Елена Тополева. Фото: Вадим Кантор. Фото: Вадим Кантор

Директор АСИ Елена Тополева познакомилась с некоммерческим сектором Франции и нашла немало сходств с российским.

В России зарегистрированы примерно 220 тысяч некоммерческих организаций и хорошо, если хотя бы пятая часть из них работает активно. При этом часто возникает вопрос: «Зачем нам вообще так много НКО?» Недавно мы с коллегами побывали во Франции, где познакомились с работой местных некоммерческих организаций и существующей системой господдержки. Так вот: во Франции, население которой в два раза меньше российского, зарегистрировано 1,3 миллиона НКО. Так что у нас еще есть большие ресурсы для институциональной гражданской самореализации.

Оказалось, что во Франции большая часть НКО — 24,4% — работают в сфере спорта и 20,5% — в сфере культуры. Речь не о профессиональном спорте и культуре, а о том, что мы называем секциями и кружками. Чаще всего это организации внешкольного досуга, которые ведут деятельность по социализации детей, работают с трудными подростками. С помощью этих организаций и взрослые люди тоже получают возможность активно провести свободное время.

В России же «спортивные НКО» — это прежде всего крупные спортивные профессиональные федерации, которые получают значительную господдержку. Но это другая история. Профессиональный спорт важен, но он не заменяет вовлечения простых граждан в физическую активность. Мне кажется, что этой сфере и нам нужно будет уделить больше внимания.

В России мы много говорим о профессионализации НКО и о том, что третий сектор – это потенциальный рынок труда. Если честно, для нас это пока лишь некий ресурс, наша надежда на будущее. В реальности рабочих мест в НКО мало: по данным Росстата за 2017 год, в некоммерческом секторе работало всего 630 тысяч человек – менее 1% от трудоспособного населения. Во Франции эта цифра составляет 5% – 1,8 миллиона рабочих мест. Интересно, что в тех НКО, которые мы посещали, работают люди разных возрастов. На мой взгляд, это важно с точки зрения взаимной поддержки, обмена опытом, компетенциями. Старшее поколение дает свой опыт, взвешенность при принятии решений, а молодежь – энергию и творчество. Если наш сектор будет активно развиваться дальше, то он тоже станет очень перспективным рынком труда.

У французов достаточно сильно развита система государственной поддержки.

Многие процессы выстроены как у нас, но во Франции они появились гораздо раньше. Когда мы посетили мэрию Парижа, иногда казалось, что мы находимся в Комитете общественных связей Москвы. У них тоже есть сеть районных ресурсных центров, предоставляют субсидии, оказывают образовательную и консультационную поддержку. Есть во Франции и аналог нашей Общественной палаты – Совет по вопросам экономики, общества и окружающей среды, который очень заинтересован в развитии сотрудничества с Россией.

Много интересного происходит и на республиканском уровне. Они решили унифицировать поддержку НКО по всей стране и сделать единую электронную базу данных организаций, получающих помощь от государства. Такая задача поставлена и у нас – аналогичная база данных будет создана на площадке Фонда президентских грантов. Но они пошли еще дальше и решили, что по всей стране НКО будут подавать заявки на бюджетное финансирование и готовить отчеты по единой форме. Это должно облегчить работу и сделать сопоставимыми их проекты и результаты. Мне кажется, это хорошая идея и нам тоже стоит об этом задуматься.

Интересно, что на республиканском уровне во Франции выдается два типа субсидий: средства на развитие организаций, которые хотят расширить деятельность, и субсидирование некоторых ставок в НКО. Воспользовавшись такой субсидией, НКО может получить софинансирование определенного количества ставок. Такие субсидии выдаются, учитывая минимальный размер оплаты труда, что не может превышать 7 тысяч евро на человека в год.

Более трети всех взрослых граждан Франции – волонтеры. При этом 35% волонтеров – старше 65 лет, а 25% – в возрасте 35-49 лет. У нас также развивается «серебряное волонтерство», но эта сфера все равно в первую очередь ассоциируется с молодым возрастом. На примере других стран мы видим, что люди старшего возраста – это серьезный ресурс для общественного развития.

Было очень приятно, что нас везде очень хорошо встречали, охотно делились опытом, приглашали к сотрудничеству. У нас непростые межгосударственные отношения со многими европейскими странами, но поддерживать общение на уровне институтов гражданского общества было бы полезно всем.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем