Фото: Samuel Zeller, Unsplash

Куда писать заявление о реабилитации, нужно ли доказывать родство с репрессированным и почему в России происходит конфликт законов, которого быть не должно.

«Материал подготовлен в партнерстве с Международным историко-просветительским правозащитным обществом «Мемориал»»

Массовым политическим репрессиям с конца 1920-х до 1950-х годов в Советском Союзе подверглись миллионы людей. Репрессии были разные: кого-то арестовывали и расстреливали по решению «тройки» (внесудебный орган уголовного преследования) или других органов, нередко прямо в день вынесения приговора; других раскулачивали в административном порядке и высылали в отдаленные районы страны; кого-то депортировали из родных мест по национальному признаку.

Точное число жертв назвать трудно — многие были репрессированы неоднократно. Всего органы госбезопасности СССР за весь период своей деятельности арестовали около 7 миллионов человек, из них не менее 5 миллионов — по политическим обвинениям.

Часть этих людей была реабилитирована вскоре после смерти Сталина, но после отставки Хрущева процесс реабилитации практически прекратился на долгие годы. В годы перестройки реабилитация возобновилась и осуществлялась по Указу «О восстановлении прав всех жертв политических репрессий 1920–1950‑х годов», подписанному Горбачевым. И только под конец существования СССР, 18 октября 1991 года, Верховным Советом РСФСР был принят Федеральный закон «О реабилитации жертв политических репрессий». В соответствии с ним люди получали право доказать, что они стали жертвами политического режима, и восстановить свое доброе имя.

Фото: Leon Overweel, Unsplash

Изучить закон «О реабилитации»

В Федеральном законе «О реабилитации жертв политических репрессий» дано определение политических репрессий и перечислены категории лиц, имеющих право на реабилитацию. За несколько лет после принятия закона органы прокуратуры рассмотрели почти 1 миллион заявлений от граждан и реабилитировали почти 400 тысяч человек. В 1992 году на основании указа Президента РФ была создана Комиссия по реабилитации жертв политических репрессий, среди задач которой была координация работы органов власти по реабилитации и информирование общественности о масштабах и характере политических репрессий.

Найти репрессированного родственника

О том, что в вашем роду были репрессированные, вы можете и не знать: в советские времена люди часто предпочитали не вспоминать трагичные моменты из жизни семьи, замалчивали некоторые факты из биографии, и потомки могли так и остаться в неведении.

В 1991 году президент Борис Ельцин подписал указ № 82, согласно которому документы из архивов КГБ должны были быть переданы в государственные архивы. Таким образом, прекращенные уголовные дела репрессированных и реабилитированных, фильтрационные дела советских военнопленных и репатриированных граждан становились доступны широкой публике. Оказались в некоторой части открыты и фонды делопроизводства КГБ: приказы, статистика, отчеты. Указ так и не был выполнен в полном объеме: в октябре 1999 года он был отменен новым указом президента № 1359.

После принятия Закона о реабилитации и открытии доступа в архивы в разных регионах бывшего СССР стали создавать Книги памяти.

В 1998 году, чтобы систематизировать доступную информацию, общество «Мемориал» начало один из старейших своих проектов — создание единой базы данных «Жертвы политического террора в СССР». Туда вошло больше 3 млн имен репрессированных и впоследствии реабилитированных людей из региональных книг памяти. Объем информации в разных книгах разный: напротив некоторых имен — только даты рождения и ареста, напротив других — номер статьи, приговор, дата его исполнения и реабилитации.

Прежде чем начинать процесс реабилитации кого-либо, убедитесь, что этот человек еще не реабилитирован.

Написать заявление в органы

Чем больше вы соберете информации о репрессированном родственнике, тем выше шансы на успех у вашего заявления о реабилитации. Как минимум, желательно знать имя, дату и место рождения, но если известны место жительства, профессия и место работы на момент ареста, дата ареста, приговор, то это существенно увеличивает вероятность, что в архиве быстро найдут информацию о нужном человеке.

Фото: Brandi Redd, Unsplash

Подавать заявление нужно либо в прокуратуру (если дело, по которому проходил человек, было уголовным) либо в органы внутренних дел (если речь идет об административном аресте). Если человек был отправлен в лагерь или расстрелян, то это уголовное дело. В случае раскулачивания и дальнейшей ссылки речь, вероятно, идет об административном деле. Если вам точно не известна судьба родственника, можно написать два заявления и подать их в оба органа. Обращаться следует в управление ФСБ или МВД по тому региону, где человек был арестован. Если вы не располагаете информацией о месте ареста, пишите в органы региона по своему месту жительства.

Доказать родство с человеком

В ст. 6 Закона «О реабилитации жертв политических репрессий» написано, что подать заявление о реабилитации может сам репрессированный, а также любое лицо или общественная организация. То есть инициировать процесс реабилитации можно даже в отношении незнакомого человека, а не только своего родственника. Другой вопрос, что для получения каких-либо архивных документов (копий, справок, выписок) может потребоваться документально подтвердить родство с человеком. Например, если захотите получить справку о смерти или рождении своего родственника (даже если событие произошло в прошлом веке), органы ЗАГСа совершенно точно попросят предоставить документы, подтверждающие вашу родственную связь.

Дождаться ответа прокуратуры или МВД

После получения вашего заявления о реабилитации прокуратура либо МВД (в зависимости от того, по какой статье был привлечен репрессированный человек и куда вы подали заявление) запрашивает материалы в архивах и на основании полученных документов устанавливает, был ли факт политической репрессии. Доказательством репрессии может быть как приговор суда или решение внесудебного органа («тройки», «двойки», особого совещания, коллегии Особого государственного политического управления), так и решение сельсовета или райисполкома о раскулачивании, даже если по этому факту нет каких-то судебных решений. Срок рассмотрения заявлений о реабилитации по закону не может превышать трех месяцев.

При благоприятном исходе заявитель получает справку о реабилитации, которая подтверждает необоснованность репрессии и факт реабилитации.

Если вы родственник реабилитированного или с момента репрессии прошло более 75 лет, то вы имеете право ознакомиться с делом. Более того, родственник может получить копии документов из дела и личные документы реабилитированного, если они есть в деле.

В случае, если органы МВД или прокуратура не находят оснований для реабилитации, они должны составить заключение об отказе в реабилитации. Если в отношении человека было расследование, но его не осудили, прокуратура направляет отказ в реабилитации заявителю. Если человек все-таки был осужден, прокуратура должна передать дело с отказом для утверждения в суд (хотя иногда она пренебрегает этой обязанностью).

Смысл такой процедуры в том, что репрессированного человека в свое время лишили права на цивилизованный суд (как правило, у него не было права участвовать в процессе — приговор выносился заочно, не было защитника, не было права обжаловать приговор), и теперь для восстановления его прав необходимо, чтобы суд рассмотрел дело заново — в нормальном судебном процессе — и после этого решил, реабилитировать человека или нет.

После этого у вас два пути: либо принять это и спокойно жить дальше, либо обратиться в суд (в законе «О реабилитации» сказано, что решение об отказе в реабилитации можно обжаловать).

Быть готовым идти в суд

Адвокат Международного историко-просветительского правозащитного общества «Мемориал» Марина Агальцова вместе с юристами «Команды 29» занимается делом актера Георгия Шахета. Из единой базы «Мемориала» Шахет узнал, что его дед Павел Заботин был расстрелян по решению «тройки» 85 лет назад — в 1933 году. Чтобы узнать подробности этой истории, Шахет запросил материалы дела Заботина в Главном управлении МВД, но там актеру отказали, мотивировав тем, что Заботин был осужден по уголовной статье, а закон «О реабилитации жертв репрессий» предусматривает доступ к материалам дела только в случае, если статья была политической.

Первые суды Шахет проиграл — актеру отказывали в доступе к материалам дела по той же причине. Тогда Агальцова подала заявление на реабилитацию в надежде, что, даже если прокуратура откажет в реабилитации Заботина, то при судебной реабилитации прокуратура будет обязана принести документы в суд. Но прокуратура в реабилитации отказала и в суд документы не передала. Суд подтвердил, что прокуратура была права, не передав документы.

Тогда Агальцова подала кассационную жалобу на приговор Заботину 1933 года. Однако Мосгорсуд отказал в принятии жалобы, заявив, что в деле имеется политическая репрессия. Получалось, что реабилитации нужно было добиваться через прокуратуру. По словам Марины, это очень интересное противоречие в законодательстве, разбирательство по которому еще впереди.

Фото: Wesley Tingey, Unsplash

Но вопрос о доступе все-таки удалось решить. Адвокаты доказывали в суде, что в деле Шахета должен применяться Федеральный закон «Об архивном деле». По закону, спустя 75 лет с даты создания документов перестают действовать ограничения, связанные с защитой личной и семейной тайны, а закон о персональных данных на архивные документы вообще не распространяется. Таким образом, доступ к этим делам могут получить не только родственники, но и исследователи. А тайна судопроизводства и вовсе не имеет отношения к делу, поскольку «тройки» были внесудебными органами и никакого судопроизводства не осуществляли.

В итоге 5 июля 2019 года Верховный суд РФ постановил, что доступ к материалам нереабилитированных регулируется только законом «Об архивном деле», а не Тройственным положением (совместным приказом ФСБ, МВД и Росархива), которым раньше суды аргументировали свои отказы.

Верховный суд РФ также указал, что тайна следствия и судопроизводства не распространяется на запрашиваемые документы, отменил решения нижестоящих судов и обязал МВД предоставить Шахету доступ к материалам. На это решение теперь можно при необходимости ссылаться, хотя в России не прецедентное право, авторитет Верховного суда все же имеет значение.

Не откладывать дело на потом

Процесс реабилитации человека со временем не становится проще. Некоторые архивные документы уничтожаются просто потому, что госорганы не видят в них ценности. Уходят старшие поколения, и гибнут семейные архивы — собрать сведения, необходимые для реабилитации и подтверждения родства становится труднее. Поэтому, если вы хотите восстановить доброе имя своего родственника, самое время этим заняться.

Подписывайтесь на канал АСИ в Яндекс.Дзен.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем