Фото предоставлено Агентством стратегических инициатив

Развитие сообществ – цель программы «100 городских лидеров», стартовавшей в 2019 году. Руководитель Центра городских компетенций Агентства стратегических инициатив (АСИ) Татьяна Журавлева — о том, как инициативы активистов меняют жизнь городов, и о том, что можно сделать, если их поддерживать. 

Расскажите про идею программы: как она возникла? Почему именно городские сообщества решили развивать?  С чего все началось?

Все началось с приглашения Светланы Чупшевой (генеральный директор Агентства стратегических инициатив. – Прим. ред.), которая предложила мне возглавить Центр городских компетенций АСИ. Я достаточно давно на экспертном уровне занимаюсь городскими проектами, последние пять лет специализировалась на атомградах. Светлана предложила сделать упор на развитие городских сообществ. Полгода мы разрабатывали программу «100 городских лидеров», изучали российский и мировой опыт в этом направлении. В итоге у нас получился акселератор городских проектов www.100gorodov.ru, аналогов которого в нашей стране ранее не существовало. Есть различные обучающие программы и форматы поддержки сообществ, но именно сжатого акселератора — взяли проект и довели его от состояния первичной разработки до состояния полноценного продукта, — этого не было.

На чей именно опыт опирались?

Сейчас существует очень много программ обучения региональных муниципальных управленческих команд. Например, «Моногорода РФ», — просто прекрасная история! Эта программа делает большое дело, она очень полезна. Мы за ней пристально наблюдали.

Но в итоге решили, что пойдем по другому пути. У нас нет задачи образовывать, нет задачи повышать компетенции. Мы при помощи акселератора сейчас выстраиваем именно проектную логику.

Какая основная цель акселератора? Поддержать существующие уже сообщества? Инициировать создание новых? Что-то еще?

На самом деле у нас три ключевых цели. Первая: нам очень важно, чтобы в каждом городе — участнике программы был реализован заявленный проект: либо дошли до пилотной версии, либо завершили полностью. Именно этим наш акселератор и отличается от других программ.

Наша работа с сообществами выстроена следующим образом: мы никого не приглашаем в Москву, а сами выезжаем на места. Например, собираем экспертов и участников из шести городов и привозим их в Выксу, где уже проводим образовательные модули, стратегические сессии и так далее.

Вторая цель — сформировать на базе Центра городских компетенций АСИ экспертное сообщество. Не просто тусовку людей, а действительно жизнеспособную структуру, генерирующую новые проекты. Чтобы камешек в воду бросил — и пошли круги.

А третья цель — это тиражирование проектов. Нам очень важно делать мостики между регионами, между муниципалитетами. Потому что та чудесная идея, которая, к примеру, зародилась в Десногорске, сама по себе никогда не дойдет до Хабаровска. Либо будет добираться очень долго, на собаках. Поэтому задача центра — взять практическую часть, которая появилась во время реализации проекта, «упаковать» ее, продумать нормативные акты совместно с коллегами из Минстроя, Минэка и других профильных ведомств, и передать дальше, в регионы. Кто возьмет, тот молодец, кто не взял, еще больше молодец — значит, он может придумать что-то лучшее.

Неделя пляжной урбанистики в Сосновом Бору. Эксперты и волонтеры создают концепцию ревитализации городского пляжа. Фото: Агентство стратегических инициатив.

Вы планируете вовлечь в работу акселератора миллион людей. Когда вы хотите достичь этой цифры?

Программа рассчитана на пять лет. Если все будет идти такими же темпами, как сейчас, то уже года через три мы выйдем на эту цифру. На данный момент у нас на платформе зарегистрировано около 100 тысяч человек: они регулярно заходят, голосуют, мы видим отклик.

По вашей статистике, 170 тысяч, вроде бы…

Объясняю. 171 тысяча — заходы на платформу, из них в реальности с нами остались около 100 тысяч человек. Ядро составляют 58 тысяч — это люди, которые активно заходят, постоянно что-то делают, оставляют мнения, комментарии, собираются поехать на наши волонтерские кэмпы и так далее.

Платформа запустилась три месяца назад, и если она дальше будет разрастаться такими темпами, то через 2-3 года мы выйдем на цифру 1 000 000.

Здесь очень важно, как считать: миллион можно сделать и к концу года, но это будет миллион человек, которые узнали о том, что есть такая платформа, поставили лайк. Но это не тот миллион, который нам нужен. Нам нужен миллион активных ребят, которые действительно будут что-то делать в своих городах.

Какие проекты программы «100 городских лидеров» сейчас вызывают наибольший резонанс и обсуждение? Вы это анализируете?

Все проекты максимально интересны, все впоследствии можно тиражировать в других городах. Например, проект из Тюмени, направленный на ревитализацию озера Алебашево, которое долгое время было заболочено, а теперь там делают ивент-парк и одну из самых уютных зон отдыха в городе. Мы очень плотно работаем с тюменской командой: так получилось, что теперь я лично являюсь наставником этого проекта. Начиная с 2004 года привести озеро в порядок пытались различные инвесторы и предприниматели, но ни у кого не получилось.

Оказывается, у нас в стране на сегодняшний день есть очень большая проблема: предприниматели (в том числе и социальные) не могут проводить мероприятия в общественных пространствах. Например, прийти в парк и организовать там пикник или, например, занятия йогой — это будет незаконно. Поэтому тюменские активисты решили создать парк, где можно будет проводить любые мероприятия, то есть обустроить пространство для людей.

Они вовлекли в проектирование парка около 12 тысяч местных жителей, провели с ними несколько дизайн-сессий, на которых совместно проектировали, что и где должно находиться.

Также мы разработали с ними концепт, который еще будет корректироваться, но о нем уже говорит вся Тюмень. Например, рядом с Алебашево строится жилищный комплекс, в рекламной кампании которого недавно появился пассаж «Мы продаем квартиры на берегу прекрасного парка». Мне кажется, это великолепно! Это уже половина успеха данного проекта…

Какая-то дополнительная социальная составляющая там есть? Например, создание инклюзивной среды?

Когда бизнес «приходит» в общественное пространство, он уже априори берет на себя социальную нагрузку. Что касается инклюзии, то в Тюмени мы специально проводили отдельную семидневную дизайн-сессию с людьми, имеющими различные нозологии. И выяснили очень много интересного: например, что слабовидящие «не дружат» со слабослышащими, а слабослышащие —  с людьми, передвигающимися на колясках. И все это обязательно учитывается при создании концепции парка. Примечательно: сессию проводили в тюменском Технопарке, и вдруг выяснилось, что там даже нет пандусов, — их тут же поставили.

В целом в этой дизайн-сессии приняли участие 3,5 тысячи человек, которые рассказали, что именно хотели бы видеть в этом парке и при каких условиях им было бы комфортно там находиться. То есть они помогли построить так называемый клиентский путь.

Еще один проект – «Двери улиц» из Липецка —  направлен на преобразование одного из бульваров в современное инклюзивное пространство. Липецкие активисты предложили концепцию создания комфортных условий для участия детей с особыми потребностями в городских мероприятиях. Сейчас бульвар Неделина – оживленная городская локация, где в том числе располагается несколько образовательных учреждений: центр образования детей инвалидов, детская спортивная школа и библиотека, — поэтому он должен стать территорией, одинаково удобной как для здоровых, так и для людей с ОВЗ. Для того чтобы учесть все нюансы при создании инклюзивного бульвара, в Липецке также прошли общественные обсуждения с привлечением компетентных специалистов и жителей города, состоялся архитектурный воркшоп. В итоге мы выработали модель создания в городе безопасной, комфортной и доступной социокультурной среды.

В Кургане, например, мы создаем маршрут для детей с расстройствами аутического спектра (РАС). Авторы проекта с помощью наших наставников разрабатывают концепцию, направленную на привлечение внимания жителей и власти города к таким особенным жителям.

В общем, мы совместно с городскими активистами стараемся доступными методами создать базовую среду, которая поможет людям с ограниченными возможностями быть полноценной частью общества. Ведь города по-настоящему комфортны и дружелюбны только тогда, когда являются таковыми для всех жителей без исключения.

Предполагаются ли в тюменском оазисе какие-то специальные ивенты для НКО? Ведь развитие сообществ – это же всегда взаимосвязь власти, бизнеса и НКО.

Когда мы решили развивать городские проекты, то долго думали, кого же ставить во главу угла: бизнес, власть или общественные организации? Ведь у каждого из этих секторов – своя боль. Кстати, вы знаете, что мэры городов – несчастные люди? Недавно Алексей Кудрин (председатель Счетной палаты РФ. – Прим. ред.) провел исследование, согласно которому более 70% бывших мэров либо находятся под следствием, либо отбывают наказание…

В итоге мы проанализировали все удачные практики и пришли к выводу: красивая история складывается лишь тогда, когда и власть, и бизнес, и НКО сходятся вместе.

Поэтому в городах, участвующих в нашей программе, стали формироваться только кросс-секторальные команды. Наша задача — всех объединить и сделать так, чтобы все были услышаны. В этом смысле нам очень важно из муниципала сделать квалифицированного заказчика, из общественника — квалифицированного запросчика, а из предпринимателя — квалифицированного бизнесмена с социальными обязательствами.

Очень и очень важно, чтобы в команде был хотя бы один общественник, потому что именно он — тот самый крючок для формирования сообществ. И в команде Тюмени есть общественники — экологи, например.

Как группы энтузиастов находят вас?

Мы бросили клич: «Агентство стратегических инициатив открывает акселератор. Кто рискнет?». Если честно, не ожидали, что будет такой наплыв: нам прислали 583 проекта из 154 городов. То есть интерес колоссальный.

Сейчас в программе «100 городских лидеров» участвуют три типа проектов. Первый – крупные инфраструктурные. Это, например брендинг для города света (проект, посвященный брендированию и световому дизайну  города Полярные Зори — прим. ред). Второй – про наполнение пространств. В этом случае мы берем уже существующие проекты, дополняем их и добавляем социальные связи. Пример — Выкса с проектом обустройства дворов. Третий тип — ревитализация пространства. Это Тюмень с озером Алебашево, Ижевск с городскими реками, Черняховск.

В Полярных Зорях прошел первый в России обучающий кэмп по световому дизайну, организованный в рамках программы «100 городских лидеров». Участники подсветили гео-купол — популярное в городе общественное пространство. Фото: Агентство стратегических инициатив.

Отдельной темой у нас идет создание социального села. В селе Поречье-Рыбное благотворительный фонд «Вера» открыл Дом милосердия кузнеца Лобова (хоспис. — Прим. ред.). И мы хотим создать там комфортную среду, чтобы люди не боялись этого заведения и приходили туда. Я, например, когда приезжаю в Поречье, там работаю — есть интернет, беседка, вкусные пирожки, которые пекут сотрудники Дома милосердия. Нужно, чтобы и местные жители так же относились к этому месту…

С начала лета делаем в Поречье мелкие культурные и средовые интервенции и пытаемся определить, как на это реагирует местное сообщество.

Не нужно, чтобы селяне нас воспринимали как непоправимое благо сверху: они сами должны включаться в процесс.

Первое, что мы сделали, — установили в центре поселка стойку буккроссинга. И это прижилось: мне пишут из села, что книги меняются каждую неделю. Затем волонтеры благоустроили площадку у Дома культуры, создали по просьбам местных жителей экотропу и навигаторы для туристов: в Поречье находится самая высокая сельская колокольня в России и еще масса исторических объектов, посмотреть на которые сюда заглядывают даже иностранцы.

То есть мы действуем, как врачи, по принципу «не навреди». Можем придумать массу идей для Поречья, но все они — наши, а должны исходить от местных жителей. Будем продолжать эти мини-интервенции, пока не соберем социокультурную модель этого села и не определим, как оно может жить, а не выживать. В перспективе планируем тиражировать эту модель по всей России.

Нужна органика, да. Какие темы вызывают большее обсуждение на платформе?

Голосование. Наш народ это очень любит, людям очень важно высказать свое мнение. Особенно горячо на платформе, когда там выбирают, какой из представленных проектов идет дальше. Например, настоящая битва разразилась при выборе одного из четырех иркутских проектов. Недавно закончилось обсуждение идей для Полярных Зорь, где в декабре световой день длится всего 21 минуту, поэтому город очень хочется сделать ярким. Сейчас активно обсуждаются идеи, как сделать привлекательным для туристов небольшой город Чусовой в Пермском крае. Ежегодно по рекам Чусовая и Усьва сплавляются тысячи любителей активного отдыха, а зимой неподалеку работает горнолыжный курорт, однако в этот город туристы заезжают совсем ненадолго – используют его как перевалочный пункт. Хотя место это удивительное: может порадовать и природным ландшафтом, и достопримечательностями. Поэтому сегодня команда местных активистов работает над тем, чтобы Чусовой вошел в туристический маршрут и заслуженно обрел популярность. И мы им в этом помогаем.

Проект «Живая лаборатория Томска» направлен на создание решений по формированию комфортной среды в университетских кампусах. Фото: Агентство стратегических инициатив.

Финансово тоже помогаете?

Нет. Центр городских компетенций АСИ не финансирует ни проекты, участвующие в программе, ни волонтерские кэмпы, ни другие истории. Мы занимаемся организацией и координацией всех процессов, связанных с объединением ресурсов заинтересованных сторон: муниципалитета, бизнеса, иногда НКО. Ведь зачастую именно правильно поданная идея, а не деньги, объединяет людей.

Подписывайтесь на телеграм-канал АСИ.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем

Фонд «КАФ» организовал конкурс для лидеров местной филантропии

Конкурс «Вперед в будущее: трехсторонняя программа обмена опытом для лидеров местной филантропии» открыт для сотрудников российских некоммерческих организаций, работающих по модели фондов местных сообществ.