Фото: Центр «Благосфера».

В центре «Благосфера» прошло открытое интервью с экс-министром Франции по социальным и гуманитарным вопросам, одним из основателей одной из самых известных международных гуманитарных организаций «Врачи без границ», создателем Службы срочной медицинской помощи (SAMU medical), во многом перекроившей технологию социальной работы в разных странах мира, президентом и основателем Samusocial International.

О гуманитарной помощи и парадоксах человечества

Гуманитарная помощь – вещь прагматическая. Приведу в пример мою работу в организации «Врачи без границ». Мы были врачами, поэтому были готовы к тому, чтобы оказывать помощь в чрезвычайных ситуациях. Когда людям сложно физически или психологически и они страдают от этого, для доктора вмешательство в такой процесс — логичное продолжение профессии. С другой стороны, нам было сложно совмещать работу в больнице, за которую платили зарплату, с добровольческой работой, за которую мы не получали денег, но были ведомы ценностями, для нас это было важно.

Большинство людей думают, что гуманитарная помощь в чрезвычайных ситуациях нужна где-нибудь далеко: в Юго-Восточной Азии, Африке, Латинской Америке. Человеку свойственно считать, что несчастья случаются с кем-то, только не с ним.

Но вместе с этим, наша жизнь состоит из двух основных элементов: ежедневных обычных дел и жизни, что называется, трагической. Помимо того, что мы каждый день занимаемся рутинными делами, нам свойственно задаваться философскими вопросами: «Обладаю ли я чувством эмпатии? Свойственны ли мне какие-то высокие порывы? Могу ли я помогать?» Реализовать такие порывы как раз позволяет благотворительная деятельность.

Фото: центр «Благосфера»

Каждый может оказаться исключенным из общества

Помощь может понадобиться любому человеку абсолютно по разным причинам. Это могут быть психиатрические проблемы, употребление наркотиков, алкоголя. Примеров очень много. Старики в каком-то смысле являются исключенными из общества, абитуриенты, не поступившие в университет, люди с терминальной стадией рака, безработные. В современном мире от подобных ситуаций никто не застрахован.

Мы думаем, что посттравматический синдром возникает только после серьезных террористических актов, на самом деле это не так. Когда человек долгое время находится в тяжелой ситуации, он создает паттерны, связанные с посттравматическим синдромом.

Просто это не так очевидно и такая деградация происходит постепенно. Человеку трудно признать себя социально исключенным, и он проходит несколько стадий. Первая — стадия агрессии. Когда человек активно борется за свое место: он говорит: «Я такой же, как вы. У меня такие же права и нужды. Помогите мне!» Чем больше он стремится к обществу, тем больше общество его отталкивает. Вторая — стадия депрессии. Человек уже не совершает активных шагов, он делает вид, что ничего не происходит. Именно в это время чаще всего бывает наркомания, алкоголизм и остальные зависимые вещи. Третья — стадия фиксации. Человек чувствует себя свободным и независимым. Но на самом деле это защита от реальной ситуации, которая с ним происходит. Затем наступает стадия забвения, назовем ее так. И это тот момент, когда нужна поддержка некоммерческих организаций.

Философия идеальной социальной помощи

Катары (одна из ветвей раннего христианства) говорили, что единственная значимая вещь, которую мы можем сделать друг для друга, это помочь пережить тягости бытия. Вот это и есть то, что НКО делают для своих подопечных: берут на себя часть тягот для того, чтобы человек мог справиться с этим и продолжать жить.

Фото: центр «Благосфера»

Как мы устроены по своей природе? Пока ребенок находится в утробе матери, она его кормит, он чувствует себя в абсолютной безопасности, у него все прекрасно. Родившись на свет, малыш в идеальной ситуации окружен любовью родителей и других родственников. Когда он становится молодым, то ощущает себя полным сил, обаяния, перед ним много возможностей. Когда достигает зрелых лет, у него есть работа, деньги, власть, он хочет любви и понимания общества. Постарев, он будет искать понимания и помощи у врача. Мы на всех этапах жизненного пути хотим, чтобы нас любили, воспринимали и нам помогали.

Государство и благотворительность

Нужно ли государство благотворительности? И может ли благотворительность (особенно в части помощи в чрезвычайных ситуациях) работать без государства? Эта дискуссия идет бесконечно. Но это не конфронтация, а именно обсуждение. Есть, как я называю его, «холодный» подход. Когда государство считает, что граждане одной страны равны и, исходя из этого, всем поровну перераспределяет целый ряд вещей, не только денег. Благотворители же заявляют, что не все люди равны: есть те, которые чувствуют себя комфортно в этой жизни, а есть те, кто страдает и болеет. Такой подход более «горячий». Это та ценность, которую привносят в нашу жизнь и работу НКО со своими проектами.

Органы государственной власти всегда крайне консервативны. Они не хотят, чтобы НКО приходили к ним и рассказывали, как нужно работать, потому что считают, что сами знают, как это делать самым лучшим образом. НКО необходимо учиться находить общий язык с различными представителями органов государственной власти. Однако это довольно напряженно. Власть любой страны относится с неким принижением к НКО. Но и НКО не уступают и говорят, что государство ничего не понимает в социальных проблемах. Пример из Камеруна: взорвалась канистра с бензином, погибли сто человек. На сессию врачей, как помогать в этой чрезвычайной ситуации, пришел представитель власти и сказал: «Уходите отсюда, вы здесь не нужны, мы сами справимся». Хотя все знали прекрасно, что они не справятся. Переговоры необходимы постоянно, это универсальная история. НКО должны быть к этому готовы и не обижаться.

Фото: центр «Благосфера»

Учиться помогать профессионально

Чтобы работать в благотворительности, недостаточно иметь широкое сердце и желание помогать. Это необходимые условия, но для эффективного управления проектами обязательно нужны профессиональные знания. Расскажу на своем примере. Как-то на улице в Париже я подошел к бездомному и предложил поесть и отдохнуть в нашей передвижной палатке. Он не отреагировал, и я приблизился к нему второй раз, а он поднялся и стал драться.

У людей, живущих на улице, потеряны коды, которые защищают нас в реальной жизни. Условно говоря, если нам что-то не нравится, мы устали, хотим побыть одни, мы можем пойти домой, скрыться. У бездомного нет такой возможности, нет таких барьеров защиты. Поэтому он возвращается к архаичным формам защиты себя.

Ударивший меня человек сидел на картонке, она была пространством, которое он очертил себе как границы. Я случайно наступил на эту картонку, человек воспринял это как акт агрессии и отреагировал так, как считал нужным. Других способов защиты себя в этой ситуации у него не было.

Фото: центр «Благосфера»

Другой пример. К нам пришел человек с поврежденной ногой, мы приклеили ему лейкопластырь и сказали приходить в среду, но он не пришел. Потому что у людей, которые находятся в социально уязвимых кластерах общества, нет понятия времени.

Это у нас есть понедельник, вторник, среда и так далее, а у этих людей нарушены все социальные связи с миром. И если мы не будем понимать, как организован их мир, профессиональная помощь системного характера невозможна. Люди, работающие с такими категориями населения, должны понимать, кто они такие и как найти подход.

Передавать опыт молодым

Есть такое понятие, которое мы потеряли в сегодняшнем мире, — обряд инициации. Когда взрослые люди помогают молодежи пройти некое количество ритуалов, иногда болезненных, чтобы стать взрослыми. Это то, что культуры, которые мы называем примитивными, используют у себя довольно часто. Я открыл еще одну организацию, где собрал врачей, средний медицинский персонал, преподавателей университетов, которые сейчас на пенсии. Они будут рассказывать молодежи о своем пути, передавать ценности и знания.

У нас в мозгу есть некоторые нейроны, так называемые зеркальные, которые позволяют нам брать пример с того, кто для нас значим. Я всегда хотел быть хорошим примером своим детям, внукам и другим людям, которые от меня этого примера ждали. Мне повезло встретить на своем пути людей, которые нуждались в том, чтобы им объяснили, научили, показали. Я благодарен всем своим сотрудникам, соратникам, партнерам, с которыми прошел жизненный путь. Я стал тем, кто я есть, во многом благодаря им, поэтому подавать пример и перенимать опыт крайне важно.

Фото: центр «Благосфера»

Милосердие выше справедливости

В современном обществе продолжается дискуссия: милосердие выше справедливости или нет? Давайте разберем пример. Человек пошел в горы и потерялся. У нас же нет вопросов: нужно ли посылать туда войска, вертолеты и спасателей? Это метафизическое решение — человек должен получить помощь, потому что он находится в беде. Такое может произойти с каждым. Ситуация развивается дальше: этого человека спасают, а он оказывается убийцей детей. Но здесь миссия благотворительной организации заканчивается. НКО помогла ему, потому что он имеет право на жизнь, а суд пусть решает, что с ним делать дальше. Если я буду находиться на пешеходном переходе, где произошла автомобильная катастрофа, водитель задавил детей и на данный момент нуждается в помощи, я помогу ему. Такова моя миссия врача и благотворителя, а дальше пусть разбирается государство.

Подписывайтесь на канал АСИ в Яндекс.Дзен.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем

«Факультет нужных дел»: в «Благосфере» открылся научный лекторий

Центр развития социально-культурных проектов и благотворительности «Благосфера» стал партнером научного лектория «Новой газеты». Лекции на «Факультете нужных дел» в «Благосфере» начались с октября 2019 года.

Словарь благотворительности: какие термины использует третий сектор и общество

В центре «Благосфера» впервые представили исследование четырех самых популярных терминов в некоммерческом секторе. Профессор, доктор филологических наук Анна Плотникова в ходе презентации рассказала о значении слов…