Фото: pxhere.com

Истязание семилетней Аиши из Ингушетии — результат отсутствия закона о домашнем насилии или халатности опеки? Корреспондентка АСИ собрала информацию о том, что на данный момент известно о резонансном деле, как оно может изменить законодательство и что говорят в НКО.

Опекуны Аиши

Семилетнюю Аишу Ажигову из Ингушетии 4 июля доставили в одну из больниц Назрани. На теле ребенка были повреждения: рубцы от порезов, ожоги, застарелые укусы и ушибы. У девочки также диагностировали переломы и гангрену рук. В избиениях подозревается родная тетя Аиши – Мака Ганиева. Днем 4 июля Ганиеву доставили в изолятор временного содержания МВД в Назрани. Мака и её муж-полицейский воспитывали Аишу после развода родителей девочки. Однако официально документов об опекунстве у них не было.

В отношении Ганиевой возбуждено уголовное дело по части 2 статьи 111 УК РФ – об умышленном причинении тяжкого вреда здоровью в отношении малолетнего. Сама Ганиева свою вину отрицает, заявив в суде, что наказывала девочку, но не била. При этом в 2010 году женщина уже получила условный срок за побои.

Муж женщины на допросе сообщил, что они часто ссорились из-за телесных повреждений девочки.

«Я спрашивала, как он мог позволить жене довести малышку до такого состояния? Пожимает плечами», — рассказывает Уполномоченный при главе Республики Ингушетия по правам ребенка Зарема Чахкиева.

Родители и очевидцы

На следующий день после того, как девочка была доставлена в республиканскую больницу, правоохранительные органы связались с отцом ребенка, сообщает «Российская газета». Как оказалось, родители Аиши в разводе. Около года назад она была передана на воспитание сестре отца. Газета приводит свидетельство о том, что в Ингушетии после развода ребёнок часто остаётся с отцом или в семье его родственников. При этом разведённой матери видеться с детьми запрещают, особенно если у неё новая семья. Пока неизвестно, где находился отец Аиши и почему он не реагировал на то, что жизнь и здоровье его дочери под угрозой. 

В программе “Круглый стол: история семилетней Аиши Ажиговой” от 5 июля инспектор отдела процессуального контроля следственного управления СК России по Республике Ингушетия Георгий Семенюк заявил, что есть свидетели и очевидцы издевательств, однако раскрывать их имена нельзя из-за тайны следствия.

Состояние ребёнка

5 июля Минздрав Республики Ингушетия сообщил о том, что была проведена операция по восстановлению кровоснабжения в руке. В тот же день в инстаграме Минздрава РИ было опубликовано видеообращение и. о. министра здравоохранения республики Заремы Льяновой о том, что врачи сделали всё, чтобы избежать ампутации руки.

Тогда же, 5 июля девочку доставили в Москву в НИИ неотложной детской хирургии и травматологии.

10 июля в НИИ рассказали о том, что при обследовании у девочки были диагностированы “старые переломы ребер, обеих рук, компрессионные переломы отдельных позвонков и не леченный врожденный вывих левого тазобедренного сустава”.

При этом московские медики заявили, что «никогда и никому не предоставляли» информацию о том, что возможно избежать ампутации руки. По их словам, несмотря на усилия врачей в Назрани, «попытки восстановить кровоснабжение правой руки… оказались безуспешными».

Реакция властей

Уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова заявила о том, что возьмёт под контроль ситуацию с истязанием семилетней девочки. Также она сообщила, что будет добиваться принятия закона о домашнем насилии.

«Я не только беру ситуацию под контроль, но и всеми возможностями, которые есть у меня в рамках конституционного закона об уполномоченном, буду добиваться скорейшего принятия давно назревшего закона», – заявила омбудсмен.

Депутат Народного собрания Ингушетии Ильяс Богатырев сообщил агентству ТАСС, что региональное законодательство также будет пересмотрено. «Нами будет произведен мониторинг действующего законодательства и внесены кое-какие изменения, если мы придем к выводу, что те или иные моменты надо изменить или ужесточить».

Кроме того, он заявил, что в регионе нет детских домов, потому что в случае гибели родителей детей на попечение забирает тейп: «Социальные институты народные у нас работают, и таких случаев еще не было. Я даже не знаю, как комментировать эту ситуацию, это чудовищно».

Мнение НКО

Председатель правления Национального фонда защиты детей от жестокого обращения Александр Спивак в разговоре с АСИ отметил, что, к сожалению, подобные случаи насилия не единичны. По его словам, виновные понесут наказание, но важно обеспечить для Аиши, как и для всех детей, пострадавших от насилия, возможность получить не только медицинскую, но и профессиональную психологическую реабилитацию.

По его словам, проблема ситуации в том, что де-факто ребенок жил не с родителями, а с опекунами. При этом органы опеки не знали о ситуации.

«Если опека, даже родственная, не оформлена, ребенок лишается защиты со стороны государства. «Фора» у кровных родственников везде есть. Нельзя сказать, что это однозначно неправильно. Просто нужно индивидуально оценивать каждую ситуацию, и именно этим должны заниматься органы опеки. Нужно оценивать, будут ли всегда соблюдаться права ребенка, нет ли угрозы [для здоровья и жизни]».

Татьяна Щур, руководитель объединения «Женщины Евразии», считает, что соседи и окружение должны не бояться сообщать о  подозрении на жестокое обращение с детьми в местные органы опеки, полицию и правозащитные организации.

“Не хочу никого обвинять, но я уверена, что в данной ситуации органы опеки республики просто не работали нормально. Институт усыновления в таких традиционных культурах развит слабо, дети редко передаются чужим людям. Традиции не всегда дают положительный результат. Нужен общественный контроль за работой государственных органов”, — считает Щур.

Подписывайтесь на канал АСИ в Яндекс.Дзен.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем