Фото предоставлено Валерией Никифоровой

В Самаре два года существует волонтерский проект «Знание остановит гендерное насилие». Его участники бесплатно помогают людям, которые находятся в ситуации насилия: жертвам, свидетелям, а также специалистам, работающим с пострадавшими. Парикмахер Валерия Никифорова узнала о проекте и решила стать волонтером. Девушка бесплатно стрижет жертв абьюза — для них это не просто помощь, но и психологическая реабилитация. Валерия рассказала АСИ, зачем стала добровольцем, как уйти от стереотипов о семье и почему так важно любить себя.

Из туризма в школу парикмахеров

Я приехала в Самару из Бузулука, поступила в филиал Российского государственного университета туризма и сервиса. Потом поняла, что это не мое, и пошла работать в магазин. Но продавать я вообще не умею и не люблю. Моя мама, парикмахер по профессии, обратила внимание на то, что с подросткового возраста я постоянно перекрашивала волосы, и сказала, что мне надо попробовать себя в этом деле. Но трогать чужие волосы казалось мне противным.

Тем не менее, когда я перевелась на заочное отделение, стала торговать и прокляла свою жизнь, я решила попытать счастья и прошла обучение на курсах у парикмахера Елены Сапоговой. В итоге я попала в хороший коллектив в замечательный салон. Учебу продолжать не стала, так как уже нашла профессию.

Потом я открыла свое дело. Первый период был самый трудный:  три месяца работала в минус. Но справилась. Сейчас я, по сути, работаю сама на себя, предоставляю своим сотрудницам рабочие места, мы дружно трудимся вместе. Никто никому не начальник, просто я несу больше ответственности.

Валерия Никифорова. Фото из личного архива

Сломать табу

Не помню точно, как я узнала о проекте «Знание остановит гендерное насилие». По-моему, я увидела статью о нем в «Большой деревне». Раньше я натыкалась на любопытные статьи о проблеме насилия, читала, репостила. Потом заинтересовалась, работает ли кто-то с этой темой в Самаре. Мне стало интересно, почему на эту проблему обычно закрывают глаза, не хотят разговаривать о насилии, информировать окружающих. Поэтому я решила написать на указанный в статье e-mail и обговорить с Анастасией Бабичевой, руководителем проекта, в какой форме я могу работать волонтером. Она попросила меня рассказать о себе и когда узнала, что я парикмахер, предложила делать бесплатные стрижки клиентам проекта – в порядке реабилитации.

В основном участники проекта находят меня через Анастасию. Всего я пока постригла четырех. Это даже не женщины, а практически девочки, одной из них было 20 лет.

Помню самую первую клиентку. Видно было, что она очень стеснительная, зажатая. При встрече мы с ней перекинулись парой слов, но в основном все происходило молча. Анастасия меня предварительно проконсультировала, объяснила, как себя вести, рассказала, что нельзя провоцировать, говорить о насилии и, конечно же, выражать свою жалость. 

Впоследствии мы переписывались с ней, общались на разные темы, не связанные с проектом. Я узнала, что девушка раньше занималась творчеством, но из-за насилия перестала. После работы со специалистами, участвующими в проекте, она вернулась к своему хобби или, возможно, даже занялась творчеством профессионально. Также она увлеклась фотографией. В общем, насколько можно судить по ее страничке в соцсетях, стала вести активный образ жизни.

Участницы проекта не рассказывают мне свои истории. Но я получаю от них много отзывов о том, что они начали себя увереннее чувствовать. Они говорят, что много лет никак не решались меняться, и это, наконец, произошло. К тому же ко мне стали обращаться разные люди с просьбой дать контакты представителей проекта.

Развиваться надо постепенно

Безусловно, мне нужно развивать проект. Есть разные способы привлечь внимание к проблеме насилия, но делать это нужно постепенно. Не все готовы воспринимать эту информацию сразу.  Когда я стала писать о проекте «Знание остановит гендерное насилие» в Instsgram, последовала негативная реакция подписчиков. Некоторые говорили, что не понимают, зачем помогать жертвам насилия. По их мнению, жертвы сами виноваты в том, что с ними происходит.

Я думаю, что люди отвергают информацию о насилии, потому что сначала здесь свою роль играют их страхи, а потом – чувство стыда. Ведь часто возникают ситуации, когда видишь что-то негативное, а поделать ничего не можешь. Неприятие темы насилия также является защитной реакцией – это обычное поведение человека. Каждый живет в своем мирке, а тут получает такую встряску и занимает позицию: «Негатив меня не касается, я не буду его замечать». 

В ответ на реакцию подписчиков на разговоры о насилии я провела прямой эфир с Анастасией Бабичевой. К сожалению, не все подписчики полностью посмотрели его. Но я знаю, что одна из зрительниц смотрела нашу беседу, когда ехала в такси, и за рулем была женщина, которая услышала разговор, заинтересовалась, а потом попросила дать контакты участников проекта, чтобы стать волонтером.

Если прямой эфир привлек внимание хотя бы одного человека, значит, оно того стоило. Ведь многие даже не знают, что есть такие центры, такие люди.

Валерия Никифорова с клиенткой. Фото из личного архива

«За что ты меня отлупил?»

В жесткой форме я с насилием не сталкивалась. Но в детстве я очень много дралась с мальчиками. Драки начинала не я, потому что понимала, что силы неравные. Во дворе, где я росла, гуляло много пацанов, мы постоянно с ними играли в футбол, в казаки-разбойники и как-то так складывалось, что заканчивалось все драками, и я получала от них. Или, когда играли в футбол и мне подавали мяч, мальчики лупили по нему особенно сильно. Помню, что после драки я думала: «Что за несправедливость? За что ты меня отлупил?». 

Смотреть правде в глаза

Почему-то девушку в нашем обществе преподносят как товар, который имеет срок годности. Девушки воспринимают друг друга как конкурентки, враги и часто не верят в женскую дружбу. По большей части они занимаются борьбой, и главным призом в этой борьбе должен быть хоть какой-то, но мужчина. Понятно, что мы – парные существа, и когда есть плечо, на которое можно опереться, жить гораздо спокойнее и лучше. Но многие девушки живут, как в тумане, и часто закрывают глаза на недостатки человека, который рядом. Они думают, что изменят партнера или изменятся сами, и ситуация улучшится. Я уверена на сто процентов, что проблема здесь в воспитании. Со времен Великой Отечественной войны в нашем обществе говорят о дефиците мужчин и о том, что у женщины должен быть мужик, какой угодно. Женщины часто думают: «Я изменю его, и все будет хорошо». Не надо надевать розовые очки, лучше смотреть правде в глаза.

В моей семье не было жесткого прессинга на тему роли женщины в браке и отношениях. Но я знаю, что в некоторых семьях девочкам советуют терпеть и жертвовать собой. Мои родственники не настаивают на том, что главная цель в жизни девушки – скорее выйти замуж. Когда мне стукнуло 24, мне сказали: «Живи, как хочешь». Мне уже 27, и я хочу в будущем создать семью и воспитывать детей. Но пока у меня другие планы.

Начать с разговора

Тем, кто оказался в ситуации насилия, но не знает, как из нее выйти, я бы посоветовала, как минимум, не молчать о ней. У нас боятся порицания, опасаются, что, обратившись, например, в полицию, услышат встречный упрек: «Сама виновата». Нужно рассказывать о случившемся, не отрицать факт случившегося, если это было. Пытаться самостоятельно решить ситуацию не стоит. Лучше обратиться к профессионалам и в правоохранительные органы.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем

Мир, свободный от насилия

Исполнительный директор центра «Сестры» Надежда Замотаева рассказала, чем сексуальное насилие отличается от сексуализированного, как на раннем этапе выявить агрессора в семье, и почему в России…