Фото: Анна Иванцова, специально для БФ «Абсолют-Помощь».

Как творчество помогает подросткам из школы-интерната.

В Московской области в маленькой деревне Райсеменовское под Серпуховым есть частная инклюзивная школа-интернат «Абсолют», где учатся дети-сироты и дети из приемных семей, многие — с особенностями развития. Это целый современный городок: яркие корпуса с витражными окнами, игровые и спортивные площадки, современные мастерские, где дети учатся шить, готовить еду, столярничать.

Пять лет назад эту школу построил благотворительный фонд «Абсолют-помощь», помогающий тяжелобольным детям, сиротам и выпускникам коррекционных школ-интернатов. Общественное мнение в отношение таких детей постепенно меняется, но по-прежнему распространены стереотипы. Например, что их можно лишь жалеть, что у них нет потенциала развития. Школа «Абсолют» хочет сделать так, чтобы к выпуску у учеников были силы встать на ноги и жить достойно. Однако дать шанс на будущее таким детям не просто. Нужно работать не только с их настоящим, но и помочь разобраться прошлым.

Детская площака у школы-интерната. Фото: Анна Иванцова, специально для БФ «Абсолют-помощь»

«Благополучное будущее — перспектива, не типичная для наших детей. Очень часто, уйдя из приемной семьи (опека заканчивается в 18 лет) и уехав из школы в свои квартиры, которые разбросаны по всему Подмосковью, дети быстро становятся маргиналами. Их легко сделать управляемыми, они оказываются в дурных компаниях, попадают в преступные группировки», — рассказывает заместитель директора по инновациям школы-интернат “Абсолют” Марина Семенович.

По словам Семенович, преподаватели готовят детей к будущему. Помогают им понять, что нужно каждый день ходить на работу, общаться с начальником, даже если он тебе и неприятен, делать не очень интересные вещи, самому планировать свой бюджет.

В воскресенье, 10 мая, в школе открылась выставка «Мой музей настоящего». Это совместный партиципаторный проект, то есть созданный не только для детей, но и вместе с ними, фонда «Абсолют-помощь» и Политехнического музея. На детской площадке школы-интерната размещены объекты в специальных экспозиционных кубах. И каждый куб – маленький музей одного человека. Музей личных потребностей и жизненных вопросов.

Мечты и тревоги о главном

«Почему мне не хватает крыльев? Потому что я хочу полетать. Потому что мне это интересно! Я лечу над Москвой и вижу траву, дома, деревья. Я чувствую свободу. Это отдых от школы и учебы. Я хочу перелететь с директором в Европу и увидеть море». Так подписал свою работу «Коробка с крыльями» Артем Шмыков.

«Коробка с крыльями» Артема Шмыкова. Фото: Анна Иванцова, специально для БФ «Абсолют-помощь»

Артему 13 лет. Десять из которых он передвигался на инвалидном кресле. Потом ему сделали несколько операцией, и теперь он ходит своими ногами. А еще у Артема нет близких. Семь приемных семей забирали его к себе, но, к сожалению, не сложилось.

«Крылья – это символический жест, очень животрепещущий, кровоточащий, — говорит участница проекта, которая работала с детьми, скульптор Маяна Насибулова. — У Артема плохо работают руки, поэтому мы были его руками. Он очень здорово объяснял свои идеи, четко понимал, чего хочет. Этот мальчик, лишенный некоторых физических функций и лишенный семьи, в эти крылья вложил свои мечты: стать спортсменом, выбраться за пределы интерната и путешествовать».

Сначала в проекте было сорок участников, но сегодня на площадке мы видим только двадцать законченных работ. Насильно участвовать в создании выставки подростков никто не заставлял. Поэтому остались только те, кто нашел в себе смелость преодолеть страх — приоткрыть часть своей души.

«Комета судьбы», которая прилетает один раз в год, чтобы предсказать судьбу нашей солнечной системы, — работа Саши Одинцова. Ему 16 лет, с девяти лет он живет в приемной семье. Любит собирать конструктор, заниматься творчеством. Хочет стать автомехаником, считает, что у него есть потенциал. Замдиректора школы-интернала отметила, что Одинцов умеет хорошо фотографировать, участвует в программе ранней профориентации и основ профессиональной подготовки школьников JuniorSkills.

«Комета судьбы» Саши Одинцова. Фото: Анна Иванцова, специально для БФ «Абсолют-помощь»

«Я с самого детства начал увлекаться кометами, звездами, планетами. В пять лет где-то. Я тогда жил в интернате. Мне рассказала про космос мой учитель Татьяна Владимировна. Потом я энциклопедии про это брал в библиотеке, — рассказывает Саша. — У моей кометы перевернутая улыбочка, ей сложно давать Земле судьбу, потому что судьба — это сложная шутка. Но я выбрал для своей работы самые яркие цвета. Не люблю черный и серый, они говорят про горечь и разочарование. Я уверен, что судьба у нашей планеты счастливая. Она будет самой красивой, и круглый год будет лето, потому что всем хочется тепла, позагорать и поплавать».

Свете Клавиной повезло с приемной мамой, она — любимый ребенок в семье. Света хочет стать врачом, как ее тетя-педиатр, и потому что важно кому-то помогать.

«Моя работа называется “Награды для профессий у которых нет наград”. Я считаю, очень обидно, что не у всех профессий есть награды. Я выбрала психолога, фиксика и работника фастфуда, — рассказывает Света. — Фиксики живут во всяких приборах и технике, чинят ее. Психологи выслушивают людей, помогают им избавиться от депрессии, завести друзей. Я не ходила к психологу, но много слышала от своих друзей из школы, что они добрые. Работники фастфуда вообще — важные люди, днями и ночами они готовят нам вкусную еду, всегда встречают нас с улыбкой”.

“Награды для профессий у которых нет наград” Светы Клавиной. Фото: Анна Иванцова, специально для БФ «Абсолют-помощь»

На выставке есть работы детей, живущих в кровных семьях. Но, как и приемные, такие семьи бывают очень разные.

«Дом темноты», который сделала Алина Замараева прошибает своей откровенностью.

«Я решила сделать дом темноты, потому что я ее не боюсь. Я это поняла, когда однажды проснулась в темноте. Не бойтесь темноты!», — написала девочка.

«Темнота – ее защита, такой мир ей понятен, — говорит о девочке Марина Семенович. — Алина из родной, но социально неблагополучной семьи. Ее мама пьет и не очень может следить за ребенком. Но Алина каждые выходные рвется к ней, общение с мамой – для нее самое главное». На выставку Алина не пришла, потому что встречи с мамой важнее.

“Дом темноты” Алины Замараевой. Фото: Анна Иванцова, специально для БФ «Абсолют-помощь»

Роман Ананьев тоже живет в кровной семье. Хорошо учится и, вроде бы, у него все в порядке. Тем не менее, его работа «Покажи себя изнутри» говорит о том, что в душе его заложена мина, и если кто-то захочет вторгнуться в его внутреннее пространство, возможен взрыв. Вот что он пишет: «Много людей в нашем мире являются замкнутыми к другим людям. Эта картина показывает, как им бывает сложно, когда люди заставляют их «приоткрыться», «показать себя изнутри», и из-за этого они еще сильнее замыкаются. Людей заставлять не надо».

Маяна Насибулова говорит, что из общения с Ромой было понятно, что его беспокоит идея самореализации и раскрытия себя, своей личной продуктивности. «У Ромы оппозиция внутри и он это высказывает. Например, сделал взрослое заявление, что хотел бы управлять своим вниманием, что ему не хватает концентрации. Его очень парит, что он ленится, мало читает. Я думаю, что его работа про потенциал. Он прекрасно осознавал, что военная эстетика делает его работу жестковатой. Стеснялся эту работу показывать, может быть поэтому не пришел сегодня на открытие», — сказала скульптор.


«Покажи себя изнутри» Романа Ананьева.  Фото: Анна Иванцова, специально для БФ «Абсолют-помощь»

Почему в «Абсолюте» решили сделать партиципаторный проект

Подростки о многом не рассказывают учителям и родителям. Чтобы узнать, как с точки зрения старшеклассников устроена жизнь в «Абсолюте», пригласили социологов из Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» (НИУ ВШЭ). Они провели шестнадцать интервью. Расспрашивали подростков, чем они интересуются, думают ли уже сейчас про профессию, как видят будущее после выпуска.

«У ребят очень небольшой круг взрослых — только учителя и родители. Соответственно они видят мало ролевых моделей поведения и профессиональных траекторий, — рассказывает социолог НИУ ВШЭ Варвара Кобыща. — Большинство из них живут в многодетных приемных семьях, где родители чаще всего ничем не занимаются, кроме обеспечения этой семьи. Здесь многие мальчики хотят стать учителем физкультуры. Потому что им нравится школьный учитель, он для них авторитетный взрослый, и это единственный вариант будущей профессии, который приходит им в голову».

Для учеников «Абсолюта» кураторы, художники, скульпторы, с которыми они работали над выставкой, – это необычные люди с нестандартными профессиями. По мнению Варвары Кобыща, знакомство и совместная деятельность с людьми, работа которых выбивается из обычных представлений о карьере, должны немного расширить горизонты школьников.

Творческий проект «Мой музей настоящего» еще хорош тем, что он в принципе про свободу, а не про четкий режим и правила, чего и так много в школе-интернате.

«Наша выставка про разную свободу, — говорит куратор проекта Егор Ларичев, — Про свободу выражения мысли. Про свободу творчества. Про свободу финансовую, если вы становитесь успешным художником».

Куратор проекта Егор Ларичев. Фото: Анна Иванцова, специально для БФ «Абсолют-помощь»

Ларичев – известный московский куратор, в прошлом году сделал 44 выставки по всей России. Однако в таком социальном проекте ему довелось работать впервые.

«Я отец троих дочерей, поток их любви, который я ощущаю постоянно, я особенно начал ценить, когда познакомился с детьми из интерната, — рассказывает он. — Преодолеть гигантскую дистанцию, на которой они от тебя держатся, очень сложно. Это требует огромных моральных и физических сил. Наладить диалог с ними – это как камни ворочать. После первой нашей встречи я лежал дома два часа. Мы три месяца работали нам тем, чтобы выяснить, чего им не хватает для счастья. И вывести это из плоскости каких-то банальных, нужных, но не уникальных вещей — бабло, тачки… Мы пытались спровоцировать их на какое-то творчество, чтобы они придумали идеи и мы вместе их воплотили».

Для Маяны Насибуловой самым сложным в проекте тоже было найти контакт с подростками. С раннего детства этих детей предавали взрослые, и они совсем не испытывают доверия к незнакомым людям.

«Они не готовы открыться сразу, долго тебя отталкивают, нужно постоянно проявлять настойчивость. Этим детям крайне нужно искреннее внимание, чтобы их замечали. Мы разговаривали с ними обо всем: каких реперов они слушают, какие кроссовки носят. Нужно было приблизиться к их интересам, чтобы понять, что для них важно», — сказала скульптор.

Насибулова считает, что увидеть какие-то изменения в подростках в результате проекта быстро нельзя. У них было много испытаний, с которыми не честно сталкиваться в детском возрасте. И очень сложно компенсировать отсутствие той поддержки и любови, которую должны были давать родители с самого начала. После выставки Саша Одинцов сказал Маяне, что не любит собой гордиться и не умеет этого делать. «Я ему много раз говорила, что он классный и работа у него классная. Но почти у всех этих детей низкая самооценка. У них не было поддержки раньше. Чтобы помочь им поверить в себя, нужна большая постоянная работа», — сказала Маяна.

Скульптор Маяна Насибулова и Сашей Одинцовым. Фото: Анна Иванцова, специально для БФ «Абсолют-помощь»

В начале проекта почти все дети не верили, что из этого что-то выйдет. И двадцать работ на детской площадке стоили не детских усилий всем участникам проекта.

Замдиректора школы-интерната надеется, что подростки запомнят эти ощущения: что они могут довести работу до конца, что их внутренний мир кому-то интересен, что можно, оказывается, не врать, а приоткрыться и никто тебя не обидит.

Выставку «Мой музей настоящего», сделанную подростками из «Абсолюта», этой осенью можно будет увидеть на одной из площадок Политехнического музея. Точная дата пока неизвестна.

Открытие выставки “Мой музей настоящего”. Фото: Анна Иванцова, специально для БФ «Абсолют-помощь»

Подписывайтесь на телеграм-канал АСИ.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем