят. Нередко возвращаются на круги свои. Потому что верят, что вернутся к мужу и все будет по-другому. Но в итоге ситуация еще хуже становится. Бывало, что мы выкрадывали потом, спускали по веревке с пятого этажа, пока муж спал. Не так давно забрали женщину с тремя детьми, у нее сотрясение мозга, с ног до головы синяя. В полицию обратились, а нам сказали: «Пришибет, тогда приходите»».

В приюте «Мать и дитя» обустроили комнату для занятий. Фото: АНО «Мать и дитя»

В Челябинской области есть немало примеров того, когда истории абьюза заканчивались трагедией. Так произошло в этом году с матерями двух детей из Магнитогорска и Златоуста. Одна стала инвалидом после избиения мужа и вскоре скончалась, а вторая зарубила топором супруга, защищая от побоев себя и сына.

Поддержать, чтобы жить

Как женщине выйти из тупика и не пасть духом, знают в челябинском социально-реабилитационном центре «Чтобы жить». Полтора года назад его основала Анна Васичева, которую когда-то муж выгнал на улицу с тремя маленькими детьми. Поэтому проблемы подопечных ей знакомы не понаслышке. За каждую переживает всем сердцем.

«До сих пор не могу отойти от истории с выпускницей детдома, она месяц назад к нам поступила, — вздыхает Анна Васичева. — Вышла замуж, уехала в Воронеж, родила троих погодок. У мужа была неплохая должность на заводе, жили не бедно. Но он превратил ее жизнь в ад. Эта девочка без присмотра мужа никуда не выходила, на окнах решетки, ключ он прятал. За провинность — жестоко наказывал, выдирал ногти. У нее их нет вообще! В 22 года она седая, на голове клочки волос вырваны. Самое страшное, что вся его семья была в курсе ситуации, но считали это нормальным. Никто не помог. Она боялась, терпела, но все же решилась на побег. Мы помогли ей с документами и перенаправили в другой центр, где с ней занимается служба постинтернатного сопровождения».

Руководитель социально-реабилитационного центра подчеркнула, что в критической ситуации многие жертвы не верят в помощь полиции и, как огня, боятся соцслужбы.

«Женщины, которые к нам обращаются, первый вопрос задают: «А вы работаете с госорганами?», «А о том, что нам нечего кушать и негде жить вы сообщите в соцзащиту?». К сожалению, у нас опека, зачастую, работает как карательный орган, — объясняет Васичева. — У нее нет рычагов помощи, все, что могут предложить — забрать детей».

«Женщине красиво все расписывают: «Даша, напиши заявление, поместим ребенка в центр, все нормально будет, потом заберешь». Растерянная Даша соглашается, а потом столько получает проблем, чтобы вернуть его. Некоторые мамочки, оказавшись в сложной жизненной ситуации, даже пособия положенные не оформляют. Например, раз в квартал они имеют право написать заявление на матпомощь. После этого соцзащита должна прийти по адресу, составить акт жилищно-бытовых условий. Естественно женщина боится, что семью возьмут на карандаш», — рассказывает руководитель центра.

Праздник на День защиты детей, организованный центром «Чтобы жить». Фото: https://vk.com/crzlive

За полтора года работы шестикомнатная кризисная квартира центра «Чтобы жить» приютила полсотни мам с детьми. 90% — это жертвы абьюзеров. Здесь их одевают, кормят и всячески поддерживают. Волонтеры проводят психологические и юридические консультации.

«Чаще всего обращаются по вопросам алиментов, раздела имущества и детей, — продолжает Анна Васичева. — Ведь некоторые мужья начинают «бодаться» за детей манипулируют ими, хотят лишить мать родительских прав. Женщины живут у нас в приюте обычно от трех до шести месяцев. Когда придут в себя, ищут жилье, многие дружат, вместе снимают квартиры».

Телефон руководителя круглосуточно доступен для пострадавших. Спасать от «диванных Рэмбо», как называет абьюзеров Васичева, нередко приходится глубокой ночью. Сопровождает ее на выездах супруг — она встретила его через несколько лет после развода. А в 2016 году в семье появилась на свет четвертая дочь.

«У нас в приюте нехватка мужских рук, постоянно что-то нужно чинить и все это ложится на плечи моего благоверного: он и сантехник, и грузчик, и «вышибала», — улыбается волонтер. — Обычно тираны любят вбивать женщине: «Да кому ты нужна с ребенком?». А я своим подопечным говорю: «Меня взяли в жены с тремя детьми, и вы встретите еще своего рыцаря»».

Подписывайтесь на телеграм-канал АСИ.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем