Фото предоставлено Центром развития филантропии

Российский и китайский благотворительный сектор по уровню развития и зрелости вполне сопоставимы – и по количественным показателям, и по тем вызовам, с которыми они сегодня сталкиваются. К такому выводу пришел Роман Склоцкий, директор Центра развития филантропии Благотворительного фонда Владимира Потанина, ознакомившись с аналитическим отчетом Philanthropy in China («Филантропия в Китае»).

Аналитический отчет о состоянии китайской филантропии, подготовленный Asian Venture Philanthropy Network при поддержке The Rockefeller Foundation, показывает, что благотворительность в Китае развивается в ускоренном темпе. Переломным в этом отношении годом стал 2008-й – год Олимпиады в Пекине и сильнейшего за 25 лет землетрясения в провинции Сычуань. Именно с этими событиями часто связывают более чем 35-кратный рост пожертвований – с 440 млн долларов США в 2007 году до 16,1 млрд в 2008-м.

В 2017 году общий объем пожертвований в Китае составлял уже 23,4 млрд долларов. Пока это небольшая доля в ВВП, всего 0,2%, но темпы прироста пожертвований в последние годы стабильно превышают темпы прироста китайского ВВП.

Вклад корпораций и корпоративных фондов

Доминирующую роль в этом процессе играют корпорации и корпоративные фонды. Их доля в общем объеме пожертвований в 2016 году составила 65%, 14,2 млрд долларов США. Бизнес чувствует растущее давление, и ему приходится все больше вкладывать в социальные изменения. Сказывается и влияние налоговых стимулов: налоговый вычет на пожертвование в Китае может достигать 12% от годовой прибыли – при корпоративном налоге на прибыль в 25%. По состоянию на 2016 год в Китае было зарегистрировано 1 002 корпоративных фонда.

В России объем корпоративных пожертвований меньше в разы: 2,6-3,5 млрд долларов США в 2016 году (здесь и далее для России приводятся данные экспертов Центра управления благосостоянием и филантропии Московской школы управления Сколково, пересчет в доллары по среднегодовому курсу). И значительно меньше корпоративных фондов. Точных данных на этот счет нет, но их едва ли больше нескольких десятков.

Фото: «Shanghai: The Bund» by ehpien is licensed under CC BY-NC-ND 2.0

Вклад индивидуальных жертвователей

На втором месте — индивидуальные пожертвования. В 2016 году они составили 21% общего объема пожертвований, порядка 4 млрд долларов США. Более свежие данные позволяют представить пропорции крупных и массовых пожертвований в этой сумме. Например, в 2018 году топ-100 китайских филантропов пожертвовали на благотворительность и образование 3,3 млрд долларов США. Есть также данные об объеме массовых пожертвований, собранных в Китае через 12 ведущих фандрайзинговых платформ – всего около 387 млн долларов.

Если сравнивать китайские показатели с российскими, сразу бросается в глаза разница в объеме массовых пожертвований — более чем в пять раз в пользу России. И это при 10-кратной разнице в численности населения в пользу Китая.

Объем массовых пожертвований в России в 2016 году составил 2,2-2,5 млрд долларов США в 2016 году. Даже учитывая приблизительный характер оценки, разрыв, действительно, впечатляет.

По данным CAF World Giving Index 2018 (Мировой индекс благотворительности), только 14% населения Китая старше 15 лет жертвует НКО. Несложно посчитать, что сумма среднего пожертвования не превышает 2,5 доллара в год.

Объем крупных частных пожертвований в России оценивается на уровне 0,6-1 млрд долларов США. При этом информация о пожертвованиях российских владельцев капиталов непрозрачна, приблизительна и вполне может варьироваться в обе стороны. В 2018 году в Китае насчитывалось 819 долларовых миллиардеров, в России – 106 (согласно ежегодному рейтингу Forbes «200 богатейших бизнесменов»).

Крупные частные пожертвования

В Китае большинство владельцев капиталов распределяют средства на благотворительность через четыре основных канала: собственные фонды, благотворительные трасты, специальные фонды на сторонних платформах, именные фонды (DAF — donor-advised fund) и прямые пожертвования в НКО.

Благотворительные трасты появились в 1996 году. К 2018 году было зарегистрировано 105 таких трастов с общим объемом средств 239 млрд долларов. Эксперты отмечают, что это очень слабые показатели. Основная причина – отсутствие налоговой политики по стимулированию развития этого механизма.

Более популярны специальные фонды, создаваемые под «шапкой» государственных или просто очень известных фондов. Они позволяют благотворителям не только получать налоговые льготы, но и снижать риски: за использование средств отвечает профессиональная команда. А в случае с государственными фондами есть еще и дополнительные бонусы в виде хороших отношений с государством.

Именные фонды появились в Китае в 2017 году. В отличие от специальных фондов они позволяют благотворителям выбирать для поддержки разные проекты и организации. Кроме того, именными фондами может управлять третья сторона – инвестиционная компания, а специальные фонды полностью контролируются и управляются самой некоммерческой организацией. Как и в случае с благотворительными трастами, развитие именных фондов зависит от стимулирующих налоговых мер.

Самый понятный для нас инструмент крупных частных пожертвований – частный благотворительный фонд. В 2017 году в Китае было зарегистрировано 6 322 благотворительных фонда.

По экспертным оценкам, только 1% частных фондов в Китае – грантодающие, остальные реализуют исключительно собственные проекты. Это свидетельствует о низком уровне доверия китайским некоммерческим организациям, сомнениях в том, что они могут работать эффективно.

Для сравнения в США 92% всех действующих фондов занимаются распределением грантов.

По данным Минюста РФ, в России зарегистрировано более 11 тыс. организаций с организационно-правовой формой «фонд». Точное количество частных благотворительных фондов неизвестно, но интерес к частной благотворительности растет, о чем свидетельствует, например, первый рейтинг Forbes «20 лучших благотворительных фондов богатейших бизнесменов России».

Ключевые тренды и перспективные направления

К ключевым трендам развития китайского некоммерческого сектора можно отнести следующие:

  • Формализация и профессионализация отрасли: возникает потребность в профессиональных сервис-провайдерах и посредниках, способных делать работу сектора более эффективной.
  • Финансирование ранее непопулярных направлений: например, развитие и поддержка молодежи, борьба с изменением климата и т.д.
  • Создание устойчивых финансовых моделей и масштабирование: муниципальные органы власти все чаще поддерживают НКО и социальных предпринимателей по модели поставщиков социальных услуг. Фонды экспериментируют с новыми инструментами социальных инвестиций, такими как беспроцентные ссуды или покупка доли в социальном предприятии.
  • Революционное развитие технологий: современные технологии снижают барьеры для осуществления филантропической деятельности, происходит геймификация участия в благотворительности, создаются креативные решения, работающие на вовлечение массовых доноров.

Главные вызовы

В то же время перед китайским благотворительным сектором стоит ряд вызовов, которые часто тесно взаимосвязаны с трендами и возможностями. Это и развитие инфраструктуры отрасли, и приход «грантодающей» модели работы фондов на смену операционной, и формирование партнерств с прогрессивными китайскими компаниями. И, несомненно, это развитие человеческого капитала, поскольку сектору остро необходимы профессионалы и лидеры будущих поколений.

Примерно в ногу

В целом этот краткий экскурс в современную китайскую филантропию демонстрирует, что российский и китайский благотворительный сектор идут примерно в ногу, и каждый из них в чем-то опережает другого, в чем-то находится в догоняющей позиции. С одной стороны, это означает, что изучение опыта друг друга, безусловно, может способствовать более быстрой и эффективной реализации инноваций. С другой — обеим странам необходимы новые импульсы для развития, и часто эти импульсы можно найти только за пределами сообщества равных.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем

СОЛЬ: о предупреждениях, рейтингах и рекордах

Традиционная пятничная рубрика обозревателя Агентства социальной информации — об административной ответственности, движении вверх по рейтингу частной благотворительности и итогах двухлетней работы по распределению президентских грантов.

Россия вновь поднялась в мировом рейтинге благотворительности

Исследование Британского благотворительного фонда CAF показало общемировую тенденцию сокращения доли тех, кто делает благотворительные пожертвования, и увеличение количества людей, помогающих незнакомцам и занимающихся волонтерством.