Фото: Flickr.com/ Attila Szikora

Исполнительный директор центра «Сестры» Надежда Замотаева рассказала, чем сексуальное насилие отличается от сексуализированного, как на раннем этапе выявить агрессора в семье, и почему в России невозможно проводить профилактические тренинги о насилии для школьников.

Почему насилие не может быть «сексуальным»

Говоря о сексуальном насилии, важно донести реальную информацию до слушателей. Поэтому необходимо использовать корректные определения.

«В словосочетании «сексуальное насилие» прилагательное «сексуальное» перекрывает весь смысл второго слова «насилие». Само определение «сексуальный», в значении привлекательный, говорит о нормальной сфере жизни человека. Как только возникает это слово, строится соответствующий образный ряд, — подчеркнула Надежда Замотаева. — Поэтому в профессиональном кругу принято решение использовать термин «сексуализированное насилие»».

По мнению эксперта, в этом случае эмоциональный акцент делается на второе слово. Эпитет «сексуализированное» говорит о том, что затронута личная граница тела человека.

«Насилие — не равно секс, хотя такой стереотип распространен в общественном сознании, — утверждает исполнительный директор центра «Сестры». — То, что переживают пострадавшие от насилия, — это серьезная психологическая травма, которая имеет долгосрочные последствия и может изживаться в течение всей жизни».

Но пока патриархальное общество воспринимает насилие иначе.

«Многие считают, что пострадавшие часто сами провоцируют насилие: «Она в короткой юбке, вся такая красивая и, кажется, доступная». Это удобная позиция: сама виновата, давайте ничего делать не будем и продолжим оправдывать насилие, называя это традициями. Статистика подтверждает эти «традиции»: более половины женщин и детей, обратившихся к нам за помощью, пострадали от сексуализированного насилия в своей семье», — говорит Надежда Замотаева.

Фото: Flickr.com/ Beth Anne Fletcher

Заподозрить тирана возможно, если в его лексиконе существует набор определенных действий и фраз: «Я сказал, ты будешь делать так», «Вот тебе бюджет и не смей потратить лишнюю копейку не туда, я все с тебя спрошу». Любой контроль, изоляция от социального окружения: «Твои подруги — дуры, а твоя мать сплетница, и я не хочу, чтобы ты с ней виделась».

Особенно часто рукоприкладство начинается, когда женщина беременна и становится полностью зависимой от мужа.

«Любое насилие, будь то психологическое, домашнее или сексуализированное, это потребность установить свою власть и контроль. Потребность создать вертикаль: я хозяин, а остальные на уровне вещей. Это не партнерские отношения. При этом в обществе, особенно сейчас, принято замалчивать, терпеть издевательства, не выносить сор из избы. У пострадавших и живущих в таких семьях всегда страх перед тем, что скажет общество. А оно, как правило, осуждает именно пострадавшую сторону. И только просвещением можно изменить эту точку зрения».

Тренинги для школьников и студентов

Центр «Сестры» с 1996 года до середины 2000-х занимался такой просветительской деятельностью среди школьников старших классов, учащихся колледжей, студентов вузов. На тренингах «Профилактика сексуального насилия среди молодежи» специалисты рассказывали, что такое насилие, как его определить, как защищать свои права.

«Люди часто думают, что сексуальное насилие начинается и заканчивается изнасилованием. Но форм насилия существует огромное количество. Это могут быть приставания, особенно в транспорте, оскорбительные высказывания и комментарии вслух и в соцсетях, особенно с употреблением ненормативной лексики, выкладывание интимных фотографий в доступные контенты без согласия того, кто на них изображен, в том числе детей, и еще много чего», — говорит Надежда Замотаева.

Во время тренинга специалисты центра учили молодых людей отстаивать свою позицию в споре ненасильственным способом.

«Навязываемое обществом псевдомужское поведение, когда добиваться своего нужно любым путем, а женское «нет», на самом деле подразумевает «да», — это все мифы, которые поддерживает наше общество, и от этого они становятся нормой. Нормализация насилия в обществе и отсутствие правовой поддержки пострадавших – одна из причин повышения агрессии в обществе и насилия в семьях», — утверждает Замотаева.

Фото: pixabay.com

Но образовательные программы для старших школьников центру пришлось закрыть в связи со вступлением в силу закона от 29.12.2010 N 436-ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». В документе сказано, что запрещается распространять информацию, отрицающую семейные ценности, и накладываются ограничения на просветительские программы раннего сексуального воспитания детей.

Работа в вузах и колледжах продолжалась до тех пор, пока хватало финансовых ресурсов.

В  2000-х «Сёстры» также проводили тренинги и с представителями правоохранительных органов. Но сейчас, говорит руководитель центра, такой диалог с силовыми ведомствами невозможен.

«Власть отдалилась от общества. Хотя взаимодействие вроде как не запрещено, но и не рекомендовано. Это мы узнали, когда приглашали сотрудников внутренних дел на открытую дискуссию в прошлом году, чтобы обсудить статистику изнасилований: сколько мы фиксируем, сколько МВД, сколько дел доходит до суда (менее 1%). При этом приговор не всегда обвинительный. Нам пришло ответное письмо на приглашение, в нем говорилось, что не видят целесообразности присутствия на нашем мероприятии».

Но когда речь идет о сексуализированном насилии в отношении детей, сотрудники полиции проявляют заинтересованность и запрашивают в центре информацию.

У центра сохранились программы тренингов среди социальных работников. Но пока на них не хватает средств. Единственный выход — грантовая помощь и частные пожертвования, которые сейчас составляют более половины бюджета организации.

В этом году центр «Сестры» отмечает 25-летие. Независимая благотворительная организация работает в Москве с 1994 года: оказывает кризисную поддержку пережившим сексуальное насилие и их близким по телефону доверия, кризисной почте и скайпу, проводит очные психологические консультации, ведет активную просветительскую деятельность.

Подписывайтесь на канал АСИ в Яндекс.Дзен.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем

«Почему на насилие закрывают глаза?» История стилистки, которая создает новый образ для жертв абьюза

В Самаре два года существует волонтерский проект «Знание остановит гендерное насилие». Его участники бесплатно помогают людям, которые находятся в ситуации насилия: жертвам, свидетелям, а также…

Что произошло с «чеченской невестой»?

Разбираемся в запутанной истории Заиры Сугаиповой — девушки из Чечни, которая сначала ушла из родительского дома в кризисный центр «Китеж», а потом — объявила, что…